Важные новости

«Государственный контроль над силой»: как Россия использует казаков в Крыму

25.12.2020  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика

казак в Крыму

В 2021 году в Черноморском районе Крыма откроется казачий кадетский корпус – специализированная школа интернатного типа, сообщает телеканал «Крым 24». Атаман «Черноморского казачьего войска» Антон Сироткин заявил, что в этом учебном заведении будут преподавать историю казачества, основы православной веры, верховую езду и владение холодным оружием.

Кроме того, крымские власти анонсировали создание в Сакском районе военно-патриотического центра, где к обучению детей привлекут, в частности, казаков. Заместитель председателя российского правительства Крыма Елена Романовская уточнила, что они будут преподавать военную стратегию и тактику, а также проводить культурные мероприятия. Сейчас, по данным властей Крыма, на полуострове в рядах казаков состоит около пяти тысяч человек. В октябре было учреждено государственное казенное учреждение «Казаки Крыма». О том, как эти организации соотносятся с историческим казачеством и международным правом, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Член Крымской правозащитной группы Ирина Седова рассказала Крым.Реалии, почему украинские правозащитники считают обучение крымских детей в казачьих классах нарушением международного права.

– В последние несколько лет мы говорим о том, что в Крыму происходят военные преступления, и мы сообщаем о них в Международный уголовный суд. Преступление заключается в том, что на оккупированной территории пропагандируют службу в рядах армии государства-оккупанта. Российские власти использует казачество, чтобы оно помогало им совершать эти военные преступления: казаки активно спонсируются из бюджета. Подчеркиваю, что на собственной территории государство может воспитывать детей так, как оно считает нужным, в соответствии со своими образовательными программами, но на оккупированной не имеет никакого права склонять детей к службе в армии. Мало того, казаки смешивают милитаристскую пропаганду с религиозной составляющей, и в сознании детей все это смешивается: службу в армии они воспринимают как некий священный долг. Это очень серьезно.

По словам Ирины Седовой, украинские правозащитники также засвидетельствовали, как весной 2014 года люди в казачьей форме способствовали вооруженному захвату Крыма, а затем отправились воевать на Донбасс на стороне группировок «ДНР» и «ЛНР».

– Есть казаки, которые не захотели подчиняться российскому законодательству о государственной службе, и остались вольными. На них сейчас оказывают всяческое давление, в том числе с элементами политического преследования – за критику власти, за акции протеста. А есть казаки, которые получают из бюджета деньги и прекрасно себя чувствуют.

Глава общественной организации «Крымское казачество» Сергей Акимов – как раз один из активистов, которых на полуострове по разным поводам не раз задерживали российские полицейские. Он считает, что милитаризация казачества российскими властями противоестественна и что это движение в Крыму приходит в упадок.

– Испокон веков было так, что в то время, когда родине не угрожает какая-то опасность и нет войны, казак не должен участвовать ни в каких военных формированиях. Он занимается землей: пашет, сеет, убирает урожай. Если начинаются военные действия, он надевает кубанку, папаху – и в бой. Сейчас же нам говорят, что в Черноморском казачьем войске состоит пять тысяч человек. По уставу численность должна быть именно такой, но, если посмотреть их мероприятия, в залах вряд ли собиралось больше тысячи участников. На Кубани и на Дону численность побольше, но в реестр идут на 99% из-за того, что там платят деньги: не будет денег – не будет ничего. То же самое происходит у нас: выделяют мало денег, и казачество распадается. При Украине было 42 организации, а сейчас их более 120, но это рост только на бумаге. Для одной организации достаточно трех-пяти участников.

Сергей Акимов убежден, что настоящее казачество в Крыму развиваться не будет, поскольку в его ряды не приходит молодежь.

– Пусть создают эти казачьи классы – но это дети, которые просто носят форму и ничего не понимают. Кадетские корпуса были еще при Украине в Симферополе и в Алуште, но оба исчезли с приходом России. Сейчас на эти цели выделяют сотни миллионов, и тем, кто их осваивает, надо просто на что-то списать эти суммы.

В январе 2020-го, когда казачьи войска Крыма и Севастополя объединились в «Черноморское казачье войско», глава Крыма Сергей Аксенов признал, что казачество на полуострове помогает российским органам внутренних дел, потому что их «штатной численности, бывает, не хватает для участия в массовых мероприятиях». В июне 2019 года, когда власти Крыма рассматривали вопрос о создании кадетского корпуса, Аксенов сказал, что казачьи дружины могут привлечь для помощи правоохранительным органам, МЧС, пожарной охране и Пограничному управлению ФСБ. Российский журналист Евгений Титов указывает на то, что казачество на службе государства – это нонсенс с исторической точки зрения.

– Изначально казаки – это люди, которые бежали от государства. В их среде сложились определенные демократические традиции. В Краснодаре в 1990-е годы казачество представляло собой определенную силу: если человек не мог найти защиты у правоохранительных органов, то обращался к казакам, и они помогали. С одной стороны, на протяжении последних лет происходит установление государственного контроля над этой силой, с другой стороны размывается казачья идентичность. Казак – это человек, который родился в этих традициях, его предки были казаками. А здесь все устроили на государственный манер: надеваешь форму – и все, ты казак. Подобные структуры создаются во многих российских регионах, деньги выделяются большие. На программу развития казачества в Краснодарском крае, начиная с 2019-го, выделяют более миллиарда рублей в год.

Евгений Титов полагает, что таким образом российские власти нашли занятие для работников расформированных предприятий и людей без специальных навыков.

– В казачестве очень часто оказываются люди без профессии, без образования, непонятно кто. С одной стороны, их контролируют, с другой, это некий отстойник для правоохранительных элит: туда также идут бывшие работники полиции и так далее. Особенно ничего делать не надо, а зарплата отличная. Что касается школьного образования, в Краснодаре была масса казачьих классов, но это все навязывается: муштра, военщина, марши. А то, что навязывается, не может стать внутренним содержанием человека. В Крыму идет похожий процесс. Надо смотреть, кто сидит на казачьих бюджетах и получает деньги.

По данным российского Министерства культуры Крыма, в 2020 году только на мероприятия по популяризации казачьей культуры из бюджета полуострова было выделено около 1,4 миллиона рублей. Ранее сообщалось, что в 2020 году Всероссийское казачье общество получило из федерального бюджета 62,8 миллиона рублей субсидий. На 2021 год им планируют выдать уже 69,7 миллиона рублей, в 2022 году – 71,4 миллиона рублей.


Похожие новости


Темы

Cтатьи

21:20 - 13.01.2021
«Контроль государства увеличится». О новой базе данных жителей
21:31 - 12.01.2021
Эпидемия в Крыму: занижение официальной статистики COVID-19 и проблемы с лекарствами
20:55 - 12.01.2021
Российские миллиарды для Крыма: «Не факт, что люди станут жить лучше»
21:30 - 11.01.2021
Освобождение Крыма. Почему в 2014 году отменили секретную десантную операцию?
21:07 - 11.01.2021
Перенаселение, санкции, военные базы: Крым под микроскопом социально-экономического анализа
20:21 - 11.01.2021
«Гэбисты умеют душить». Наследие бандитского Петербурга
18:32 - 10.01.2021
Индустриальные парки Крыма: шесть лет обманутых ожиданий
18:30 - 09.01.2021
«Ялта такого не заслужила»: что происходит с известными стелами города
20:08 - 08.01.2021
Дегустация в разгар пандемии: в Крыму потратят пять миллионов на гастрофестиваль
19:46 - 07.01.2021
«Позвони мне, позвони»: чего ждать крымчанам от мобильной связи в 2021 году
17:41 - 07.01.2021
«Граница между смертью и жизнью». Новый год во время пандемии
21:00 - 05.01.2021
На критической грани. Будет ли Крым с водой в 2021 году?
20:00 - 04.01.2021
«Пришелец в научном раю»: почему продолжается стройка вокруг Крымской обсерватории
19:32 - 03.01.2021
Севастополь-2020: тернистыми дорогами российского образования – итоги года
18:29 - 03.01.2021
Непрошеные управляющие «закрепощают» севастопольцев
20:21 - 02.01.2021
Севастополь-2020: застарелые болезни российской медицины
21:30 - 30.12.2020
Яхтенная марина в Балаклаве: новая «жемчужина Крыма» или «очередная мегакоррупционная стройка»?
20:40 - 30.12.2020
Афера года: реконструкция Матросского бульвара осталась неоплаченной
21:45 - 29.12.2020
«Красная черта» для Путина: пойдет ли Байден по стопам Обамы?
20:15 - 29.12.2020
Севастополь-2020: экономические итоги года
21:37 - 28.12.2020
Санкции, коррупция или отсутствие рабочей силы? С чем связаны провалы в реализации ФЦП в Крыму
20:39 - 27.12.2020
Крымское село на перепутье: между надеждами и ложью
20:25 - 25.12.2020
Пир во время чумы: чиновники горздрава арендуют кабинеты за сотни тысяч рублей
21:22 - 23.12.2020
Как в интересах Аксенова прослушивали и запугивали крымский истеблишмент
20:25 - 23.12.2020
Непослушные крымские цены
18:25 - 22.12.2020
«Это было политическое заказное дело»: за что судили севастопольца Валерия Большакова
22:02 - 21.12.2020
«Это был обман граждан России». Кому выгодна «потеря» двух триллионов из Пенсионного фонда
20:12 - 20.12.2020
«Займет ценные береговые зоны бухты»: кто продвигает проект яхтенной марины в Балаклаве
18:15 - 20.12.2020
Индекс сладкой жизни в Крыму
18:26 - 19.12.2020
На самокаты в Севастополе пока управы нет

Другие статьи