Важные новости

Трасса «Таврида» для Путина? Кому от строительства жить хорошо

03.02.2020  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


трасса ТавридаТрасса «Таврида» – один из самых масштабных проектов, который реализует Россия в Крыму. Полотно автомобильной магистрали должно соединить Керчь и Севастополь, как продолжение моста через Керченский пролив. Проект восхваляют в крымских СМИ. Но что на самом деле трасса несет местным жителям? Зачем такой проект понадобился России, разбирались журналисты телепроекта Крым.Реалии.

Это огромный пропагандистский проект: много пафоса, крика, а в действительности – это и заработок денег, и политика, и военная стратегия

Тарас Загородний

Строительство трассы «Таврида» в Крыму эксперты сравнивают с советским проектом БАМ (Байкало-Амурская магистраль): больше политики и военной стратегии, нежели пользы населению.

«Понятно, что это огромный пропагандистский проект: много пафоса, крика, а в действительности – это и заработок денег, и политика, и военная стратегия», – говорит управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний.

Российский глава Крыма Сергей Аксенов уверял, что после запуска «Тавриды» все товары на полуостров перевозить станет легче, что исключит перебои с поставками и пустые полки в магазинах.

«После строительства дороги свыше 50 тысяч единиц в сутки будет проходить по этой «дороге жизни», вся нагрузка ляжет на эту трассу. То есть по трассе повезут все без исключения: от самых необходимых лекарств, продуктов, стройматериалов...» – отмечал Аксенов.

Политика и экономика

Трасса «Таврида» строится как продолжение Керченского моста, для России она имеет геополитическое значение, так считает политолог из Крыма Евгения Горюнова.

«Полуостров был связан «пуповиной» с Украиной естественными, природными условиями. Россия сегодня пытается эту «пуповину» перерезать и создать новую искусственную связь. Таким образом в России стараются показать, что Крым присоединен навечно. Более того, уже некоторые крымские ученые пытаются доказывать, что Крым всегда был частью той «российской материковой платформы», – отмечает политолог.

Другую стратегическую выгоду для России в строительстве «Тавриды» видит Тарас Загородний. По словам эксперта, трасса – это скоростной путь из Керчи в Севастополь для военных.

Трасса «Таврида» – это скоростной путь из Керчи в Севастополь для военных

Тарас Загородний

«Цель – иметь возможность быстро перебросить войска в Севастополь или вглубь Крыма без логистических ограничений. Для России Крым – это в первую очередь военная база», – отмечает управляющий партнер Национальной антикризисной группы.

Еще одна стратегическая цель для Кремля – дать возможность заработать окружению нынешнего президента России Владимира Путина, которое подпадает под санкции из-за аннексии Крыма, считают украинские политологи.

Фирма-подрядчик «ВАД», которая занимается строительством главной транспортной артерии полуострова, принадлежит Валерию Абрамову и Виктору Перевалову, их российские СМИ называют «людьми Ротенбергов».

Сами братья Борис и Аркадий (друг детства Путина) Ротенберги занимаются другим российским проектом – Керченским мостом. По версии журнала Forbes, братья Ротенберги четыре года подряд занимают второе место в рейтинге богатейших семей России, в 2018 году их состояние оценено в 4,85 миллиарда долларов.

В 2016 году тот же Forbes назвал Ротенбергов, Абрамова и Перевалова одними из самых богатых подрядчиков в России.

В подтверждение своей теории эксперты отмечают, что стоимость трассы «Таврида» в сравнении с изначальными расчетами выросла чуть ли не в два раза – почти до 150 миллиардов рублей (2,2 млрд евро).

«Каждый год, точнее два раза в год, стоимость трассы возрастает, чтобы близкие люди из окружения Путина могли на этом заработать, что они и делают. Придумывают какое-то новое ответвление, какой-то новый участочек, что-то еще, чтобы стоимость возросла, чтобы можно было решить свои финансовые вопросы», – считает Евгения Горюнова.

Два раза в год, стоимость трассы возрастает, чтобы близкие люди из окружения Путина могли на этом заработать, что они и делают

Евгения Горюнова

Между тем в экономическую выгоду после полноценного запуска трассы для себя крымчане не верят. О снижении цен на продукты не говорит и Сергей Аксенов, он ждет только стабильных поставок товаров и отсутствия пробок на дорогах полуострова.

«Двадцать дней в году паромная переправа (через Керченский пролив, единственная до запуска моста транспортная артерия, связывающая Россию с Крымом – КР) не работала. Возникали задержки с поставкой топлива, лекарственных препаратов, продовольствия. Трасса «Таврида» строится в срок… на мой взгляд, это решит транспортную проблему», – отмечает Аксенов.

Политолог из Крыма Евгения Горюнова называет ряд причин, почему крымчанам не стоит ждать дешевых товаров, которые повезут в Крым по трассе «Таврида».

«Это связано с крупными российскими торговыми сетями, которых нет в Крыму. Это связано со складскими помещениями для сетей, которых нет в Крыму. Перевозчики, которые везут товары в Крым, работают в одностороннем направлении – только на полуостров – из Крыма практически ничего не везут. Соответственно, одна поездка не приносит им никакой прибыли», – отмечает Горюнова.

Компания «ВАД» продолжит зарабатывать в Крыму и после строительства «Тавриды», ее избрали единственным исполнителем ремонта дорог на полуострове, крымские же компании смогут лишь получать от нее субподряды.

История и культура

О культурном «обогащении целой нации», благодаря археологическим находкам, в том числе сделанным во время строительства трассы «Таврида», говорят российские ученые.

«Со всех концов страны поступают известия о выдающихся открытиях российских ученых. Всемирную известность получили находки, сделанные на территории Крыма в последние пять лет после воссоединения Крыма и Севастополя с Россией», – хвастается журналистам находками на аннексированной территории глава Службы внешней разведки России, одновременно руководитель российского исторического общества Сергей Нарышкин на конференции в Москве.

В столицу соседней России вывезли золото и посуду, найденные возле Севастополя в могильнике позднескифского периода. О том, вернули ли их после выставки в музей заповедника «Херсонес Таврический», где они должны храниться, информация отсутствует.

Руководит раскопками в Крыму российская академия наук, работы масштабные, иногда на объектах задействовано до тысячи человек.

«Использование огромного количества людей, которые не являются специалистами в археологии Крыма, но пришли проводить такие масштабные работы с другого региона, с другой методикой археологических исследований, которая в Крыму не может применяться... по факту банальным образом они уничтожают памятники, которые должны исследовать», – говорит глава Крымской ячейки Союза археологов Украины Вячеслав Баранов.

Научные учреждения и музеи России, задействованные в этом процессе, попали под украинские санкции.

«Чтобы проводить археологические исследования на территории Украины, исполнителю таких исследований нужно иметь разрешение Министерства культуры Украины. Соответственно, все исследования, которые проводятся без такого разрешения – незаконны. Исполнители таких работ на территории Крыма приравниваются к так называемым черным археологам», – рассказал член правления Союза археологов Украины Антон Корвин-Пиотровский.

До аннексии археологические исследования в Крыму имели право проводить только государственные организации, Россия же задействует в раскопках волонтеров и частные археологические фирмы.

«Многие исследователи, которые работали в том числе на трассе «Таврида», отдают себе отчет в том, что они занимаются уничтожением этих памятников. Мы разговаривали с людьми, которые копали там, они говорят: «Да, мы уничтожили эти памятники, потому что мы не понимаем, что мы копаем, мы не понимаем, что мы исследуем, но надо», – заявляет Вячеслав Баранов.

Все ли артефакты после таких раскопок попадут в музеи – проверить невозможно. Так, согласно отчету археологов, в могильнике позднескифского периода они нашли 4678 артефактов. Через год, по информации СМИ, реставраторам музея «Херсонес Таврический» передали в шесть раз меньше находок. Где сейчас находятся еще 3000 артефактов, российские СМИ не поясняют, возможно, их все еще исследуют, но не в Крыму.

Ученых волнует и то, что памятники по пути трассы «Таврида» исследовали лишь несколько месяцев, тогда как на это требуются годы.

«Конечно же мы знаем, как проводятся исследования одного кусочка либо городища, либо могильника – десятилетиями исследуются памятники. Здесь у нас пару месяцев на такой же объем исследования. Конечно же это ущерб качеству работы, но памятники стали известными, конечно, какой-то плюс есть», – отмечает научный сотрудник Научно-исследовательского центра истории и археологии Крыма Сергей Мульд.

Если исследователи что-то пропустили или забыли, вернуться к раскопкам невозможно, многие места находок уже закатаны в асфальт.

«Практически все памятники, которые мы исследуем, находятся в створе прямо под трассой, и техническое задание наше предусматривает, что мы сдаем чистые площади. Мы все должны разобрать и представить строителям чистое место», – рассказывает в СМИ Сергей Внуков.

На трассе «Таврида» сохранили только четыре памятника, но и сохраненные объекты не все доступны. Например, возле Керчи пришлось временно засыпать древнюю усадьбу боспорского периода, чтобы не разграбили.

Больше повезло древней пещере возле поселка Зуя, над ней кладут железное перекрытие, а входы откроют в других местах. Тут хотят обустроить музей и ландшафтный парк.

Генподрядчик «Тавриды» уже пообещал, что в сентябре 2020 года движение по трассе откроют полностью, а это значит, что все работы археологов должны быть закончены к этому сроку.

Трасса «Таврида» в Крыму

О начале строительства четырехполосной автомобильной дороги «Таврида» (от Керчи до Севастополя) в Крыму сообщили в мае 2017 года. Сдать в эксплуатацию трассу изначально планировали в 2018 году, однако позже сроки строительства сдвинули на два года.

В августе 2019 года подконтрольный Москве глава Крыма Сергей Аксенов во время встречи с Владимиром Путиным пообещал российскому президенту завершить строительство трассы «Таврида» до 2020 года.

В конце 2018 года было открыто движение по 190-километровому участку строящейся трассы «Таврида» от Симферополя до Керчи. Оно осуществляется по двум полосам – по одной в каждом направлении, действует ограничение в 60 км/ч из-за продолжающихся строительных работ.

Для строительства «Тавриды» были изъяты тысячи земельных участков.

По прогнозам российского Минтранса Крыма, проезд по «Тавриде» от Керчи до Симферополя займет около двух часов, а от Керчи до Севастополя – менее трех.

За годы строительства трассы «Таврида» ее стоимость неоднократно менялась.

Новую трассу «Таврида» в Крыму называют «дорогой смерти» из-за частых ДТП.

Дмитрий Евчин, Алексина Дорогань, Инна Аннитова

Крым.Реалии

Предыдущая новость:

Куратор Севастополя Хуснуллин рассказал о реновации и стройках


Темы

Cтатьи

19:09 • 19.09.2020
Искусственный интеллект как оружие: почему это опасно?
18:25 • 19.09.2020
Опреснение, переброска, искусственные дожди: в Крыму ищут и не находят воду
17:18 • 19.09.2020
Можно ли подхватить сезонный грипп и COVID-19 одновременно?
16:35 • 19.09.2020
Если в класс нет воды - кто отвечает за соблюдение в школах Севастополя питьевого режима?
10:50 • 19.09.2020
«Занято!» В Севастополе женщина теряет квартиру после отлучки
20:25 • 16.09.2020
Конец перестройки. Как права человека пришли в СССР и ушли из России
19:58 • 16.09.2020
Кому выгодно «cui bono»? Изучаем манипуляции прокремлевских СМИ
18:30 • 13.09.2020
Господряды подороже. Как дорожают объекты ФЦП в Севастополе после заключения контрактов
17:49 • 13.09.2020
Севастополь: больше памятников, меньше экономики
16:20 • 13.09.2020
«Территория будет непригодной для жизни». Можно ли решить проблему нехватки воды в Севастополе

Другие статьи