Важные новости

Древний ил севастопольских бухт – амфоры, боеприпасы и вещи белогвардейцев

08.01.2018  /  Категория: Тайны Севастополя  /  0 комментариев


Севастопольская бухтаОсобенность Севастопольской бухты и прилегающих гаваней – «двойное дно».

Становление Севастополя, его судьбу, роль и значение в мировой истории определила Ахтиарская (ныне Севастопольская) бухта.

"Подобной гавани не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены быть могли", — характеризовал ее великий русский полководец Александр Суворов в 1778 году. Именно это обстоятельство и повлияло на создание города-крепости в юго-западной части Крыма.

Вся последующая жизнь Севастополя тесно связана и переплетена с бухтами. Здесь базируется Черноморский флот, швартуются торговые суда, курсируют общественные катера, на берегах располагаются судоремонтные, судостроительные верфи и другие промышленные предприятия.

С бухтой связаны драматические и кровавые события Севастополя – первая и вторая обороны города, эвакуация белогвардейцев и сочувствующих им граждан, трагедии послевоенного времени. Все это оказало значительное влияние на гавани города, чаще неблагоприятное.

Иловые отложения

Особенность Севастопольской бухты и прилегающих гаваней – "двойное дно". Над каменистым дном располагается иловая прослойка, которая в глубоких местах достигает 13-15 метров, в некоторых местах и больше. Эту прослойку можно сравнить с затвердевшей глиной, которая веками вбирает в себя то, что опускается на дно сверху.

За время жизни людей на берегах современного Севастополя в иловых отложениях накопились не только множество артефактов – осколков амфор, предметов быта, частей якорей, цепей, ядер, снарядов, кораблей, но и продукты производственной деятельности человека – нефтепродукты, тяжелые металлы и химикаты. Непаханое поле для археологов и ученых.

Поиском артефактов занимаются подводные археологи музея-заповедника "Херсонес Таврический", преподаватели и студенты Севастопольского госуниверситета в сотрудничестве с другими вузами страны.

В конце прошлого года в Херсонесе открылась выставка отдела подводной археологии, где были представлены поднятые со дна моря амфоры, столовая посуда, якоря, их фрагменты и другие предметы.

В планах заповедника в ближайшей перспективе открыть полноценный музей подводной археологии.

Летом 2017 года представители СевГУ и Института востоковедения во время экспедиции исследовали 30-метровое судно в центе Севастопольской бухты, предположительно фашистский лихтер "Бессарабия", который шел в составе конвоя из Констанцы (Румыния) и затонул 9 мая 1944 года. Позже старший научный сотрудник Института востоковедения Виктор Лебединский предложил создать уникальный музей на дне Севастопольской бухты – расставить на затонувшем корабле видеокамеры, которые бы транслировали картинку на мониторы на Приморском бульваре.

Эхо войны

По словам ветерана подводного спецназа ЧФ, который во времена Советского Союза занимался обследованием мест базирования военных кораблей в бухтах Севастополя, Валентина Шестака, в иловых отложениях находится огромное количество металлических предметов – от цепей, мин, бомб до частей корпусов и небольших судов. "В иловых отложениях можно найти бомбы английских линейных кораблей времен первой обороны Севастополя, огромное количество снарядов, мин, торпед, бомб времен Великой Отечественной войны", — сказал он РИА Новости Крым.

Водолазы МЧС и ЧФ систематически обнаруживают на морском дне взрывоопасные предметы времен войны. В июне этого года на выходе из Севастопольской бухты была обнаружена и ликвидирована донная мина весом около тысячи килограммов. В этом нет ничего удивительного – за период второй обороны на Севастополь только немецкие самолеты сбросили около 600 тыс фугасных и 1 млн зажигательных авиабомб.

Кроме того, достоверно неизвестно, сколько оружия, спецсредств и боеприпасов было утоплено в бухтах, чтобы ценный инвентарь не достался врагу.

"Если говорить о кораблях, то после войны все крупные объекты поднимали со дна бухты. Остались мелкие фрагменты линкора "Императрица Мария" (затонул в 1916 году из-за взрыва порохового погреба) и башенноподобная мачта линкора "Новороссийск" (взорвался в 1955 году в Севастопольской бухте) – при опрокидывании корабля ее сильно засосало в ил. Пять небольших судов, в том числе предполагаемый лихтер "Бессарабия", находятся в центре бухты", — отметил Шестак.

Помимо боеприпасов в иле можно найти много бытовых предметов разных эпох. Например, много вещей топили в море во время русской эвакуации, когда Севастополь покидали белогвардейцы и их сторонники. "Корабли были настолько перегружены, что лишние вещи и чемоданы просто сбрасывали за борт", — подчеркнул Шестак.

Отходы производства

Но в значительно больших объемах в бухтах накоплены отходы промышленного производства и бытовых стоков. "Первый этап загрязнения Севастопольской бухты начался с конца 18 века с муниципальных стоков. С развитием промышленности и техническим прогрессом ситуация только усугублялась", — рассказала РИА Новости Крым старший научный сотрудник Института морских биологических исследований имени Ковалевского, кандидат биологических наук Татьяна Осадчая.

Активное использование бензиновых и дизельных двигателей приводит к накоплению в иловых слоях бухт тяжелых фракций нефтепродуктов.

"Регулярные исследования донных осадков на предмет нефтепродуктов проводятся с 1973 года с периодичностью раз в три года. Мы проводим комплексную съемку, берем пробы донных осадков на одних и тех же участках. В целом по севастопольской бухте в верхнем иловом слое накоплено порядка 20 тыс тонн нефтепродуктов", — отметила Осадчая.

Источник загрязнения не только проливы топлива во время заправки кораблей и судов, но и рядовые автомобилисты города.

"С машин капает масло, бензин, дизельное топливо. Легкие фракций испаряются, а тяжелые во время дождя смывает в море", — поясняет эксперт. Промышленное производство в Севастополе приводит к загрязнению бухты тяжелыми металлами, которые входят в состав красок, смазок, смесей, других технических жидкостей – кадмием, никелем, ртутью.

"Основной источник загрязнения тяжелыми металлами производственная деятельность, связанная с судами, но не только. Несколько лет тому коллеги обнаружили концентрированное поле кадмия при выходе из бухты. По одной из версий, кадмий попал в бухту с мусорного полигона в Инкермане", — говорит Осадчая.

В некоторых бухтах города недавно наблюдалось повышенное содержание ртути.

"В морской воде предельна допустимая концентрация ртути – 100 нанограмм на литр. В этом году в июле в бухте Сухарной было 250 нанограмм, в Инкермане — 145 нанограмм, бухте Карантинной – 350 нанограмм на литр. Однако замеры, которые были сделаны несколько позже, показали падение ПДК в этой бухте до 80 нанограмм", — рассказала руководитель отдела радиационной и химической биологии Института морских биологических исследований имени Ковалевского Наталья Мирзоева.

Точные подсчеты объемов тяжелых металлов в донных осадках Севастопольских бухт не проводились, но ученые считают, что речь идет о тысячах тонн.

Значительный вред экологии севастопольских бухт наносят высокотоксичные хлорорганические пестициды, которые содержатся в химических удобрениях, бытовой химии, технических жидкостях. Благодаря ветру и бытовым стокам химикаты попадают в море, а затем оседают в донных осадках. "В 2017 году в бухтах Севастополя мы не наблюдали превышения предельно допустимой концентраций хлорпестицидов", — заверяет Мирзоева.

Благоприятная ситуация в гаванях с точки зрения концентрации радиоактивных веществ – цезия-137, плутония-239-240, стронция-90. "Концентрации по радионуклидам значительно ниже предельно допустимых концентраций", — подчеркнула Мирзоева.

Пластмассовый мир

Еще одна проблема севастопольских бухт – микропластик. Ученые за рубежом стали поднимать этот вопрос в 70-х годах прошлого века. В России — относительно недавно.

Микропластик получается из любых пластиковых предметов, которые прибой и камни перемололи в частички от 20 микрометров до 5 миллиметров.

Институт морских биологических исследований имени Ковалевского изучает микропластик размером от 1 до 5 миллиметров. "Вопросами микропластика мы занимаемся два года, — рассказала научный сотрудник Елена Сибирцова, — пока берем пробы в двух местах – в районе пляжа Омега и пляжа Учкуевка. В этом году на пляже Омега в активный туристический сезон мы наблюдали увеличение объема микропластика примерно на 8-10% — 5,2-5,5 частичек на квадратный метр. На Учкуевке показатель ниже – 1,9-2 частички на квадратный метр".

По словам Сибирцовой, пластик опасен токсичностью и способностью накапливать вредные вещества, например полихлорированные бифенилы. Затем этот пластик попадает в рыбу, моллюски, ракообразных. При употреблении таких морепродуктов возникает риск тяжелых заболеваний.

Ученые пока не придумали эффективного способа борьбы с микропластиком в морях и океанах. "Главный способ борьбы — уменьшить использование пластика в быту, например, использовать бумажные пакеты, холщевые сумки и так далее", — подчеркивает Сибирцова.

Мидийный фильтр

Самые грязные участки акватории Севастополя – места стоянки, заправки и ремонта судов – Инженерная пристань, бухта Голландия, Килен-бухта, Нефтяная гавань, Южная бухта, Троицкая пристань, сток реки Черной.

"Это самые "горячие" участки и по тяжелым металлам, и по нефтепродуктам и по полихлорированным бифенилам", — подчеркивает специалист.

Среди ученых и экспертов нет единого мнения касательно очистки донных отложений севастопольских бухт.

Некоторые считают, что ил законсервировал вредные вещества, поэтому их лучше не трогать. "Есть такая вещь как ремобилизация. Если начать чистить бухту механическим способом — вредные вещества иловых отложений могут попасть в окружающую среду. Дно — это ареол обитания многих гидробионтов. Может быть нарушено равновесие, которое установилось за долгие годы", — считает Мирзоева. По ее словам, сегодня донные отложения не оказывают никакого влияния на здоровье людей.

Шестак считает, что бухты Севастополя необходимо очистить от вредных веществ. "Надо делать проект очистки бухт, убирать вредные вещества и боеприпасы.

В противном случае мы не реализуем такие инфраструктурные проекты как строительство тоннеля под бухтой, которая свяжет Северную и Южную стороны города, не углубим дно для прохода судов с низкой осадкой", — отметил он.

Осадчая считает, что в первую очередь необходимо остановить попадание новых объемов вредных веществ в иловые отложения. По ее словам, для этого можно использовать гидробиологические системы. "Нужно создавать искусственные биофильтры – ставить боновые заграждения и буи, на которых расселятся микроорганизмы и моллюски, в первую очередь главные фильтраторы – мидии. Таким образом, мы создадим биофильтр на пути загрязненных вод. Мидии переработают воду, и выделяет вредные вещества в другом виде. Произойдет процесс трансформации. Мидии периодически можно собирать и утилизировать", — отметила она.

Однако в настоящее время нет никаких программ по очистке севастопольских бухт.