Важные новости

«Контроль государства увеличится». О новой базе данных жителей

13.01.2021  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика

сканирование паспорта

В Москве будет создана персонализированная база данных о каждом жителе города. Об этом сообщает издание "Коммерсант" со ссылкой на материалы госзакупок. Созданием базы займется Департамент информационных технологий Москвы, она будет стоить 185 миллионов рублей. Информация о тендере, касающемся развитии и модернизации государственной информационной системы "Централизованное ведение профиля заявителя", была опубликована 30 декабря 2020 года.

Победитель тендера определится 1 февраля. Систему должны будут модернизировать за восемь месяцев. В документации сказано, что профили пользователей госуслуг в Москве будут содержать большой объем персональных данных: номера паспортов, СНИЛС, ИНН, полиса ОМС, карты "Тройка", сведения о фактическом месте жительства, родственниках, транспорте (VIN, ПТС, СТС), месте работы, данные о домашних животных, успеваемости детей в школе, в том числе результаты государственной итоговой аттестации. Также для системы планируют создать модуль, проверяющий информацию о реальных доходах пользователя.

Снятие отпечатков пальцев

Снятие отпечатков пальцев в Москве

В Департаменте информационных технологий изданию сообщили, что исполнитель заказа должен развить функционал личного кабинета на портале mos.ru, чтобы ускорить и упростить получение госуслуг. Чиновники пояснили, что финансовые сведения необходимы исключительно для оказания ряда госуслуг, например, отдельных мер социальной поддержки.

Эксперты опасаются, что на деле в Москве может быть создана почти китайская система данных о гражданах. Кроме того, адвокат Дмитрий Джулай уверен, что после появления подобной базы ее данные неминуемо будут утекать:

– Возможно, московские власти готовят нас к тому, что сейчас введено в Китае. Это такая система социального рейтинга, когда в зависимости от того, как себя ведет человек, ему предоставляются какие-то льготы и бонусы. Если говорить о политической составляющей – это желание знать о каждом всю подноготную, чтобы поставить всех "на карандаш". Скажем, если когда-нибудь появится какой-то новый фигурант политического дела, на него уже будет готово досье. Кроме того, эта база может использоваться правоохранительными органами для слежки и контроля за людьми. Я уверен, что эта информация утечет в даркнет, где будет использоваться в том числе различными криминальными элементами.

Ну а половина из заявленной на создание базы суммы – 185 миллионов рублей – просто разворуется, как это обычно бывает в России.

Камера видеонаблюдения

Камера видеонаблюдения в Москве

–? Есть ли у гражданина возможность не передавать властям какие-то данные о себе?

– Вообще, использование персональных данных должно происходить только с согласия гражданина. Но вопрос: как нам все это будет преподнесено? Возможно, без предоставления этих данных не удастся получить какие-то льготы, какие-то услуги, трудно сказать. Может получиться так, что если вы не подпишете согласие на обработку этих данных, вас просто не обслужат в поликлинике. Что касается данных о домашних животных – по ним можно, например, понять, когда человека нет дома. Или делать выводы – кто тебя будет ждать в квартире: хомячок, кошечка или какой-нибудь бультерьер, когда ты придешь к человеку с обыском. Между прочим, оперативные сотрудники правоохранительных органов перед тем, как прийти в квартиру, обычно выясняют эти моменты. Я как юрист отношусь к этому негативно: во-первых, потому, что эти данные будут утекать, во-вторых, из-за того, что контроль государства над гражданами еще больше увеличится, – говорит адвокат Дмитрий Джулай.

Дистанционные тепловизоры с видеокамерой

Дистанционные тепловизоры с видеокамерой, установленные на турникетах станции метро "Спартак"

Российский оппозиционный политик и соратник Алексея Навального IT-специалист Леонид Волков говорит, что попытки московских властей создать персонализированную базу данных его сильно тревожат:

– Мы прекрасно понимаем, насколько легко эти данные попадают в публичный доступ. Не так давно это продемонстрировал Bellingcat в ходе расследования отравления Алексея Навального. Мы понимаем, что в России, и не только, агрегация чувствительных данных чревата тем, что эти данные начнут продаваться и покупаться всеми, кто имеет к ним доступ. Они обязательно станут бизнесом на черном рынке, что может повлечь за собой крайне неприятные последствия.

Такого рода чувствительная информация может использоваться в первую очередь для социальной инженерии, то есть попросту для воровства денег. Представьте себе пресловутый колл-центр Сбербанка на зоне, который располагает не только именем и отчеством человека, которого они хотят обдурить. Теперь у них будут имена его родственников, домашних животных, детей. То есть можно будет звонить и говорить не "Марья Ивановна, я попал в аварию, срочно вышли мне денег", прикидываясь сыном несчастной старушки, а можно будет говорить: "Марья Ивановна, я звоню вам от вашего сына Васи, он попал в аварию, сам говорить не может. Вышлите денег. Чтобы вы были уверены, что я от Васи, вашу кошку зовут Пушок". Понятно, что эффективность такого рода операций повысится в десятки раз.

–? То есть вы не верите, что государство собирает эти данные ради каких-то благих целей?

– У государства и так много личных данных граждан. Но выяснилось, что оно не умеет работать с ними эффективно. Мы не видим, чтобы у нас были какие-то прекрасные государственные сервисы, построенные на эффективной агрегации данных. Все равно ты приходишь в каждое ведомство и тебе говорят: принеси такую справку, такую справку, такую справку. Ведь когда вся эта агрегация затевалась, речь шла о том, чтобы избежать дублирования. Государство о тебе и так все знает, и оно не будет у тебя по десять раз просить принести справки и подтверждающие документы, потому что само сможет все посмотреть и проверить. Но мы видим, что этого не происходит. То есть предлагается создавать новые информационные системы, которые ставят граждан в ситуацию все большего и большего риска. При этом в плане упрощения повседневной жизни и качества предоставляемых государственных услуг это ничего не прибавляет. Конечно, все это может использоваться в качестве прообраза системы социального капитала, которая сейчас есть в Китае. На мой взгляд, она является самой главной угрозой человечеству в 21-м веке. Эта модель крайне соблазнительна для авторитарных режимов всех мастей. Она включает в себя абсолютно универсальный контроль. Это абсолютно эффективный концлагерный инструмент полного искоренения любого инакомыслия. И китайская система социального капитала, это особо никто и не скрывает, именно для этого и придумана, – уверен оппозиционный политик Леонид Волков.

Глава юридической практики "Роскомсвободы", управляющий партнер Digital Rights Center Саркис Дарбинян также уверен, что централизация данных всегда ведет к повышению рисков утечек и неавторизованного доступа. По его мнению, куда безопаснее в этом плане выглядит модель, реализованная в скандинавских странах: она позволяет не хранить данные в одном месте, а безопасно обмениваться ими заинтересованным сторонам. Но модель, которую предлагают московские власти, совсем не похожа на скандинавскую:

– Первый вопрос, который возникает, – для чего это делается? Надо сказать, что в последнее время, и особенно это подтвердилось в период пандемии, московские власти собирают огромный массив личных данных. Но при этом не очень любят рассказывать москвичам, с какой целью эти данные собираются, кем обрабатываются и как долго будут храниться. Отсутствие разъяснений со стороны правительства Москвы ведет к тому, что москвичи будут опасаться предоставлять какие-то данные, которые могут быть в дальнейшем использованы против них. Мы прекрасно понимаем, что эти данные могут быть проданы третьим лицам, коммерческим организациям, будь то банки, коллекторы, торговые предприятия. Либо Москва может в дальнейшем сама использовать эти данные, если вдруг она придет к решению, например, выдавать какие-то специальные кредиты, как это делают китайские власти. Тогда эти данные позволят составить определенные рейтинг лояльности, доверия, платежеспособности москвичей и так далее.

Как вы, как юрист, относитесь к этому нововведению?

– Как юрист я прекрасно понимаю, что это увеличивает правовые риски, связанные с утечкой информации. Чем больше данных сконцентрировано и хранится в одном месте, тем больше вероятность того, что в случае, если кто-то получит незаконный доступ к этим данным (а там не часть данных, а сразу все данные москвичей), это еще больше увеличивает риски имущественного и личного вреда для людей. Как обычный гражданин, москвич, я стараюсь максимально не отдавать свои данные, а к идее их централизованного хранения отношусь плохо. У меня нет доверия ни к столичным, ни к федеральным властям, которые уже показали, что они не в состоянии защитить личные данные граждан, – говорит адвокат Саркис Дарбинян.

В сеть регулярно утекают записи с муниципальных камер наблюдения: пятидневный доступ к трансляции с камеры на черном рынке стоил 3 тысячи рублей, за 10 тысяч рублей продавалась услуга поиска человека по системе распознавания лиц. В мае в открытом доступе оказались данные нарушителей самоизоляции, которым городской полицией были выписаны штрафы.

Любовь Чижова

Радио Свобода


Похожие новости


Темы

Cтатьи

21:31 - 12.01.2021
Эпидемия в Крыму: занижение официальной статистики COVID-19 и проблемы с лекарствами
20:55 - 12.01.2021
Российские миллиарды для Крыма: «Не факт, что люди станут жить лучше»
21:30 - 11.01.2021
Освобождение Крыма. Почему в 2014 году отменили секретную десантную операцию?
21:07 - 11.01.2021
Перенаселение, санкции, военные базы: Крым под микроскопом социально-экономического анализа
20:21 - 11.01.2021
«Гэбисты умеют душить». Наследие бандитского Петербурга
18:32 - 10.01.2021
Индустриальные парки Крыма: шесть лет обманутых ожиданий
18:30 - 09.01.2021
«Ялта такого не заслужила»: что происходит с известными стелами города
20:08 - 08.01.2021
Дегустация в разгар пандемии: в Крыму потратят пять миллионов на гастрофестиваль
19:46 - 07.01.2021
«Позвони мне, позвони»: чего ждать крымчанам от мобильной связи в 2021 году
17:41 - 07.01.2021
«Граница между смертью и жизнью». Новый год во время пандемии
21:00 - 05.01.2021
На критической грани. Будет ли Крым с водой в 2021 году?
20:00 - 04.01.2021
«Пришелец в научном раю»: почему продолжается стройка вокруг Крымской обсерватории
19:32 - 03.01.2021
Севастополь-2020: тернистыми дорогами российского образования – итоги года
18:29 - 03.01.2021
Непрошеные управляющие «закрепощают» севастопольцев
20:21 - 02.01.2021
Севастополь-2020: застарелые болезни российской медицины
21:30 - 30.12.2020
Яхтенная марина в Балаклаве: новая «жемчужина Крыма» или «очередная мегакоррупционная стройка»?
20:40 - 30.12.2020
Афера года: реконструкция Матросского бульвара осталась неоплаченной
21:45 - 29.12.2020
«Красная черта» для Путина: пойдет ли Байден по стопам Обамы?
20:15 - 29.12.2020
Севастополь-2020: экономические итоги года
21:37 - 28.12.2020
Санкции, коррупция или отсутствие рабочей силы? С чем связаны провалы в реализации ФЦП в Крыму
20:39 - 27.12.2020
Крымское село на перепутье: между надеждами и ложью
20:25 - 25.12.2020
Пир во время чумы: чиновники горздрава арендуют кабинеты за сотни тысяч рублей
19:19 - 25.12.2020
«Государственный контроль над силой»: как Россия использует казаков в Крыму
21:22 - 23.12.2020
Как в интересах Аксенова прослушивали и запугивали крымский истеблишмент
20:25 - 23.12.2020
Непослушные крымские цены
18:25 - 22.12.2020
«Это было политическое заказное дело»: за что судили севастопольца Валерия Большакова
22:02 - 21.12.2020
«Это был обман граждан России». Кому выгодна «потеря» двух триллионов из Пенсионного фонда
20:12 - 20.12.2020
«Займет ценные береговые зоны бухты»: кто продвигает проект яхтенной марины в Балаклаве
18:15 - 20.12.2020
Индекс сладкой жизни в Крыму
18:26 - 19.12.2020
На самокаты в Севастополе пока управы нет

Другие статьи