Важные новости

Спасение хуже смерти? Что стоит за решением о санации Севастопольского морского банка

05.02.2020  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


убыточный банкЕсли бы дело было не в Крыму, банк просто лишили бы лицензии, считает ряд экспертов.

Решение Банка России отправить на санацию (финансовое оздоровление) Севастопольский морской банк (СМБ) чревато очередным политическим скандалом в отношениях между Севастополем и федеральным центром. Основной акционер банка Александр Анненков уже обвинил в возникших у банка проблемах руководство Банка России, заодно напомнив о своей роли в событиях «крымской весны». Со своей стороны, российский регулятор мог действовать по принципу наименьшего зла. Резкое ухудшение финансовых показателей и небольшой масштаб деятельности СМБ давали ЦБ полное основание на отзыв у него лицензии, но в этом случае в Севастополе вообще не осталось бы ни одного местного банка. При этом некоторые решения руководства СМБ, предшествовавшие последним событиям, могли быть истолкованы ЦБ как действия за рамками существующих правил игры в банковском секторе.

Иду на вы

Интервью, которое Александр Анненков дал порталу «Украина.ру» сразу же после решения ЦБ о начале процедуры санации СМБ, было первым случаем за много лет, когда этот известный крымский бизнесмен решил изменить своей обычной непубличности. Версия развития событий вокруг СМБ, изложенная Анненковым, выглядит так.

После «референдума о присоединении Крыма к России» СМБ был одним из считанных украинских банков, решивших работать в российской юрисдикции. В связи с этим уже в мае 2014 года Нацбанк Украины отозвал у СМБ лицензию, однако банк, имевший отделения за пределами Крыма, рассчитался со своими украинскими вкладчиками в объёме 1,7 млрд рублей. Но выданные СМБ кредиты на 985 млн рублей возвращены не были, в результате чего в его отчётности образовалась «дыра».

В 2017 году ЦБ РФ проинформировал Александра Анненкова, что период адаптации к российской банковской системе завершён, а в мае 2019 года первый заместитель председателя ЦБ Дмитрий Тулин предложил ему продать банк за символическую цену в 1 рубль, учитывая сложное финансовое положение СМБ. За этим последовал мораторий на открытие новых счетов и новых отделений, но банк продолжил деятельность и в конце 2019 года представил в ЦБ разработанный своими силами план финансового оздоровления.

Развязка наступила 29 января, когда, по словам Анненкова, в СМБ явилась делегация контролирующих структур с приказом Дмитрия Тулина о передаче банка на санацию сроком на шесть месяцев с привлечением Российского национального коммерческого банка (РНКБ) – крупнейшего в Крыму. Уже к концу дня, утверждает Анненков, с расчётных счетов его сотрудников и акционеров были сняты крупные средства.

«У банка нет проблем, их просто создали. Если бы были проблемы, нужно отбирать лицензию... Меня обидело государство в лице Центробанка», – резюмировал Александр Анненков, намекнув на то, что единственная инстанция, на помощь которой он рассчитывает, – это президент России.

Не забыл Анненков упомянуть и о том, какое участие он принимал в событиях шестилетней давности. В феврале 2014 года «вежливые люди» доставлялись в Крым именно на принадлежащих бизнесмену паромах, а затем эти же паромы использовались для перевозки в Крым железнодорожных вагонов – фактически структуры Анненкова стали основным оператором грузов, шедших на полуостров.

Сложившаяся вокруг СМБ ситуация, добавил Анненков, не позволяет ему продолжить реализацию ряда инвестпроектов, которые он планировал в Севастополе, прежде всего в сфере АПК. В связи с этим стоит напомнить, что Александр Анненков вообще является одним из старейших российских инвесторов в Крыму. Бизнесом на полуострове он занялся ещё в 2000 году, покинув российское Министерство путей сообщения, где до этого занимал ряд руководящих постов вплоть до замминистра. Среди наиболее крупных проектов, профинансированных Анненковым, – строительство морского вокзала в Керчи.

Танцы на палубе тонущего корабля

Причина принятия решения о санации СМБ в коротком сообщении Банка России от 29 января не конкретизирована, но из анализа финансовых показателей СМБ за последний год картина происходившего в банке вполне понятна.

По данным портала «Банки.ру», с января прошлого года у СМБ ухудшились практически все основные параметры, по которым оценивается деятельность коммерческих банков (см. таблицу). В частности, размер чистых активов сократился на 18,5%, капитал снизился почти на 22%, кредитный портфель «похудел» на 11% (при этом на 13% вырос объём просроченной задолженности), а объём вкладов физических лиц уменьшился на 11%.

Основные финансовые показатели АО «Севастопольский морской банк», январь 2019 – январь 2020 года, млн рублей

Показатель

Январь 2020 года

Январь 2019 года

Чистые активы

4509,5

5535,1

Капитал

456,9

584,7

Кредитный портфель

1721,7

1934,3

Просроченная задолженность по кредитам

704,4

623,7

Вклады физических лиц

2366,8

2661,9

Чистая прибыль/убыток

266,2

-44,5

Источник: Банки.ру

«Анализ финансовой деятельности и статистические данные за прошедший год свидетельствуют о множественном наличии негативных тенденций, способных повлиять на финансовую устойчивость банка в перспективе. Надёжности и текущему финансовому состоянию банка можно поставить оценку «неудовлетворительно», – отмечали по итогам 2019 года эксперты портала «Анализ банков».

Единственный показатель, по которому СМБ за год продемонстрировал положительную динамику, – это чистая прибыль: по итогам октября прошлого года банк, прежде фиксировавший убытки, неожиданно стал прибыльным. Произошло это практически одновременно со сменой состава акционеров СМБ.

По данным отчётности СМБ на 1 октября 2019 года, основным бенефициаром банка на тот момент выступал сам Александр Анненков, который контролировал 6,85% акций банка напрямую, а ещё порядка 75% через несколько принадлежащих ему юридических лиц. Ещё 3% акций СМБ принадлежали компании, основным учредителем которой являлась супруга Анненкова. Кроме того, пакет в 12,6% числился за ООО «Ангарант», на 80% принадлежавшим самому СМБ. Плюс микроскопические пакеты акционеров-миноритариев, на которых в совокупности приходилось 0,8% акций.

Организации, через которые Александр Анненков контролировал СМБ, едва ли занимались какой-то реальной коммерческой деятельностью. По данным на сентябрь 2019 года, девять юрлиц, которым принадлежали более 78% акций СМБ (ООО «Эскорт», «Империал», «Ягуар», «Технекс», «Одеон», «Ювикс», «Янкон», «Термикс» и «Симком»), были зарегистрированы по одному и тому же адресу: Керчь, улица Свердлова, 26, совпадающему с адресом центрального отделения СМБ в Керчи.

По данным портала раскрытия корпоративной информации Rusprofile, перечисленные юрлица имеют практически идентичный бухгалтерский баланс с нулевой выручкой в 2015-2018 годах. Единоличным собственником этих компаний Александр Анненков стал в 2018 году, а до этого они принадлежали офшорным структурам, зарегистрированным на Кипре, конечным бенефициаром которых был сам Анненков.

Не исключено, что деофшоризация структур, через которые он контролировал СМБ, произошла после того, как Совет национальной безопасности Украины в начале 2018 года включил Анненкова и его супругу Лидию в санкционный список на трёхлетний срок. В качестве ограничительных мер в их отношении указаны блокирование активов на территории Украины, запрет на участие в приватизации и аренде государственного имущества, а также отказ в предоставлении виз и разрешении на въезд на территорию Украины. Что же касается СМБ, то он был включён в санкционный список минфина США ещё в декабре 2015 года, после чего его отключили от платёжных систем VISA и MasterCard. В то же время не обошлось и без приятных бонусов от новых финансовых властей. Например, в марте 2016 года СМБ вошёл в реестр кредитных организаций, признанных значимыми на рынке платёжных услуг.

Однако на момент передачи СМБ на санацию на сайте Банка России содержалась уже другая информация о его акционерах. За Александром Анненковым остался контроль лишь над примерно 19,5% СМБ (напрямую и через ООО «Ангарант»), а остальные некогда контролировавшиеся им акции были примерно поровну (пакетами чуть менее 10%) распределены между несколькими физическими лицами. Шестеро из них – Владислав Суслов, Евгения Жарина, Максим Зеркаль, Виктория Мартыненко, Ирина Горбанёва и Сергей Букан – это российские граждане, живущие в Крыму и Севастополе, а двое – Ярослав Новиков и Ирина Симоненко – являются, по данным ЦБ РФ, проживающими в Севастополе гражданами Украины.

Некоторые из этих новых собственников СМБ имеют с банком прямую связь. В частности, Владислав Суслов занимал должность начальника управления казначейства АО «Севастопольский Морской банк» и был членом его правления, Евгения Жарина была заместителем председателя правления СМБ, а Ирина Горбанёва была одним из учредителей первичной профсоюзной организации СМБ. Максим Зеркаль упоминался в числе членов комитета кредиторов обанкротившейся севастопольской строительной компании «Вертикаль». Полная тёзка Виктории Мартыненко числится генеральным директором севастопольского ООО «Красная долина», занимающегося арендой и управлением недвижимым имуществом. Сергей Букан в украинский период работал в различных коммерческих структурах, затем, судя по интернет-доскам объявлений, искал работу. Никаких определённых сведений о гражданах Украины, ставших акционерами СМБ, нет.

В российском ЦБ подобные трансформации состава акционеров СМБ вполне могли воспринять как подготовку банка к искусственному банкротству. Основания для подобных подозрений давали многочисленные случаи отзыва лицензий у «схемных» банков, которым предшествовала именно смена акционеров. Наиболее известные за последние годы подобные случаи связаны с банками, имевшими отношение к скандально известному бизнесмену Александру Григорьеву, который был активно вовлечён в так называемую «молдавскую схему» вывода крупных денежных средств из России (в прошлом году он был приговорён к девяти годам лишения свободы). Банки, которые Григорьев и его сообщники выбирали для проведения этих операций (например, «Западный» и «Донинвест»), незадолго до отзыва лицензии переходили к новым владельцам, после чего через них за короткий срок прокачивались огромные суммы, а затем следовал отзыв лицензии в связи с множеством выявленных нарушений.

Поскольку подобная схема использовалась не раз, банковские аналитики уже довольно давно предупреждали, что смена акционеров с распределением капитала примерно равными долями – один из верных признаков того, что банк движется к краху. Российский ЦБ даже закрепил за собой право блокировать смену акционеров банка при продаже пакетов акций или долей, превышающих 10%, однако схема продолжала воспроизводиться. «Мы столкнулись с феноменом, что совершенно нормально работавшая организация на протяжении длительного времени, тем не менее в считаные недели может оказаться на краю банкротства после того, как контролирующий акционер продаёт свою долю другому акционеру, контроль которого распылён, если есть причина не получать разрешение ЦБ, либо концентрирован», – отмечал в начале 2018 года первый зампред ЦБ Сергей Швецов.

Он такой один

«Сложно сказать, зачем Анненков переписал контролируемые им акции на других лиц. Скорее всего, у СМБ были скрытые сложности в виде проблемных кредитов», – отмечает руководитель проектов Аналитического центра «Эксперт» Сергей Селянин.

Это предположение подтверждают данные опубликованной на сайте ЦБ РФ отчётности СМБ за три квартала 2019 года, демонстрирующие очень низкое качество кредитного портфеля банка, который главным образом состоял из кредитов юридическим лицам (на «физиков» на январь этого года приходилось порядка 22% кредитов). На начало прошлого октября доля проблемной и безнадёжной задолженности по требованиям к юридическим лицам достигла 58%, а в целом на такую задолженность приходилось 53% в кредитном портфеле СМБ. Хотя какая её доля приходится на унаследованную от украинского периода «дыру», о которой говорил Александр Анненков, из отчётности непонятно.

«Это очень высокий показатель, хотя случаи, когда банкам удавалось выбираться из такой ситуации, имеются, – комментирует банковский эксперт, генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром» Павел Самиев. – Вопрос заключается в уровне резервирования под эти ссуды и размере капитала: если резервирование достаточно, а капитал в избытке, потенциально выйти из кризиса можно. Но если таких запасов нет, то подобный уровень безнадёжных ссуд для банка смертелен. Хотя, как показывает случай СМБ, банк при этом может показывать прибыль с помощью чисто технических приёмов – например, за счёт резервов или операций с валютой».

Так или иначе, за шесть лет в российской юрисдикции СМБ так и не смог стабилизировать своё финансовое положение. По данным отчётности банка, в 2015 году он получил убыток после налогообложения в размере 163,1 млн рублей, 2016 и 2017 годы были завершены с минимальной прибылью (4,2 млн и 4,7 млн рублей), а в 2018 году вновь был зафиксирован крупный убыток – 50,9 млн рублей. Но если банк шёл к банкротству, то почему в таком случае у него попросту не была отозвана лицензия?

За время пребывания в составе России в Севастополе уже был один случай отзыва лицензии у местного банка – речь идёт о банке ВВБ, который прекратил своё существование в апреле 2018 года. Никаких существенных негативных эффектов от этого для банковской системы Крыма и тем более России за этим не последовало – ВВБ находился далеко за пределами первой российской сотни по размеру активов.

Примерно такую же позицию в банковской иерархии занимает и СМБ: по данным «Банки.ру», по итогам января он находился лишь на 248-м месте в стране по размеру активов, на 321-м месте по капиталу, на 182-м – по вкладам населения и т.д. Для сравнения: крупнейший в Крыму Российский национальный коммерческий банк (РНКБ) по активам сейчас занимает 38-е место в РФ, а второй по значимости Генбанк – 94-е. Как правило, когда стоит выбор между отзывом лицензии и санацией, с банками масштаба СМБ российский Центробанк особо не церемонится, но здесь регулятор сделал явное исключение.

«Если исходить из логики и деклараций ЦБ, то решение о санации банка должно предопределяться прежде всего экономической целесообразностью, то есть это должен быть системно значимый банк, от которого находятся в высокой зависимости те или иные сегменты рынка, – поясняет Павел Самиев. – При этом оцениваются потенциальные потери рынка в том случае, если банк не будет подвергнут санации, а будет лишён лицензии. При наличии экономической целесообразности и достаточно крупном размере банка для тех рынков, на которых он работает, принимается решение в пользу санации».

По словам Самиева, СМБ можно признать значимым банком в рамках своего региона с учётом его специфики – в Севастополе и Крыму есть известные проблемы с доступностью финансовых услуг для бизнеса и населения. Поэтому любые проблемы с финансовой инфраструктурой, включая отзыв банковских лицензий, автоматически означают, что эта доступность становится ещё меньше.

«В других регионах, где действуют филиалы крупных сетевых банков, подход несколько иной – заместить банки, у которых отзываются лицензии, услугами других игроков рынка можно быстрее и безболезненнее, – отмечает эксперт. – Поэтому в решении отправить СМБ на санацию прослеживается как политическая, так и экономическая логика. Экономические потери от ухода банка с рынка также могли оказаться больше, чем его отрицательный капитал. Вероятно, для того чтобы заменить этот банк на рынке Севастополя, потребовалось бы много времени и усилий, поэтому отзывать лицензию не стали, хотя расходы на санацию, скорее всего, превысят потенциальные потери в том случае, если бы банк был выведен с рынка, о чём можно судить по довольно плачевному финансовому состоянию СМБ».

Похожей точки зрения придерживается Сергей Селянин: «Скорее всего, отзыв лицензии у СМБ нанёс бы ущерб его клиентам-юрлицам, а власти явно не хотят, чтобы в Крыму происходило нечто подобное. Если бы не Крым, это был бы рядовой случай – санировать банк не стали бы, просто забрали бы лицензию. К тому же средства на санацию СМБ потребуются не самые большие – это не крупные федеральные структуры типа Промсвязьбанка или Бинбанка».

Эта точка зрения также находит подтверждение, если взглянуть на список предприятий, которые кредитовал СМБ. В отчётности банка за 2016 год среди его крупнейших заёмщиков упоминаются такие компании, как Инкерманский завод марочных вин, Крымский картонно-тарный комбинат, Крымский содовый завод, севастопольская металлобаза «Крымсевстил» и ряд других. Теперь заёмщикам СМБ предстоит налаживать отношения с куда более крупным игроком рынка в лице РНКБ, который уже имеет опыт санации кубанского Крайинвестбанка, интегрированного в структуру РНКБ. Ждёт ли такая же судьба СМБ, станет понятно в ближайшие несколько месяцев.

Предыдущая новость:

Развожаев нашел замену Литовко в упраздненном МинКавказа, – источник


Темы

Cтатьи