Важные новости

Что заставляет людей подчиняться или отвергать ограничения из-за коронавируса?

25.07.2020  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


Растет количество исследований коронавируса, которые сосредотачиваются на факторах, обусловливающих человеческое поведение по соблюдению экстренных мер общественного здоровья. В авторитарных государствах страх суровых наказаний является мощной мотивацией для подчинения мероприятиям. Однако недавние исследования показывают, что дело обстоит гораздо сложнее в странах, где гражданские свободы и права человека являются неотъемлемой составляющей общества, пишет Радiо Свобода.

маска

Принудительные ограничения против добровольных

Когда Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала COVID-19 «критической угрозой для общественного здоровья международного значения» в январе, глава ВОЗ Тедрос Адганом Гебреесус похвалил усилия китайского правительства по сдерживанию болезни ‒ «несмотря на мощный социальный и экономический эффект» драконовских мер Китая.

Но критики в западных странах сомневались в пригодности строгих мер Китая для стран, где соблюдение не обусловлено страхом наказания.

Ни одна другая нация, западная или нет, не должна пытаться скопировать действия Китая

Томас Боллики

«Ни одна другая нация, западная или нет, не должна пытаться скопировать действия Китая», ‒ сказал в середине марта Томас Боллики, директор Программы всемирного здоровья при Совете по международным отношениям.

Боллики критиковал «пренебрежение к гражданским свободам и правам человека», которые проявлялись «карантинными и цензурными действиями» Китая.

Через несколько дней после замечаний Боллики, ВОЗ объявил COVID-19 глобальной пандемией, а государства всего мира начали вводить ряд коронавирусных ограничений.

Иран и Италия, сильно пострадавшие, были одними из первых стран, которые ввели принудительный карантин.

Другие вскоре последовали этому примеру и ввели частичный карантин в сочетании с добровольными рекомендациями о применении санитарных мер, физической дистанции и защитных масок.

В США объявили общие рекомендации относительно поведения во время пандемии, а решение о карантине и правила ношения масок являются прерогативой чиновников на уровне каждого отдельного штата.

Эти решения быстро стали политическими в США, а публичные дебаты о них разделились вдоль партийных линий.

В Швеции, где доверие к органам государственной власти очень высоко, большинство людей могли продолжать ежедневную рутину без карантина, не было закрытия бизнесов или принудительного ношения защитных масок.

Шведская министр здравоохранения Лена Халленгрен сообщила Радiо Свобода в апреле, что шведская модель основана на «доверии», что люди будут «брать на себя личную ответственность» и добровольно придерживаться рекомендаций.

Она отметила, что эта менее строгая стратегия будет более эффективной в течение месяцев, во время которых другие демократические государства были готовы придерживаться строгого карантина.

Исследование, руководителем которого был Александр Чудик, советник по вопросам экономической политики и аналитик при Федеральной резервной системе в Далласе, показало, что добровольное социальное дистанцирование менее эффективно чем меры, введенные правительством.

По словам Чудика, результат «кардинально другой», когда законы о карантине являются принудительными, чем когда существуют только рекомендации, позволяющие людям выбирать свой уровень самоизоляции.

Поведенческая экономика

Экономисты, изучавшие массовое поведение, Паола Джулиано (Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе) и Имран Расул (Университетский колледж Лондона), сделали вывод, что политикам крайне важно «знать, что вызывает эффективное соблюдение гражданами» таких мероприятий как социальная дистанция или ношение масок в закрытых общественных местах.

Критическими элементами личного поведения является прочность социальной структуры общества, а также уровень доверия к институтам

Исследование

С помощью данных из многих стран они нашли ключевые «движущие факторы соблюдения» ‒ в том числе то, что экономисты называют «социальным капиталом», а также уровень доверия к правительству и институтам. Также они установили, что соблюдение отличается в зависимости от политических позиций и медиа-источников, которыми пользуются люди.

«Если социальная дистанция является ключевым фактором сдерживания распространения COVID-19, то важно знать, что вызывает эффективное соблюдение этих мер со стороны людей», ‒ написали они в исследовании, опубликованном 18 июня.

«Критическими элементами личного поведения является прочность социальной структуры общества, а также уровень доверия к институтам», ‒ отметили исследователи.

Недавно специалисты в области здравоохранения в Европе предупредили, что коллективное чувство усталости от ограничительных мер может заставить тех, кто придерживался их, стать небрежными и вернуться к привычкам, которые были нормой до пандемии ‒ например, здороваться поцелуями в щеку или пожимать руки.

Они отметили, что в целом европейцы придерживались карантина, социальной дистанции и ношения масок, несмотря на того, что правила и рекомендации постоянно менялись.

Однако социальные психологи предупреждают, что наступила «усталость от масок» ‒ несмотря на то, правила ношения являются принудительными или добровольными.

Изабелла Аннеси-Маесано, эпидемиолог Французского института здоровья и медицинских исследований, написала в газете The Wall Street Journal 21 июля, что «люди страдали и это было заметно».

«Социальный капитал»

Термин «социальный капитал» употребляется экономистами уже более века. Идеи за этим понятием еще более древние.

Базирующаяся в Париже Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) определяет «социальный капитал» как «сети, общие нормы, ценности и понимание, которые облегчают сотрудничество внутри или среди групп» людей.

Наши совместные нормы, ценности и понимание менее конкретны, чем наши социальные сети

Отчет

Эксперты ОЭСР говорят, что на социальный капитал влияют личные отношения и социальные сети, а также общественная активность.

Поведенческие экономисты и социологи утверждают, что «доверие и нормы сотрудничества» также влияют на социальный капитал.

Это касается «доверия, социальных норм и общих ценностей, которые поддерживают функционирование общества и делают возможным взаимовыгодное сотрудничество». «Наши совместные нормы, ценности и понимание менее конкретны, чем наши социальные сети», ‒ заключает отчет ОЭСР.

«Социологи иногда говорят о нормах, как невысказанных и часто неоспоримых правилах общества, ‒ говорится в отчете. ‒ Ценности ‒ такие как уважение к безопасности людей ‒ являются важной составляющей в каждой социальной группе».

В сочетании эти сети и понимание порождают доверие и сотрудничество между людьми.

Социальное давление

Международный центр экономического роста (МЦЭР), глобальная исследовательская сеть, финансируемая британским правительством, говорит, что в некоторых странах карантин изменил социальные нормы так, что это способствовало соблюдению.

Сильное лидерство с жестким нарративом способно объединить общины для введения социальных норм

Исследование МЦЭР

«Введение определенных социальных норм обусловлено умением сильного лидерства создать нарратив, объединяющий общины», ‒ заключают исследователи от МЦЭР Оливер Харман и Виктория Делбридж.

«Сильное лидерство с жестким нарративом способно объединить общины для введения социальных норм, которое способствует сотрудничеству между гражданами и добровольному соблюдению норм, а также уменьшает потребность формального принуждения» со стороны власти.

«Это не только будет способствовать положительной социальной норме, граждане также будут выполнять обязанности принуждения» путем социального давления, говорят Харман и Делбридж. «В некоторых случаях это социальное давление более эффективно, чем формальное наказание», ‒ отмечают исследователи.

Политические позиции

Последние исследования показывают, что влияние политических позиций на соблюдение ограничений особенно велико в Соединенных Штатах, но является важным и в других странах.

«Данные из разных стран показывают, что политические убеждения, в соединении с различиями в потреблении информации от СМИ, имеют важное влияние на восприятие риска и соблюдение социальной дистанции», ‒ говорят Джулиано и Расул.

Исследование Чудика показывает, то, как воспринимают «достоверность чиновника, вводящего регуляцию о социальной дистанции, имеет большое влияние» на соблюдение норм ограничительного поведения людьми.

По словам Чудика, данные его исследования «отвечают идее, что республиканцы чаще всего придерживаются указаний прежде всего от президента Трампа, чем от других государственных чиновников», в том числе местных республиканцев.

Пандемия коронавируса ‒ как и многие другие темы ‒ стала партийной проблемой в США

Александр Чудик

«Пандемия коронавируса ‒ как и многие другие темы ‒ стала партийной проблемой в США, делая политические позиции потенциальным фактором соблюдения социальной дистанции», ‒ заключает Чудик.

«Наши результаты говорят о том, что политическая поляризация является большим препятствием на пути к полному соблюдению мер социальной дистанции», ‒ говорит Чудик.

«Двухпартийная поддержка социальной дистанции ‒ ключевой фактор в том, насколько быстро мы можем сдержать распространение нового коронавируса», ‒ добавляет он.

Фактор «доверия»

Даже до пандемии ряд исследований показывал, что доверие людей к правительствам и институтам влияет на их готовность соблюдать экстренные меры, касающиеся общественного здоровья.

Это имеет большое влияние на распространение болезней.

«Жизнь с коронавирусом» ‒ это работа, опубликованная в июне Институтом развития и экономических исследований при Университете ООН, она касается вопроса «как доверие соотносится с личным опытом пандемии».

Исследователи обнаружили, что «институциональное доверие» не только влияет на соблюдение карантина, социальной дистанции и ношение масок.

На основе глобального опроса, исследователи обнаружили, что личный опыт с COVID-19 также влияет на уровень доверия.

«Люди, которые имели контакт с больными, и безработные показывают более низкие уровни доверия к людям, институтам и в целом низкий уровень доверия», ‒ говорят исследователи.

В противоположность этому, «такие различия не существуют в случае тех, кто лично имел симптомы болезни».

«Эти типы поведения отличаются в разных контекстах и не обусловлены заботой о личном здоровье или здоровье близких, а продиктованы повышенным уровнем беспокойства и стресса», ‒ заключают исследователи.

По их словам, «эффекты пандемии выходят за рамки вопросов здоровья», что ведет к «новой нормальности», которая «вероятно повлияет на то, как общества выйдут из пандемии».

Рон Синовиц

Предыдущая новость:

Алтабаеву и Немцева отлучают от заксобрания Севастополя


Темы

Cтатьи