Важные новости

Россия и Крым: о притеснении национальных культур

28.04.2020  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


мультикультурное общество, мультикультурализмКак-то еще в первые годы уже нового века мне в Симферополь позвонили коллеги из Москвы. Они просили посоветовать тему о Крыме, которая была бы и интересна, и полезна. Я как раз тогда увлекался темой национальных культур в Крыму и посоветовал им посмотреть, как работает в обществе если не содействие, то хотя бы либеральное отношение государства к развитию национальных общин и национальных культур в Украине. А период с 90-х годов и все начало двухтысячных специалисты уже называли «этноконфессиональным ренессансом в Крыму», и термин этот уже вошел в научный оборот (см. Сборники «Этнография Крыма ХХ и веков ХХI и современные этнокультурные процессы. Материалы и исследования», Симферополь, 2012 г.)

Достаточно сказать, что в Крыму на то время с разной степенью активности и успешности работали более 2 десятков национально-культурных обществ, а в эфире местной ГТРК «Крым» вещали 7 национальных редакций на родных языках. Но несмотря на мои убеждения я почувствовал, что на другом конце провода собеседники как-то охладели к этой идее, ходили куда-то советоваться, и в конце-концов ответили: «Нет, нам это не интересно!».

Факт, тем не менее, показательный. Вырвавшись в 90-х из-под руководства Москвы, Крым смог ощутить свободу культур и войти в эпоху крымского мультикультурализма.

Государственный язык: один иди двадцать один?

Ученые этнографы давно отмечают известный дуализм и неопределенность в отношении российских политиков к национальным культурам. Например, доктор исторических наук главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Елена Филиппова отмечает, что «тема «развития национальных культур» всегда присутствует в речах и документах высших должностных лиц. Но секрет как раз кроется в нюансах и дополнительных уточнениях. Например, в Послании Федеральному собранию президента Бориса Ельцина 1994 года говорилось о том, что «Целостность государства в значительной мере базируется на поддержании единства гражданского общества и сохранении многообразия его этнических компонентов... В целом политика межнационального согласия должна занять одно из ведущих мест в государственной стратегии развития Российской Федерации».

Однако и первый, и второй президентский сроки Владимира Путина характеризует крен в сторону деэтнизации политики и продвижения гражданского понимания нации. Уже в Послании-2000 он говорит: «И не нужно специально искать национальную идею... Это «ценности, которые сплачивают и позволяют называть нас единым народом». В послании-2003: «Единство России скрепляют присущий нашему народу патриотизм, культурные традиции, общая историческая память». В послании-2005: «Россия была, есть и будет крупнейшей европейской нацией». Тема федеративных отношений практически сходит на нет.

В 2012 году накануне возвращения в президентское кресло Владимир Путин публикует программную статью «Россия: национальный вопрос», в которой поликультурность России только отмечается, а главные тезисы направлены на пропаганду особой роли русского народа и ее центральное место в государстве: «Русский народ является государствообразующим – по факту существования России. Великая миссия русских – объединять, скреплять цивилизацию», «Стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации – русский народ, русская культура». Это же направление проходит сквозь ткань Послания-2012.

Аналитики отмечают, что «Путин вывел русский вопрос из подполья. Отныне говорить о русских правах и проблемах не будет считаться чем-то крамольным и неприличным».

Такой крен вызвал настороженность в республиках. Так, тогдашний полномочный представитель Татарстана на обсуждении статьи Владимира Путина, организованном в Московском доме национальностей, говорил: «Многонациональность страны – это не только декларация, это, прежде всего, многоязычие, потому что основным фактором идентификации этноса является язык. Если мы только с помощью русского языка хотим создать многонациональное государство, этого не получится. Нужно нам определиться с государственными языками России: один будет, два будет, будет какая-то квота? Определиться со статусом региональных языков субъектов Федерации – их 21».

Но в ответ была предпринята попытка принятия «Закона о российской нации». В ответ было реальное давление на национальные автономии с целью признания государственным языком только русского, признание необязательности изучения национальных языков, загон их в сферу факультативности, воскресных школ, языковых кружков.

Эти же процессы перекинулись и на Крым после его оккупации в 2014 году. Несмотря на то, что сам Путин предложил признать в «конституции Крыма» государственными три языка, впоследствии другими решениями «госсовета» были приняты положения о необязательном изучении украинского и крымскотатарского, необязательном владении ими чиновниками, сведению изучения их в школах к минимуму. Аналогично, была прекращена деятельность более двух десятков национально-культурных объединений, вместо них было создано всего несколько марионеточных национально-культурных структур, в которых русской пропаганды больше, чем заботы о своем национальном развитии.

Это выводит на мысль, что национальная культура оккупантам не интересна вообще, что она мешает самой идее и цели оккупации.

Был ли крах мультикультурализма?

Что такое мультикультурализм и почему в России на него так ополчились? В широком смысле, – пишет Агита Мисане (Agita Misāne), консультант общества «Убежище «Надежный дом», – мультикультурализм является признанием разнообразия и равноценности культур.

Известный канадский философ Чарльз Тейлор считает, что мультикультурализм также можно охарактеризовать и как политику, направленную против ассимиляции. Он считает, что целесообразно поддерживать разнообразие общества, так как это ценность сама по себе.

Еще в 2011 году тогдашний представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин, выступая («Аргументы Недели», №36 (277), 15 сентября 2011» на третьем Мировом политическом форуме в Ярославле с неприкрытым цинизмом обрушился на европейскую политику мультикультурализма: «Идеология «мульти-культи» сформирована левацким послевоенным движением как реакция на европейский нацизм и фашизм и представляет собой «другую крайность». Предполагалось, что новая европейская культура полностью отрешится от консерватизма, национализма и христианской религиозности... Произошло прямо обратное: радикально ослабленная «автохтонная» культура Европы ничем не привлекала иммигрантов (в отличие от социальных благ и мечты о «красивой жизни»). Массово переезжая в Старый свет, они сохраняли свою самобытность и обособлялись от «безликих европейцев».

Выступил также председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин. Он рассказал о кризисе теории национального государства и, якобы, о «провале мультикультуразима». При этом правительственная «Российская газета» старается и дополняет заметками «Саркози признал провал мультикультурализма» и «Меркель признала провал мультикультурной модели».

И теперь становится понятно, почему в России так ополчились против мультикультурализма. Проводя политику ассимиляции своих национальных составляющих и утверждая гегемонию русского народа, русской культуры и русского языка, они вынуждены отрицать, не признавать, разоблачать все другие практики межнациональных отношений.

Но не все в России думают в унисон с властью. Например, издательство «МГИМО-Университет» в 2018 году выпустило книгу (ISBN: 978-5-9228-1874-2) А. Веретевской «Мультикультурализм, которого не было. Анализ европейских практик политической интеграции этнокультурных меньшинств», где автор утверждает, что «ни в одном из рассмотренных государств политика, которая соответствовала бы известным политико-философским концепциям мультикультурализма, никогда последовательно не проводилась, и, значит, свою несостоятельность продемонстрировали принципиально иные политические инициативы». Говоря другими словами, то, что русские называют мультикультурализмом в Европе, на самом деле таким не было, а значит, провал потерпел как минимум псевдомультикультурализм. Сама доктрина мультикультурализма, как система межнациональной политики, просто нигде не применялась в своей полноте.

Мультикультурализм должен быть настоящим: он функционирует лучше, если культур больше. Сглаживающим фактором является настоящее разнообразие культур

Тем более, что можно говорить об относительной неуспешности межнациональной политики в Европе, но при этом совсем забывается пример Канады, где мультикультурализм показал свою успешность, и это в стране, где около 20% граждан родились за ее пределами. Там мультикультурное наследие канадцев официально признано в Конституционном акте 1982 года премьер-министром Пьером Эллиотом Трюдо, вместе с введением Канадской хартии прав и свобод, в которую включена статья 27, утверждающая, что «Хартия должна толковаться в соответствии с сохранением и укреплением мультикультурного наследия канадцев». В последнее время успешность мультикультурной доктрины в Канаде признали даже во франкоязычном Квебеке. Было признано, что Квебек является де-факто плюралистическим обществом. Просто в англоязычной Канаде многообразие культур состоялось на основе одного языка, а в Квебеке объединяющим фактором стал другой язык, и признание многоязычия это и есть суть мультикультурализма.

Заявляя о провале мультикультурализма, в России исходят, в основном, из того факта, что европейским государствам много трудностей принесли потоки беженцев из азиатских и африканских стран, и они, якобы «не смогли их переварить, то есть сделать цивилизованнее и культурнее». Но это прямая ложь.

Во-первых, в книге «Войны ХХI: полигибрессия России» Центра глобалистики «Стратегия-ХХI» целая глава (стр. 124-136) посвящена рассмотрению феномена миграции. Авторы убедительно доказывают, что Россия создала генератор миграционных волн, которые являются ее оружием в гибридной войне против Европы, что на самом деле Европа имеет дело со стратегически управляемой миграцией, и даже дают прогнозы вероятных миграционных течений в Европу.

Кроме того, по мнению аналитиков, эти миграционные волны имели насильственный характер, были неожиданными для стран Европы, а потому они не были к ним готовы, у них не оказалось готовой политики в этом отношении. К тому же, сыграл свою роль и низкий образовательный уровень мигрантов, их национальный эгоизм, неготовность принять среду иной национальности, чем объясняется большинство проявившихся конфликтов.

Раса Салиня (Rasa Saliņa), эксперт по коммуникациям и социальным медиа из Латвии, в проекте «Информационный центр для иммигрантов» «Фонда убежища, миграций и интеграции» пишет, что успех мультикультурализма зависит от состояния границ государства, и если население не чувствует внешних угроз, интеграция общества является внутренним делом и задачей государства. В этом случае действительно можно говорить об интеграции как о сплочении общества. Совсем иная ситуация, если по соседству находится мощное в военном плане агрессивное государство, как Россия.

Во-вторых, мультикультурализм должен быть настоящим: он функционирует лучше, если культур больше. Сглаживающим фактором является настоящее разнообразие культур.

Одним из крупнейших рисков в мультикультурных обществах является ограничение культур, как географически, например, проживание иммигрантов в анклавах в крупных городах Европы, так и отсутствием пространства для своего языка, СМИ и образования

В-третьих, доктрина мультикультурализма предусматривает равноценный вклад различных групп в создание экономического совокупного продукта, или, по крайней мере, добросовестное стремление сделать это. Если в какой-либо части общества существует мнение, что «мы их содержим», то это бомба с часовым механизмом. И таким мнением легко манипулировать.

В-четвертых, одним из крупнейших рисков в мультикультурных обществах является ограничение культур, как географически, например, проживание иммигрантов в анклавах в крупных городах Европы, так и отсутствием пространства для своего языка, СМИ и образования. Разумеется, устранение таких ситуаций требует и усилий, и расходов.

В-пятых, соглашение о совокупности прав человека, которая является обязательной для всех членов общества. И если в обществе нет сильной уверенности, что правила игры одинаковы для всех, тогда в нем не будет править взаимное доверие, являющееся одной из самых существенных предпосылок для сплоченности.

Это конспективное перечисление позволяет понять и то, почему мультикультурализм не стал успешной политикой в Европе. Значит ли это, что этот «проект» следует списать и забыть о нем? Это нелегко сделать, так как элементы мультикультурализма, и положительные, и рискованные, по-прежнему существуют.

Русским культура народов только мешает

Гонения на мультикультурализм, привычные для России, не уникальны. С таким же рвением путинские патриоты искажают и не признают толерантность, называя ее «толерастией», национальные культуры, называя их «культур-мультур», демократию, называя ее «дерьмократией», права человека и многое другое, что в мире считается достижениями цивилизации. Такое же нигилистическое отношение принесено в Крым и к национальным культурам и религиям, не относящимся к РПЦ.

Преследуется большая часть мусульманской уммы, которая не соглашается сотрудничать с официальным пророссийским ДУМК, все инициативные мусульмане, хоть как-то обсуждавшие свои религиозные дела и попавшие под прослушки или доносчиков ФСБ, под видом членства в «Хизб-ут-Тахрир» упрятаны в российские тюрьмы.

Фактически разогнана религиозная община украинцев, относящая себя к ПЦУ. Ее священнослужители изгнаны из Крыма. Храмовые помещения переданы другим владельцам. Ликвидирована община Свидетелей Иеговы, существовавшая в Джанкое, ее участники осуждены и наказаны. Школы с украинским языком обучения переквалифицированы в русские, изучение украинского и крымскотатарского языков сведено к минимуму на условиях не обязательного, изучение других языков возможно только на основе факультативов или воскресных школ. Глава российского парламента Крыма Владимир Константинов заявлял, что одна из основных задач политики в Крыму состоит в скорейшем искоренении всего украинского.

Но вместе с украинской культурой, языком и религией игнорируются и национально-культурные и религиозные потребности всех других национальностей – армян, азербаджанцев, поляков, чехов, корейцев, караимов и крымчаков, крымских татар, литовцев, литвинов и эстонцев, и многих других. Они говорят, что в Крыму больше 100 национальностей, но кто-то слышал языки этих ста народов? Кто-то видел их культуру, школы, религии?

Можем констатировать – далеко видел наш Пророк:

«Од молдаванина до фіна

На всіх язиках все мовчить,

Бо благоденствує!».

Это про сегодняшний Крым.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Предыдущая новость:

«Мозги из России утекают всерьез и надолго»: Рунет – о фильме Дудя и Кремниевой долине


Темы

Cтатьи