Важные новости

Аксенов – Константинов: уже не тандем, но еще не «заклятые друзья»?

17.08.2020  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Крымский политолог Александр Севастьянов в выступлении в эфире Радио Крым.Реалии сообщил о наличии соперничества на «крымском Олимпе» власти и скрытом конфликте между российским главой Крыма Сергеем Аксеновым и спикером российского парламента Крыма Владимиром Константиновым. Между тем, ограниченность времени в радиоформате не дали возможности глубже проанализировать взаимоотношения двух «героев крымской весны», а главное – перспективы того и другого. Конфликт есть, но есть и необходимость продолжить анализ.

 Сергей Аксенов и Владимир Константинов (коллаж)

Начало: Владимир Константинов

Нужно сказать, что приход Аксенова и Константинова к власти в Крыму был разным, и этот факт наложился на развитие их взаимоотношений. В орбиту аннексии Крыма Владимир Константинов был вовлечен если не с декабря 2013-го, то с января 2014 года, когда его несколько раз вызывали в Москву, и сначала определили его склонность к предательству Украины, а потом поставили его в безвыходное положение по поводу миллиардной задолженности перед украинскими банками и тяжести большого количества недостроев, числящихся за его фирмой «Консоль».

Константинов был не лучшей кандидатурой для отторжения Крыма от Украины, но единственной и необходимой. Поскольку России предстояло действовать исключительно через Верховныой Рады Крыма, а все другие пути были более затратными и более конфликтными, возможно кровавыми, то Кремлю в любом случае пришлось бы задействовать парламент Крыма, чтобы принять решение о «выходе» и «референдуме». Без референдума Москве невозможно было попытаться втиснуть крымский переворот в международное право. России просто повезло, что такой человек с нестойкими убеждениями и готовности изменить Родине в нужное время оказался на посту главы крымского парламента.

Константинов был не лучшей кандидатурой для отторжения Крыма от Украины, но единственной и необходимой

И здесь неправильно будет не вспомнить решение Василия Джарты о представлении Виктору Януковичу главой парламента именно Константинова, поскольку он и выбирал такого человека, который бы, формально пребывая в кресле высшего должностного лица Крыма, как было по украинской Конституции, реально не вмешивался бы в его дела и не мешал вручную руководить Крымом. Василий Джарты угадал такого человека. И податливость Константинова сыграла роковую роль в январе-марте 2014 года. Но с одним нюансом. Константинов уже испытал на себе «прелесть» подчинения такому авторитарному руководителю как Джарты, и ему повезло, что тот рано ушел в лучший из миров, поэтому он надеялся, что в «российском» Крыму ситуация будет иной. Константинов был готов играть вторую роль, но при условии, как он надеялся, что первую роль в крымских делах будет играть не кто-нибудь, а Москва, а в Крыму он будет первым, и все московские дела, а это обещало огромные перспективы и выгоды – все бизнес-связи, инвестиции, гигантская масса собственности, в том числе на землю, гигантские перспективы его любимой отрасли строительства, банковские и денежные дела, транспорт, энергоносители, и многое другое. Все это обещало золотое дно Константинову. И он понимал, что ему предстоит либо крах, ярлык мошенника, суд и тюрьма, либо все эти блага вместе взятые. Отступать было некуда.

В Москве его идеологически обрабатывали, разъясняли его положение. В начале февраля 2014 года Константинову сделали предложение, от которого он уже не мог отказаться. Дальше пошли инструктажи по механике и технологии аннексии, в которых вырабатывался алгоритм его действий и выуживание из него информации обо всех структурах в Крыму и алгоритм противодействия им. Роль парламента была четко расписана.

В начале февраля 2014 года Константинову сделали предложение, от которого он уже не мог отказаться

В 20-х числах февраля Константинов испугался. Именно этим объясняется тот факт, что, по свидетельству Андрея Сенченко, в эти дни Константинов ходил по зданию Верховной Рады бледный, нерешительный, перепуганный и без всякой инициативы. Понимал, что творится, но отступать ему было уже невозможно. Крым уже подчинялся не Константинову. На полуострове уже действовали Олег Белавенцев и Георгий Мурадов, переодетые «зеленые человечки», которых корабли Черноморского флота завозили все больше, решения принимались и документы готовились некими советниками, по Крыму шныряли разведчики и «тихари». Теперь роль Константинова и единственная потребность в нем сводилась к тому, чтобы заставить депутатов голосовать за нужное решение. И он понимал, что, если он с этим не справится, его моментально переизберут, и в зале найдется 4 или 5 депутатов, готовых встать во главе переворота. Константинов не был самоубийцей.

Но плавному принятию решения о референдуме, который ранее планировали осуществить без захвата зданий органов власти, помешал митинг 26 февраля. Белавенцев и Мурадов задействовали план «Б». И уже с утра 27 февраля собирать парламент Константинову помогали Игорь Гиркин и его «зеленые человечки». Проведение сессии, которая приняла решение о референдуме, до сих пор остается тайной. Есть неофициальные свидетели силового привлечения депутатов, отсутствия кворума, голосования карточками за других, и так далее. Сессия прошла очень нечисто. Москва поняла, что Константинов справился со своей ролью плохо, но после всего произошедшего менять спикера было поздно – многие депутаты прятались, не являлись на сессию, молча протестовали, решения приходилось фальсифицировать. У Константинова затаилась обида на все, осознанная «вина» перед Москвой.

Начало: Сергей Аксенов

Сергей Аксенов пришел к власти по-другому: и случайно, и не совсем. Случайно – потому, что Олег Белавенцев и Георгий Мурадов перебрали на пост главы правительства несколько кандидатур. Одной из них был Леонид Грач, и он уже несколько раз рассказывал в своих интервью, как это было. И кандидатура Аксенова была не первой. Когда Константинову сказали, что предлагают назначить главой крымского правительства Грача, он сразу запротестовал. Константинов понимал, что Леонид Грач всегда имеет свою точку зрения, часто неуправляемый, легко идет на конфликт, считает самым большим авторитетом в Крыму только себя, да и по организаторским способностям Константинов был Грачу не ровня. С ним согласились, предложили назвать кандидатуру.

Аксенов взялся за механику переворота с такой энергией, которая и не снилась ни Леониду Грачу, ни Владимиру Константинову

Самым пророссийским в парламенте был Сергей Аксенов – всего три места в парламенте, но все же – со своей партией. Константинову выбирать уже не приходилось. Аксенов, как сам когда-то рассказывал, на тот момент уже имел иное предложение от Украины, за поддержку проукраинской позиции ему предлагали должность вице-премьера в крымском правительстве, должности министров и глав регионов его соратникам. А тут сразу – глава Совета министров, и он – хозяин положения. Конечно, он изменил решение, тем больше, что и за ним тянулся денежный скандал с долгом в миллион долларов, и тут появлялась удачная перспектива довольно выгодно погасить и этот конфликт.

Аксенов взялся за механику переворота с такой энергией, которая и не снилась ни Леониду Грачу, ни Владимиру Константинову. Его отличали молодость, энергичность, беспримерная решительность. Он легко довел до конца организацию «самообороны», превращение казаков в боевиков, принял «должность» верховного главнокомандующего, заставил принять присягу угрозами перевербованного Березовского, стал взаимодействовать с россиянами, осуществляющими переворот.

Константинов радовался – появился человек, который много из того, что предстояло делать ему, и чего он просто не умел, взял на себя. И у него получилось. Они оба несколько раз заявляли о безупречном и прочном тандеме.

Но тут произошло то, на что Константинов не надеялся. В «российской» конституции Крыма, чему ранее он не придавал значения, появилась должность главы Крыма и главы правительства, которые можно совмещать. А глава парламента по ней уже не являлся высшим должностным лицом. Появилась должность, которая была в первую очередь завязана на Москву, а Константинову оставались местные дела. Поначалу, пока эти дела не стали преобладающими, это его мало беспокоило. Они спокойно поделили золото украинского «Ощадбанка», изгнали из Крыма строптивого Рустама Темиргалиева, претендовавшего на большую часть золота и большую роль в Крыму. Длительное время они на равных купались в славе «героев крымской весны», время от времени заявляя, что ни конфликт, ни разногласия между ними невозможны. Но просто был еще не вечер…

…Еще не вечер. Пружины конфликта

Вскоре наступили рабочие будни. Пружины потенциального конфликта состояли в том, что Константинов был относительно богат, а Аксенов был относительно беден. Поэтому Константинов придал новое дыхание своему системному строительному бизнесу, добыче стройматериалов, в частности, в Шархинском и других карьерах, но других отраслей он пока не трогал, поскольку не был в них специалистом. Аксенов, не имевший системного бизнеса, занимавшийся преимущественно розничной торговлей, вначале присматривался и подбирал все, что можно, говорят об отжатых нескольких объектах розничной торговли, а также по секрету рассказывают о крышевании нескольких кланов. Но такая разбросанность в бизнесе не давала тех прибылей, каких получал Константинов от строительной отрасли.

Пружины потенциального конфликта состояли в том, что Константинов был относительно богат, а Аксенов был относительно беден

Однако Аксенов воспользовался тем, что все московские дела идут через главу Крыма, и не упустил их возможности. С этим связаны многие дела о коррупции среди чиновников. Рассказывают, что их просто на каком-то этапе подставили, что изначально дело было завязано на «высоких лиц».

Более того, постоянная зависть Аксенова к бизнес-успеху Константинова на этапе кардинального расширения жилищного строительства для переселенцев из России, вылилась в то, что и он по примеру «прораба» завел строительный бизнес, и теперь, как многие утверждают, с его именем аффилируется группа строительных компаний «Монолит», что в условии распоряжения землей, финансами, конкурсом проектов и т.д. чрезвычайно прибыльно.Можно полагать, что ныне имущественное положение Аксенова превысило богатства Константинова, возможно, в несколько раз.

Вторая пружина – кадровое соперничество. И оно не только в том, что и Аксенов и Константинов расставляют по Крыму своих людей. Константинов использует «своих» для сбора информации, ему, по большому счету, уровень их деловой компетенции не важен.

Аксенов зорко следит за тем, чтобы не появился человек, который мог бы стать ему конкурентом

Аксенов же зорко следит за тем, чтобы не появился человек, который мог бы стать ему конкурентом. И ему не нужны информаторы, он широко пользуется информацией крымских и российских спецслужб. Они и помогают ему обнаруживать ненадежных, с которыми он быстро расправляется. Среди них – мэр Феодосии Дмитрий Щепетков, так называемый айронмэр Евпатории Андрей Филонов, успевший сбежать и скрыться вице-премьер и мэр Судака Владимир Серов, вице-премьеры Олег Казурин, Виталий Нахлупин, уже осужденные, а также несколько министров и другие лица. Все они могли успешно заменить его на посту главы Крыма, а также им могла стать известной некая скрытая информация об Аксенове. Характерно, что после их смещения Аксенов назначает на должности вице-премьеров и министров серых людей, а еще более охотно – женщин, потому, что им подсидеть Аксенова не реально. Аксенов вначале совмещал еще и должность главы правительства, но когда появился Юрий Гоцанюк, человек явно не претендующий на должность главы Крыма, то должности разделили.

Особенность нынешней стадии противоречий состоит в разности их положений. Если сейчас Аксенов тянет процентов 80, если не все 90, крымских дел – от строительства дорог и трассы «Таврида», от ЖКХ и проблемы воды, не имеющей разрешения в российских условиях, до дел военных и тайных, как, например, размещение оружия, снабжение военных частей, работа предприятий ВПК, помощь группировкам «ДНР» и «ЛНР», связи с Сирией, Ливаном и другим делам, координацией антитатарских и антиукраинских акций, то Константинову остается исключительно рутина по местному самоуправлению, принятию законов, переписанных на крымские из законов российских регионов – дела не прибыльные ни в денежном, ни в имиджевом плане. То есть, Константинов для России – отработанный материал, который будет вскоре списан. Причем, у него никаких перспектив для попадания в Россию нет, разве что в случае возвращения Крыма под контроль Украины и побега от наказания. И это его сильно удручает.

При этом ситуация у Аксенова, в общем, не лучше. Да, все московские дела идут через него, и ему это с руки и на пользу. Но в России ему появиться также затруднительно. Во-первых, с опытом Крыма в России он никому не нужен, потому, что там нужен другой опыт конкуренции среди чиновников. Если бы Аксенов оказался там сейчас, то его ждала бы судьба севастопольского адмирала Сергея Меняйло, оказавшегося в глуши, без ресурсов, возможностей и перспектив.

Во-вторых, Аксенов не является специалистом ни в какой отрасли хозяйства, и пока нет места, где он был бы полезен в России, а на политических должностях его сложно представить в условиях российской конкуренции губернаторов. Поэтому еще более сложно его представить и в Москве, потому что федеральной должности ему не потянуть, а политиков там своих больше, чем нужно. С другой стороны, в России мало людей, желающих оказаться на его месте в Крыму, работать с предельным напряжением, в условиях санкций и участия в войне, под ежедневным контролем, как под лупой. Это мало кого прельщает.

Конфликт между Аксеновым и Константиновым носит и латентный, и скрытый характер, и они его вынужденно поддерживают в таком состоянии

Поэтому можно сказать, что если вдруг наступит момент, когда Аксенова и Константинова надо будет разделить, то это будет сложно сделать из-за большой вероятности несработанности в Крыму чужого с местными, а также из-за отсутствия места, куда бы кого-то из них можно было приткнуть. А если их надо будет заменить, то это еще сложнее, потому что это будет связано с полным переворотом уклада жизни в Крыму, чему многие будут сопротивляться, и новому соперничеству приезжих чиновников. Сопротивляться будут не только местные, но и те, кто приехал в Крым и уже что-то заимел, поскольку уход того или другого будет связан с перераспределением имущества, денежных потоков, бизнесов, влияния.

Нет сомнения, что на бульваре Франко лежат как минимум два толстых досье на того и другого, которые периодически пополняются. На первом месте там компромат. И многие файлы лежат пока без движения, поскольку им, в первую очередь, Аксенову, многое прощается из-за верной службы и доверия Владимира Путина. И оба знают, что усиление конфликта между ними может стать той каплей, которая переполнит стакан терпения, и по ним начнут принимать кадровые решения. Обоим это не выгодно. Поэтому конфликт между Аксеновым и Константиновым носит и латентный, и скрытый характер, и они его вынужденно поддерживают в таком состоянии. Да, они уже не тандем, а только создают видимость тандема, но еще и не «заклятые друзья», поскольку это гибельно для обоих.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Предыдущая новость:

В Севастополе скорая сбила скейтбордиста на переходе (видео)


Темы

Cтатьи