Важные новости

Севастопольцы просят чиновников не опускать их под землю

06.12.2018  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


Новые подземные переходы станут не радостью, а проблемой, уверяют горожане.

Новые подземные переходы станут не радостью, а проблемой, уверяют горожане.

Жители улицы Дмитрия Ульянова в Севастополе не согласны с намерением властей построить подземный переход под проспектом имени Гагарина. Они считают, что установка и правильная регулировка светофора на пешеходном переходе гораздо больше соответствует интересам как жителей этого района, так и всего города, в котором приоритетом должна быть комфортная, доступная для всех среда.

Между тем, согласно информации на сайте госзакупок, проект создания там подземного перехода, разработанный ЗАО «Аэродромдорстрой-Проект» из Москвы, должен быть представлен заказчику – департаменту транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Севастополя – еще осенью.

Люди против подземки

«Тем, кто здесь живёт и каждый день переходит улицу, страшно представить, что переход может стать подземным – и будет как у Матроса Кошки или на Острякова. Самый лучший подземный переход враждебен людям, а сколько он стоит бюджету, то есть нам с вами! Мои пожилые соседки и сейчас говорят, что продукты домой тяжело нести, а теперь им нужно будет преодолеть два огромных лестничных пролета в каждую сторону – просто чтобы городскую улицу перейти. Это какое-то вражеское отношение к простым людям. Делайте город удобным для людей, а не только для машин! Безопасность улиц уже давно научились обеспечивать светофорами», – говорит жительница улицы Дмитрия Ульянова Полина Петренко.

Свои аргументы и предложения по оборудованию наземного перехода еще в сентябре – до завершения проекта подземки – жители изложили в коллективном обращении в департамент транспорта. Они отметили, что подземный переход создаст ощутимые сложности в жизни множества людей: не только инвалидов и пожилых люди, но также мам с детьми в колясках, велосипедистов и других категорий – а это не меньше трети населения города.

Безопасности при этом не прибавится: не желая спускаться под землю (где также могут ждать противоправные «сюрпризы»), люди (особенно часто – дети) перебегают дорогу между движущимися машинами – со всеми вытекающими последствиями.

Не станет меньше и аварий, говорят жители, опираясь на свои наблюдения и мировой опыт. На участке без светофоров машины едут быстрее, и ДТП с выездом на остановки транспорта и тротуары, со сносом металлического ограждения, которые и сейчас происходят на этой дороге, станут только чаще.

«Только в районе остановки «Улица Дмитрия Ульянова» уже несколько раз (не менее пяти) после установки забора случались ДТП, и забор несколько раз ремонтировали, так как он был полностью снесен автомобилями. Происходили ДТП не из-за пешеходного перехода, а из-за скорости движения машин и отсутствия видеокамер на данном участке», – написали севастопольцы чиновникам в своём обращении.

Более того: на общественных слушаниях по расширению «бутылочного горлышка», в котором улица Пожарова перетекает в проспект Гагарина, сообщалось, что всего между площадью Восставших и площадью 50-летия СССР запланировано три подземных перехода. Еще два должны появиться в районе остановок «Улица Железнякова» и «Улица Галины Петровой».

Насколько верно и обосновано столь бесповоротное и затратное решение, ForPost поинтересовался у заинтересованных простых жителей, общественников и профессионалов.

Подземки против людей

Подземные переходы уменьшают безопасность, ухудшают доступность и качество городской среды, а проблемы трафика создают вовсе не «зебры» – севастопольский урбанист Александр Старшинин считает эти истины банальными и общеизвестными.

«Уже всем в мире понятно, что в подземных переходах нет никакой необходимости. Их закапывают в таких городах, как Лондон или Париж, хотя по населению и по трафику они превосходят нашу несчастную улицу Пожарова на порядки. Но эти города отказались от подземных переходов, и их опыт заслуживает внимания. И его уже учитывают в России», – говорит он.

Строя город, нельзя не считаться с природой человека, настаивает Старшинин. Люди стремятся ходить по плоскости и по самому кратчайшему пути – в результате, обходя или перепрыгивая забор, бегут по проезжей части.

«Это доказано. И сколько фотографий в сети, когда бабушка с палкой бежит не по ступенькам, а по проезжей части», – отмечает Александр.

Что касается Севастополя и конкретно этой дороги, урбанист обращает внимание на один очень значимый фактор: проблема пробок на этом участке уже решается его расширением, в течение ближайших лет планируется создать новый транспортный каркас города – с новыми дорогами, развязками и рокадой.

«Это значит, что нагрузка на данную улицу уменьшится в разы. И никто не будет ездить через центр между частями города, между Корабелкой и Летчиками. Трафик упадет», – уверен урбанист.

Подземный переход усугубляет разделение общества на сильных и слабых, активных и ограниченных в возможностях, отмечает урбанист. Приоритет остается за теми, у кого больше сил и других ресурсов, кто может позволить себе удобное перемещение в автомобиле, отбирая комфорт и возможности у «слабых», маломобильных людей, и без того передвигающихся в гораздо более сложных условиях.

Существующие подземные переходы, уже отмеченные читателями и журналистами как забытые и заброшенные, Александр Старшинин назвал самым ярким примером того, как делать не нужно.

«Если бы у меня была возможность, я бы попросил наши власти показать на примере существующих сегодня подземных переходов, как мамы с коляской или люди с ограниченными возможностями по ним передвигаются. Мама с коляской берет эту коляску и идет с ней, а люди с ограниченными возможностями – я вообще не понимаю, как они там передвигаются», – возмущается Александр Старшинин.

«Только по верху»

А инвалиды там и не передвигаются, поделился председатель севастопольского отделения Всероссийского общества инвалидов Виктор Кулиш.

«Для инвалидов это не подходит, потому что подземный переход под землю уходит метра на три. Чтобы уклон пандуса позволял им пользоваться, его длина должна быть 60 метров, в пропорции 1:20. Физически это сделать невозможно. Если ставить там подъёмник, то кто будет сторожить эти подъёмники, кто их будет включать или выключать? Для инвалидов с колясками и для мам с колясками это просто неприемлемо», – сообщил Виктор Кулиш.

По словам Ивана Кулиша, существующими сегодня подземными переходами инвалиды не пользуются, хотя один из них – тот, что у остановки «Матроса Кошки», находится в очень актуальном для них месте – на пути в Фонд социального страхования.

«Инвалиды-колясочники, на костылях, чтобы в будущем получить средства для реабилитации, должны пользоваться этим подземным переходом. А им воспользоваться нельзя. Он не соответствует строительным нормам и требованиям законодательства. Наземный – самый лучший вариант», – говорит Виктор Кулиш.

Он сообщил, что готов написать письмо в защиту интересов инвалидов Севастополя и против строительства подземного перехода.

«Если он всё-таки планируется, то мы будем категорически против», – заявил он.

Менее категорично смотрит на проблему подземных переходов известный архитекторовед, профессор МАРХИ Елена Овсянникова. Работу в ведущем архитектурном вузе России она совмещает с преподаванием в Севастопольском государственном университете – и уже познакомилась с реалиями города.

Как учёный окончательной резолюцией она пообещала поделиться только после ознакомления с готовым проектом, но сообщила, что склоняется к двухуровневой организации движения – этому способствует рельеф Севастополя.

«Думаю, что пониженный уровень земли на этом участке позволяет спроектировать удобный и хорошо освещенный через специальные люки-фонари подземный переход с пандусами для т.н. маломобильных граждан. Результат зависит от проектировщика и его квалификации. Вообще же там эстакада напрашивается, и под ней проход и проезд. Это самый дешевый способ при таком сложном рельефе. Архитектурных вариантов много, и можно было бы из них выбрать, если бы было обсуждение», – сказала Елена Овсянникова.

Она отметила, что доводы жителей, приведенные в письме противников стройки, ориентированы на наихудший вариант решения проблемы – как и на худшие аналоги подземных переходов.

«В подземных переходах есть свои неудобства. Вся Москва ими изрыта, но в них ничего не сделано для инвалидов. Там нет пандусов, там только рельсы положили, но такой уклон, что ни один инвалид в коляске не решится спуститься», – говорит Овсянникова.

Между тем внимание общественности, по её словам, может повлиять на реализацию и значительно более привлекательного варианта.

«Общественное обсуждение таких проектов может внести ясность в перспективы их реализации. Очень важна доступность реальной и профессионально аргументированной информации о подобных проектах для города», – отметила ученый.

Предыдущая новость:

Крымчане смогут оформлять права собственности на землю по упрощенному порядку до 2023 года


Темы

Cтатьи

19:01 • 05.12.2018
Крымчанин, ты - не севастополец
20:00 • 02.12.2018
«Сливные бачки» для российской пропаганды: как не стать жертвой дезинформации
18:14 • 01.12.2018
Яхтенная марина от Ротенберга: компания российского миллиардера займется строительством в Балаклаве
20:53 • 30.11.2018
«ФСБ – второе правительство России». Большое интервью Михаила Ходорковского
20:08 • 30.11.2018
Поклонская против Войкова: почему в Крыму отказались декоммунизировать улицу?
19:25 • 30.11.2018
«Возвращение к советским лекалам»: в Крыму возбудили первое дело о недоносительстве
11:41 • 30.11.2018
Как общественный транспорт Севастополя зависит от одного компрессора
19:29 • 29.11.2018
Без прав и перспектив: что происходит с севастопольскими общежитиями
19:09 • 29.11.2018
Ваш бизнес очень нужен государству - чтобы продать его
19:54 • 28.11.2018
Залитая бетоном: кто застраивает бухту Омега в Севастополе?

Другие статьи