Важные новости

Каким будет самодержавие Путина? Последствия голосования в России

30.06.2020  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


В 1896 году последний самодержец Николай II назвал размышления о введении в Российской империи конституционного строя "бессмысленными мечтаниями". Отчасти они реализовались в 1906-17 годах. Через столетие эти мечтания исполнились снова в виде второй ельцинской республики. Сегодня поправками к Конституции 1993 года, обнулением сроков правления Владимира Путина вновь создается самодержавное царство. Фарс "плебисцита" с голосованием во дворах и палатках должен подкрепить якобы свободным народным волеизъявлением решение президента править вечно, точнее, пока у него есть такое желание. Ради этого Путин дает разнообразные обещания и скромно подбрасывает денег малоимущим, пишет Радио Свобода.

поправки

Что обещает Владимир Путин? Планы его администрации обсуждают политик и историк Владимир Рыжков, политолог и историк Валерий Соловей.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: В студии у нас политолог, профессор Валерий Соловей, на связи политик и историк Владимир Рыжков. Около 40 миллионов человек – это 37% избирателей, по официальным данным Центризбиркома, уже якобы проголосовали за путинские поправки в Конституцию фактически открыто и без всякого контроля – в палатках, на лавочках, на улице, на багажниках и даже на избирательных участках. На одном из участков Москвы побывал наш корреспондент Артур Давлетшин с вопросом: почему вы пришли голосовать?

Михаил Соколов: Все-таки то, что видели и в провинции, и в регионах, конечно, это выглядит не очень прилично. Почему власть не стесняет то, что голосование превращается многодневное в такую клоунаду, а некоторые даже говорят – в фарс?

Власти наплевать на общественное мнение, ей наплевать на собственную репутацию давным-давно

Валерий Соловей

Валерий Соловей: Это действительно фарс, пока еще не траги-, но, я думаю, траги- мы потом добавим, по подведению итогов, главное, по последствиям. А власти наплевать. Ей наплевать на общественное мнение, ей наплевать на собственную репутацию давным-давно, ей наплевать на репутацию в своих глазах Запада. Сгорел сарай, сгори и хата. Они решили провести этот плебисцит, они считают, что эта модель очень хороша для проведения всех последующих выборов, региональных и общенациональных, сейчас ее апробируют.

Михаил Соколов: В чем суть модели все-таки?

Валерий Соловей: Суть модели очень простая. Во-первых вы голосуете в течение недели, у вас не будет дня голосования, а у вас теперь будет неделя голосования, если повезет борцам за чистоту избирательного законодательства, то три или четыре дня голосования. Второе: электронное голосование, которое показало свою высочайшую с точки зрения власти эффективность.

Михаил Соколов: Эффективность по фальсификациям?

Валерий Соловей: Да, естественно. Оно заранее вводилось с такой целью, нет никакого особого секрета в этом. И там фальсификации носят совершенно безбрежный характер.

Михаил Соколов: Если вы голосуете электронно, вы считаете, ваш голос будет украден?

Валерий Соловей: С вероятностью даже 9 из 10, а 95 из 100, да, он будет украден. Им распорядятся, как захотят. Это не то, что вы опускаете бюллетень. Третье – это просто снятие всех и всяческих даже формализованных преград, наблюдателей и тому подобных заинтересованных граждан.

Михаил Соколов: Вам скажут, что от общественных палат есть же наблюдатели на этом голосовании.

Валерий Соловей: От общественных палат идут только те, кто проходит определенный фильтр по идеологическим, культурным, а возможно, антропологическим соображениям. Если на вашем лице не написано верноподданнического восторга, то вы, может быть, и не пройдете. Можно же в социальных сетях посмотреть, какие вы постики выкладываете – это же прекрасный способ проверки лояльности.

Михаил Соколов: Владимир, вы ведь состоите в Общественной палате города Москвы?

Владимир Рыжков: Да.

Михаил Соколов: Вас проверили на лояльность?

Россию я бы разделил на три части – черная, серая и застиранная белая

Владимир Рыжков

Владимир Рыжков: Я думаю, что картина чуть более сложная, чем ее рисует Валерий. Россию я бы разделил на три части – черная, серая и застиранная белая. Я имею в виду, что когда мы говорим о "черных" регионах – это то, что Дмитрий Орешкин называет электоральные султанаты, там примерно 12-15 миллионов избирателей, чьи голоса никогда не считали и считать не собираются. Думаю, что среди этих 40 миллионов, которые проголосовали, есть и Чечня, и Мордовия, и Дагестан, и другие электоральные султанаты. Они всегда в кармане у Путина, там бессмысленно говорить о фальсификациях, о наблюдателях, там это все не имеет никакого отношения к реальности.

Есть серая зона, большая часть России, где-то члены комиссии еще стесняются фальсифицировать или есть живые представители КПРФ, эсеров, "Яблока" в каких-то регионах. Там фальсификации идут, но в основном по периферии, и менее грубо используется административный ресурс. То, что я называю белое застиранное, белые застиранные регионы, то есть не вполне белые, но все-таки чуть-чуть застиранные, к ним, например, можно отнести ту же Москву, где очень разный состав комиссий, очень много в комиссии людей честных, неравнодушных, порядочных, оппозиционно настроенных и так далее.

Интерес у активной части общества к этому голосованию достаточно низкий

Владимир Рыжков

Если говорить о Москве, то в Москве было принято решение, я принимал в этом участие, что ни один человек из желающих стать наблюдателем отфильтрован не будет. Мне неизвестен в Москве ни один случай, чтобы любой человек, который хотел быть наблюдателем, был бы отстранен и отфильтрован по идеологическим или антропологическим мотивам. Другое дело, что интерес у активной части общества к этому голосованию достаточно низкий, наблюдателей в этом году, судя по всему, независимых и жестких гораздо меньше, чем на последних президентских или думских выборах.

Михаил Соколов: Наблюдать семь день – практически это немыслимая задача. Матвиенко и сказала, что надо проводить все выборы за неделю, очередей не будет, все хорошо. Как вы оцениваете, действительно они могут пойти на еженедельное голосование региональных выборов, думских выборов, президентских выборов?

В Москве семидневное голосование не приведет к таким чудовищным вбросам, фальсификациям, как это будет во многих регионах

Владимир Рыжков

Владимир Рыжков: Я выделил бы здесь Москву в отдельный регион. Потому что мы принимали решение, что ночью, когда сейфы с бюллетенями и ящики с бюллетенями остаются без присмотра, в Москве же идет трансляция голосования, каждый может посмотреть свой или любой соседний участок хоть сейчас, идет видеотрансляция и идет запись голосования. Поэтому в Москве семидневное голосование не приведет к таким чудовищным вбросам, фальсификациям, как это будет во многих регионах, где нет ни независимых наблюдателей, ни ассоциации "Голос", ни видеонаблюдения, ни видеотрансляции. Опять-таки Россия очень пестрая и надо различать различные регионы. Но в целом я абсолютно согласен, что растягивание голосования на несколько дней создает благодатную почву для массовых вбросов, фальсификаций, "каруселей" и прочей мерзости.

Михаил Соколов: Электронное голосование, по-вашему, как? Миллион человек, по-моему, пригнали, какая-то часть сама записалась. Валерий Соловей считает, что украдут эти голоса. А ваше мнение, украдут или блокчейн защитит все?

Люди голосуют и демонстрируют свое голосование против, оппозиционно настроенные люди

Владимир Рыжков

Владимир Рыжков: Мне нужны доказательства того, что украдут. Пока я таких доказательств не встречал. Пока Валерий выдвигает гипотезу, что 10 из 10 голосов украдут, сфальсифицируют и так далее. Я знаю, что очень многие оппозиционно настроенные люди уже проголосовали электронно, и мы видим их бюллетени десятками в нашей ленте друзей в Фейсбуке и в Твиттере. Люди голосуют и демонстрируют свое голосование против, оппозиционно настроенные люди. Поэтому если делается утверждение, что при электронном голосовании все украдут, я хотел бы получить доказательства как по алгоритму, так и по механизму этой кражи. Пока я таких доказательств не видел, хотелось бы это увидеть.

Михаил Соколов: Какие-то доказательства действительно есть у вас?

Валерий Соловей: Есть доказательства. Во-первых, знание того, для чего это готовилось. Эти люди не будут об этом публично рассказывать, а я говорил с ними в тот момент, когда внедрялось электронное голосование. Второе: если не ошибаюсь, вчера ваш коллега по "Эхо Москвы" Александр Плющев проводил беседу с экспертом в области блокчейна, он показал 10 уязвимостей в том блокчейне, который используется сейчас для голосования. То есть все программы, которые блокируют возможность фальсификаций, там сняты.

Михаил Соколов: И сбой был один, кстати говоря, за последние дни.

Напомню знаменитую фразу: разве может что-нибудь хорошее прийти из Галилеи?

Валерий Соловей

Валерий Соловей: Я думаю, мы посмотрим на результаты, как будут отличаться результаты электронного голосования и будут ли они отличаться от результатов голосования на земле, в частности в Москве. Будет очень интересно сравнить, будет ли там то, что можно назвать электоральной аномалией, или нет. И четвертое, напомню знаменитую фразу: разве может что-нибудь хорошее прийти из Галилеи?

Михаил Соколов: Вы уже где-то сказали, что якобы Кириенко пообещал Путину определенные результаты этого голосования. Каковы эти установочные цифры, что вам об этом известно?

Валерий Соловей: Это не особый секрет – 65% явка, 73-75% голосование "за". Ряд регионов центральной России уже голосует, что голосование "за" – 50%. Уже опросы ВЦИОМ есть совершенно потрясающие, которые удивительно точно укладываются почему-то в этот диапазон. Офицеры спецслужб, которые приносят альтернативную информацию, говорят, что число проголосовавших меньше официально объявленного в 4-5 раз.

Михаил Соколов: То есть идет фальсификация?

Валерий Соловей: Я не знаю, как это назвать. Электоральная аномалия, надувательство, вранье грубое и циничное, сбой системы. Мне все равно, как это называть, я говорю о том, что в реальности. Это даже вызвало некоторое беспокойство президента, который решил, что ему надо выступить.

Михаил Соколов: Он должен был сегодня выступить, а не выступил.

Путину надо быть в лучшей форме для того, чтобы выглядеть убедительнее для дорогих россиян

Валерий Соловей

Валерий Соловей: Да, Путин должен был выступить сегодня или завтра. Это связано с его личными обстоятельствами, которые ему не позволили сегодня выступить. Ему надо быть в лучшей форме для того, чтобы выглядеть убедительнее для дорогих россиян.

Михаил Соколов: Как вы думаете, что бы Путин хотел донести сейчас до россиян за день до этого голосования, которое он считает для себя очень важным?

Валерий Соловей: Важность он хотел бы донести. Он хотел бы подчеркнуть, что это свободный выбор российской нации. И третье, он хотел бы пообещать, хотелось бы мне сказать, вольности и свободы, но нет, пряники, он хотел бы пообещать "пряники".

Михаил Соколов: А уже пообещал?

Валерий Соловей: Дело в том, что есть еще резерв из "пряников", если я не ошибаюсь, на сумму от полутора до двух триллионов рублей, которые берегутся в качестве решающего аргумента, дембельского аккорда. Эти "пряники", я думаю, о них он может сообщить.

Если врать, то врать уже беззастенчиво. Раз сказали, пацаны отступать не будут, 73-75% за

Валерий Соловей

Он должен был о них сообщить 11 июня, когда было последнее выступление, но не сообщил, решил придержать для более важной даты. Так что есть некая тихая напряженность в администрации президента, споры о двух концепциях. Вчера они думали, может быть, перейти к другой, запасной концепции, что на самом деле явка будет больше, чем в 1993 году или не меньше, то, что люди идут не очень охотно, – это доказывает высочайшую легитимность и прозрачность голосования. Но судя по тому, что опубликовали утром, решили все-таки проламывать. Если врать, то врать уже беззастенчиво. Раз сказали, пацаны отступать не будут, 73-75% за.

По теме:

«Владимир Владимирович очень торопится»

Михаил Соколов: Что действительно принципиально меняют эти цифры? Например, если не 73-75%, а 60% "за", явка не 65%, а 50%.

Валерий Соловей: Они хотели, эта идея была изначально, чтобы это было соизмеримо с результатами президентского голосования 2018 года, и по явке, и по голосованию "за". Это и есть плебисцит доверия президенту, потому что это нужно президенту для принятия неких решений. Это нужно лично ему, он хочет этого, он очень этого хочет, чтобы общество ему оказало доверие, несмотря на все то, что произошло в отношениях между ним и обществом за последние два года.

Михаил Соколов: Владимир, какова ваша версия, какую задачу сейчас ставят организаторы этого голосования на последнем, решающем этапе?

Владимир Рыжков: Во-первых, самое главное – постараться сделать так, чтобы поправки получили больше половины от списочного состава избирателей. У нас примерно 110 миллионов избирателей, надо, чтобы миллионов 55 как бы проголосовало за эти поправки. Это необходимо для того, чтобы легитимировать и продление власти Путина, и тот огромный корпус идеологических, реакционных поправок, которые он внес в Конституцию.

Ельцин тоже объявил всенародное голосование. Там тоже было полное нарушение закона и процедуры

Владимир Рыжков

Во-вторых, идет соревнование с Ельциным. Потому что последний раз Конституция принималась в 1993 году. Кстати, напомню, что это тоже не был законный референдум, Ельцин не пошел на законный референдум, потому что невозможно его было провести по законам, принятым хасбулатовским Верховным советом. Ельцин тоже объявил всенародное голосование. Там тоже было полное нарушение закона и процедуры. Путину нужно выиграть у Ельцина при этом голосовании и показать, что он пользуется большей поддержкой народа, соответственно, более популярен, Конституция его тоже более легитимная.

Третья задача – это, конечно, показать народу, что в доме есть хозяин, что хозяин по-прежнему в силе. То же самое показать элите. Потому что очень много игроков в элите с большим ресурсом, с большими деньгами, с большими амбициями. Путин прекрасно понимает, что как только пошатнется его легитимность, его поддержка, начнется драка за власть, его скинут с борта управления. Поэтому для него это исключительно важное голосование.

Я соглашусь с Валерием, что, пожалуй, власти не будут изображать приличия, не будут надевать белый фрак, завязывать золотую бабочку, руки будут по локоть в грязи, морда будет заляпана, но им нужно получить результат, который, как я уже сказал, побьет результат Ельцина, докажет, что Путин все еще держит руль в руках, покажет, что дергаться никому не надо, а народу покажет, что нужно обреченно терпеть этого лидера и дальше, потому что он такой популярный.

Радио Свобода

Предыдущая новость:

Купить жилье в Севастополе могут военные, моряки и россияне


Темы

Cтатьи

19:09 • 19.09.2020
Искусственный интеллект как оружие: почему это опасно?
18:25 • 19.09.2020
Опреснение, переброска, искусственные дожди: в Крыму ищут и не находят воду
17:18 • 19.09.2020
Можно ли подхватить сезонный грипп и COVID-19 одновременно?
16:35 • 19.09.2020
Если в класс нет воды - кто отвечает за соблюдение в школах Севастополя питьевого режима?
10:50 • 19.09.2020
«Занято!» В Севастополе женщина теряет квартиру после отлучки
20:25 • 16.09.2020
Конец перестройки. Как права человека пришли в СССР и ушли из России
19:58 • 16.09.2020
Кому выгодно «cui bono»? Изучаем манипуляции прокремлевских СМИ
18:30 • 13.09.2020
Господряды подороже. Как дорожают объекты ФЦП в Севастополе после заключения контрактов
17:49 • 13.09.2020
Севастополь: больше памятников, меньше экономики
16:20 • 13.09.2020
«Территория будет непригодной для жизни». Можно ли решить проблему нехватки воды в Севастополе

Другие статьи