Важные новости

Сухарная бухта (Сухарная балка, Севастопольский оружейный арсенал)

25.05.2013  /  Категория: Тайны Севастополя  /  1 комментариев



Она находится на Северной стороне Севастополя, следующая в восточном направлении после бухты Голландия.

Название "Сухарная балка" осталось по наименованию казенных военных заводов, занимавшихся изготовлением и сушкой сухарей для нужд флота. Солонина и сухари, квашеная капуста - основные продукты питания на парусном флоте в те далекие времена.

Да и сейчас на каждом добром корабле у кока всегда в провизионке найдутся сухари на случай шторма, когда нет возможности готовить горячую пищу, или нужно дать уставшим товарищам, чтоб отвлечь их от нерадостной судьбы качаться на море без особого счастья.

Интересно, что еще в 1955 году в балке оставались разрушенные здания сухарных заводов, это были небольшие помещения с двумя, тремя русскими печами.

Хлеб был ржаной, черный, круглый, тогда форм для выпечки не было. Хлеб нарезали, укладывали в печи на кирпич или металлические полки и оставляли сушиться до тех пор, пока он не превращался в сухари.

Эдуард Михайлович Пугач, яхтенный капитан, историк парусного Севастополя и города, который это все мне рассказывал, вспоминал, как в 1980 году он пробовал на вкус сухари 1902 года закладки! Это были ржаные сухари, завернутые в парафиновую бумагу, по три штуки в каждой упаковке.

- На вкус, - сказал Эдуард Михайлович, - это обычные стандартные вкусные сухари. А ведь им век!

До появления русских моряков в этой бухте находилась маленькая татарская рыбацкая деревня, аул Ак-Яр; белая скала, утес - так переводится с татарского это название.

Красивейший белый инкерманский известняк огромным утесом нависает над голубой бухтой в этом месте. Говорят, что именно отсюда обозревал окрестности будущего города Александр Суворов.

С этого места и пошел славный в будущем град Севастополь. Судьбой ему было предопределено стоять при войнах насмерть, доказывая, что не зря в мирное время на него тратились колоссальные суммы средств.

Огромные деньги шли на подготовку флота, на учебу офицеров и матросов, которые в лихую годину становились простыми героями, на строительство фортов, бастионов, что сегодня стали впечатляющими музеями.

Соответственно, и название города в течение первых девяти лет существования нынешнего Севастополя было по названию этого места - Ахтиар.

Первыми здесь, в Ахтиарской бухте, зимовали в 1782 году фрегаты "Храбрый" и "Осторожный" под командованием капитана 1 ранга И. Одинцова, который и составил первое описание рейда и карту глубин.

А в следующем, 1783 году контр-адмирал Фома Фомич Мекензи начал постройку города в Чабан-лимане, ныне бухте Южной.

Название города и рейда так и оставалось - Ахтиар.

Только после посещения наших мест Екатериной Великой в 1792 году городу было дано название, берущее начало от древних генуэзских званий - "Севаст". В Италии, в частности Генуе, это приставка перед фамилией, то есть уважаемый, важный человек, а "поль" - город.

Вот и получился "важный, уважаемый, достойный поклонения город" или просто - Севастополь.

Что интересно, благодаря внуку Екатерины, Павлу I, который бабушку ненавидел, название города еще раз поменялось, и Ахтиар вновь появился на картах на долгие 8 лет.

Пришедший в результате дворцового переворота Александр I сказал просто: "Все вернуть, как при бабушке было!" И с тех пор Севастополь своего имени больше не менял.

А сухарный завод со временем превратился в артиллерийскую лабораторию и пороховой погреб и, по архивным документам, начал действовать с 1879 года.

В дальнейшем произошла специализация, и арсенал в Сухарной балке был преобразован в мощное военное подразделение для хранения снаряжения, ремонта и выдачи артиллерийского и стрелкового вооружений.

Нужно понимать, что в Севастополе арсенал появился с 1825 года и находился в разных местах города с целью безопасности и удобства специализации. Подразделения назывались по-разному: это и склады, магазины, пороховые погреба, и арсеналы. Они находились в Лабораторной, Сухарной, Георгиевской балках, Килен-балке, в Инкермане, на Николаевском, Павловском, Александровском мысах и в Северном укреплении.

Так годами создавалось большое количество запасов вооружений и боеприпасов на случай войны.

Но вернемся к Сухарной бухте. Удаленность от входа в неё, прекрасные условия для стоянки кораблей, практическое отсутствие волны и вместе с тем неприступность с суши (в бухту ведет всего одна дорога по балке) - все это привело к появлению здесь больших и хорошо укрепленных складов вооружений.

Уже в Крымскую войну арсенальцы кровью вписали свои имена в славную историю города. На мраморных плитах церкви Архистратига Михаила, что на улице Ленина, среди отличившихся при обороне города занесены названия: 4-я, 8-я Лабораторные роты, 7-я Арсенальная.

Склады арсенала не сразу строились, часто возникали проблемы с безопасным хранением боеприпасов, его снаряжением и, главное, с охраной боезарядов.

Со временем в неприступном белом утесе пробили множество штолен и организовали склады в глубоких, тихих, с постоянной влажностью и температурой местах хранения оружия.

Готовность арсенальцев проверялась в годы войны: оттачивалось умение быстро, безопасно обеспечивать потребности оружия флота, и это наука!

Тяжелое положение арсеналов было после Октябрьского переворота и Гражданской войны. Они были разорены Первой мировой войной, интервенцией, в годы Советской власти, когда в окружении врагов вся страна, напрягая силы, готовилась к войне. Особенно оставляла желать лучшего техника безопасности. Так, 20 апреля 1933 года при замене старых взрывателей в 130-мм снаряде произошел взрыв, погибла работница Бухтиярова, которая, заворачивая взрыватель А-13, ударила молотком по ключу, поправляя выскочившую из гнезда шпонку.

На месте взрыва погибли три человека, еще одна работница умерла в госпитале, пять человек были ранены.

Комиссия, что расследовала трагедию, установила, что причиной взрыва стали некачественные взрыватели и если б не этот случай, взрыв обязательно произошел бы во время выстрела из орудия на корабле.

Были в среде арсенальцев и свои передовики. Так, для выпуска 37-мм снарядов, что использовались в зенитной артиллерии и для стволиковой стрельбы, нужно было при снаряжении патрона точно по весам засыпать взвешенный порох. Работа была сложной и ответственной, за смену работник-навесчик успевал изготовить только 120 снарядов, а весов было всего 7 штук.

И здесь отличилась Газухина Анастасия Яковлевна. Она настолько натренировалась по навеске 37 мм зарядов, что действовала, как часовой механизм, и за смену в 8 часов готовила до пяти тысяч зарядов. И по мере увеличения выработки у Анастасии Яковлевны отпала необходимость во второй смене, а потом и в большом количестве навесчиц.

...К Великой Отечественной войне арсенал пришел подготовленным, с дружным и спаянным коллективом. Как проходила эта спайка - можно узнать в газетах тех лет. Все праздничные мероприятия заканчивались массовыми заплывами либо походом колонной за город на пятнадцать километров, причем пять километров шли в противогазах.

Война показала, что вся эта подготовка велась не зря. С первых дней войны в арсенал в Сухарной балке прибывало по сто пятьдесят-двести представителей кораблей и частей за боезапасом и оружием.

На второй месяц войны был сформирован рабочий батальон и тогда работать стало проще. Но скоро война пришла под стены Севастополя, и в связи с налетами немецкой авиации пришлось часть арсенала перебазировать в Инкерманские штольни.

В Советской балке (Каменоломном овраге) в Инкермане на тот момент было 27 штолен, из которых 14 были заняты заводом шампанских вин, в пяти хранились боеприпасы, восемь - пустовали.

Вот в них-то после ремонта и разместили склады. Боезапас возили круглосуточно по 50-60 машин. Водители спали во время разгрузки и погрузки машин. Тем самым было произведено рассредоточение боеприпасов.

В связи с приближением линии фронта было решено вывезти на Кавказ 15000 тонн боеприпасов, что и сделали. Правда, потом, во время осады, многое пришлось привозить назад.

С декабря 1941 года гарнизон арсенала принимал активное участие в обороне города, отбивая атаки на подступах к Сухарной балке, продолжая снаряжать и отгружать боеприпасы.

В начале лета 1942 года у причалов арсенала был разбомблен теплоход-транспорт "Абхазия", хорошо, что экипаж успел разгрузить боезапас. Случилось это 11 июня 1942 года, и оставшиеся живыми матросы влились в состав воюющих защитников Сухарной балки, которые были готовы к своим последним подвигам. В связи с ухудшающейся обстановкой 17 июня командование начало готовить штольни арсенала к подрыву.

Уже к 20 июня вся Северная сторона была в руках противника, и только маленький гарнизон в 250 человек продолжал сражаться. Пять дней шли непрерывные бои, и у арсенальцев осталась лишь полоса между штольнями и морем шириной в пятьдесят метров и длиной в шестьсот. 25 июня 1942 года свой бессмертный подвиг совершил содержатель туннельного хранения матрос Александр Чикаренко. Видя, что отстоять первую штольню со ста тоннами боезапаса нет возможности, он, предупредив бойцов, матросов из соседних второй и третьей штолен, чтоб срочно уходили, со словами "Я сейчас этим гадам покажу!" ушел в свой туннель. Через минуту матросы увидели приближающихся к первой штольне немцев, и тут грянул взрыв.

Вот как об этом написал в своих дневниках немецкий маршал Манштейн: "Особенно трудно оказалось выбить противника из его последних укреплений на Северном берегу бухты... Гарнизоны, находившиеся под властью комиссаров, не думают о сдаче... Когда наши саперы приблизились к входу к первой пещере... внутри каземата произошел взрыв, который похоронил наших саперов. Командующий казематом взорвал его с находившимися в нем людьми".

Оставшиеся бойцы во главе с руководителем гарнизона Сухарной балки и его арсенала начальником артбоесклада N 7 майором Николаем Константиновичем Федосеевым еще до 29 июня отбивали атаки и погибли, как моряки, не покинувшие тонущий корабль.

Вот такова тяжелая история нашего героического арсенала. Есть чему поклониться на его политой кровью в прямом смысле этого слова земле.

В списки 404-й лабораторной роты по приказу командующего Черноморским флотом навечно занесен матрос Чикаренко Александр Кондратьевич, каждый день на вечерней поверке называют его имя, и правофланговый матрос отвечает: "Погиб смертью героя в боях за Родину".

После освобождения Севастополя после разминирования арсенал зажил своей обычной жизнью. Сейчас это закрытая территория российского Черноморского флота. Здесь есть несколько памятников, прекрасный музей вооружений и боеприпасов, что хранились в этих складах. Нам, современникам, конечно, интересно, как выглядит эволюция боевого снаряжения, и хорошо, что многое из этого оружия никогда не пригодилось.

Если не хочешь кормить чужую армию, корми свою, хочешь мира, готовься к войне - таков невеселый итог посещения Сухарной бухты. Но очень по-севастопольски верный.

А. Вирченко