Важные новости

Генплан Севастополя: принять нельзя отвергнуть?

29.02.2020  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


Sevastopol, генпланМосковский эксперт анализирует затянувшийся процесс.

Генплан – это инструмент согласования интересов, «общественный договор» между властью, местными бизнес-элитами и населением, считает Любовь Ульянова, автор опубликованной информационным агентством REGNUM статьи о перспективах принятия Генплана Севастополя. Сразу хочется заметить, что статья спорная: согласиться с целым рядом тезисов, высказанных как её автором, так и задействованными экспертами, сложно. Да и согласию между всеми заинтересованными в принятии Генплана сторонами она явно не поспособствует – скорее напротив. Хотя именно консенсус провозглашается в ней главной ценностью, к которой надлежит стремиться.

Клубок противоречий

Тем не менее статья появилась, и не заметить её было бы неправильно. В «общественном договоре», подчёркивает Любовь Ульянова, обозначаются принципы жизни города и основные векторы его развития. Рассматривать Генплан как инструмент защиты частной собственности ни в коем случае нельзя, и в других регионах это давно аксиома.

Однако в Севастополе работа над главным градостроительным документом осложнилась целым рядом обстоятельств, которые нельзя сбрасывать со счетов. И это не только конфликты между различными ветвями власти, хотя они, безусловно, сказались на результате. Как подчёркивает автор статьи, проект Генплана часто называют «чаловским», хотя на самом деле «чаловцы» не видели этого документа до публикации. И к техзаданию на проектирование (а это – краеугольный камень любой подобной работы) тогдашнее заксобрание отношения не имело.

Всё могло сложиться иначе, если бы тогдашняя исполнительная власть рассматривала депутатов как союзника, а не как противника, и не преследовала некие свои интересы. Тем не менее отрекаться от Генплана Алексей Чалый не стал, хотя и мог бы – в первую очередь потому, что всегда был уверен в его необходимости для города. Отсюда и мнение чуть ли не о его «авторстве» – по сути, совершенно бредовое.

Ещё одна из причин, по которой принятие Генплана Севастополя не могло пройти безболезненно, как это ни избито прозвучит, кроется в «украинском прошлом» города. Продолжающееся приведение Севастополя к «общероссийскому знаменателю», по выражению автора статьи, затрагивает не только политические, но и земельные отношения.

О том, как строились эти отношения при Украине, в статье рассказывается достаточно подробно. В том числе – устами экс-депутата заксобрания Виктора Посметного, который в украинские времена возглавлял следственную часть по расследованию преступлений, совершённых организованными преступными группами. Вот лишь один пример, который он приводит:

«Одной уважаемой ветеранской организации при Сергее Куницыне, чтобы распространить своё влияние на общественные организации, он выделил им земли, и что цинично, принадлежащие Черноморскому флоту. С целью столкнуть ветеранов с флотом. Примечательно в этом и то, что никто из офицеров-пенсионеров от земель флота не отказался. Не состоялось случайно, так как собранная крупная сумма денег на оформление участков была украдена, по-видимому, своими же. Все «хапали». И до администрации «оранжевого» Куницына через Севастопольский горсовет, который по украинскому законодательству решал земельные вопросы, прошли тысячи земельных участков. Каждый новый состав начинал с самого животрепещущего – земельного вопроса. С приходом в главы администрации Куницын, который не имел права распределять земли городской территории, но нашёл выход за счёт земель, окружающих Севастополь, начал раздавать земли, минуя горсовет, привлекая определённую, лояльную ему часть населения на свою сторону. Таким образом, в «земельной войне» поучаствовали очень многие».

Бомба от Овсянникова

Впрочем, сложность задачи заключения такого «общественного договора», как Генплан Севастополя, уже оценили все, кто участвовал в этой работе или хотя бы наблюдал за ней. Напомним: после публичных слушаний по проекту Генплана в 2017 году, во время которых севастопольцы высказали к документу массу замечаний (в том числе и самых справедливых), была создана комиссия по его доработке. В результате её многомесячной работы удалось снять большинство противоречий. Было удовлетворено около 80% заявлений, хотя за этим стоял поистине адский труд: как справедливо замечает Любовь Ульянова, многие заявители в своих желаниях просто противоречили друг другу.

Работа была завершена летом 2017 года. Однако тогдашний врио губернатора Дмитрий Овсянников объявил о приостановке работ по Генплану как минимум до начала 2018 года. А затем нашёл надуманный повод разорвать договор с разработчиками документа – НИИ Генплана Москвы.

Договор был расторгнут осенью 2018 года, несмотря на поручение Совета безопасности России принять Генплан до 10 декабря этого же года. После этого право работать над проектом было передано специально созданному правительством Севастополя ГБУ. И с тех пор, как не раз подчёркивали депутаты закса и члены комиссии по доработке Генплана, всё окутал густой туман: до чего доработалось подотчётное правительству ГБУ, никто не знает.

«В апреле 2019 года прокуратура Севастополя подала иск в отношении правительства, принуждая его вынести Генплан в качестве закона на утверждение заксобрания. В мае 2019 года Николай Патрушев ещё раз высказался о недопустимости сложившейся вокруг Генплана ситуации», – пишет Любовь Ульянова.

Но это не помогло. В июле 2019 года Дмитрий Овсянников покинул Севастополь – к радости его жителей. И вот теперь задача принять-таки Генплан возложена на нового врио – Михаила Развожаева. Будет ли ему легко? Однозначно нет. В статье высказываются разнообразные предположения по поводу задач, «под которые» якобы и был прислан в Севастополь Михаил Развожаев. Спорить с ними – занятие бессмысленное, лучше подождём, что покажет нам время. Тем более что финал статьи, несмотря ни на что, оптимистичен.

«В целом консенсус, к которому, судя по всему, приводит город Развожаев, – это в очень усечённом и искажённом виде, но всё же отголосок идей 2014 года. В частности, это проявляется в отношении университетского кластера как градообразующего и приоритетности общественно значимых пространств при отказе от определённой промышленной повестки в пользу повестки строительной.

Максимальное значение Генплана в этой ситуации – дать формально-правовую базу для «Правил землепользования и застройки», защитить от застройки можжевеловые рощи и создать в центре вместо хаотичного частного землевладения полноценное общественное пространство. В результате, возможно, впервые в новейшей российской истории такой документ, как Генплан, сможет отразить определённый элитный консенсус и даже стать инструментом защиты этого консенсуса от посягательств будущих застройщиков на исторический центр города», – пишет Любовь Ульянова.

Повод для оптимизма даёт и недавний разговор о Генплане на заседании комитета по градостроительству и земельным вопросам Заксобрания Севастополя. Предложение депутатов к исполнительной власти приступить к совместной работе над окончательным вариантом проекта было поддержано присутствовавшей на заседании замгубернатора Светланой Пироговой.

Предыдущая новость:

Житель Симферополя убил забравшегося к нему в дом нетрезвого гражданина