Важные новости

«Проект в условиях санкций»: зачем России яхтенная марина в Балаклаве

31.01.2020  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Балаклавская бухтаГлавгосэкспертиза России разрешила компании «Стройгазмонтаж» разрабатывать проектную документацию для создания яхтенной марины в Балаклавской бухте Севастополя. Это объект российской Федеральной целевой программы общей стоимостью более 7 миллиардов рублей в рамках планов по развитию Балаклавской бухты в качестве международного центра туризма.

По информации Главгосэкспертизы России, для создания марины планируется провести расчистку дна бухты и прибрежной полосы, дноуглубительные работы и инженерную подготовку территории. Необходимо будет также реконструировать причалы общей длиной около двух километров, подпорные стенки и берегоукрепительные сооружения набережных. Создание марины на 600 судов – одно из поручений президента России Владимира Путина, но начало работ неоднократно откладывалось. О перспективах этого проекта шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Журналист из Севастополя Давид Аксельрод рассказал, с какими сложностями столкнулся проект яхтенной марины после аннексии полуострова.

Этот проект на протяжении последних лет упирался в, так сказать, «недоразвитость» Балаклавы

Давид Аксельрод

– Этот проект на протяжении последних лет упирался в, так сказать, «недоразвитость» Балаклавы. Яхтенную марину решили строить на западном побережье бухты, у самого входа. Такой объект сопряжен с антропогенной нагрузкой, а в Балаклаве, например, нет очистных сооружений и другой инфраструктуры. Поэтому никто не решался браться за этот проект, правительство никаких серьезных шагов не предпринимало – вплоть до того момента, пока не появился «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга (раньше компания «​Стройгазмонтаж»​ принадлежала другу Путина Аркадию Ротенбергу. В ноябре прошлого года он продал компанию –​ КР). Тем не менее остается вопрос с участками. Прибрежная зона Севастополя – слоеный пирог, в нем сложно разобраться. Участки в Балаклаве были нарезаны лет 10 назад, у них есть собственники, но для СМИ выяснить их имена оказалось проблематично. Я до сих пор не встречал ни одного имени собственника этих участков. Тут придется решить, как быть с частной землей.

Давид Аксельрод отмечает, что даже после реализации проекта остается много вопросов относительно правового обеспечения работы марины по российскому законодательству.

В России сегодня катастрофически забюрократизирована система простоя иностранных яхт в портах

Давид Аксельрод

– Есть несколько хороших материалов бывшего главы Центра развития туризма Севастополя Александра Железняка – он сам яхтсмен, как я понимаю. Он говорил о том, что в России сегодня катастрофически забюрократизирована система простоя иностранных яхт в портах, их заходов в порт. Если в той же Болгарии, в Турции все решается в течение часа и дистанционно, по телефону, то в Севастополе тебе просто физически не дадут пришвартоваться. Капитан будет вынужден или плыть к берегу на шлюпке, или прыгать на берег, но бросить швартовый конец нельзя до прохождения множества бюрократических проволочек. Многие говорили о том, что прежде чем создавать такой объект за миллиарды бюджетных и небюджетных денег – а в случае с мариной рассчитывают на крупные инвестиции бизнеса – нужно как-то унифицировать законодательство с оглядкой на международный опыт, иначе все провалится.

Бывший председатель Севастопольского городского совета и его исполнительного комитета в 1990-е годы Иван Ермаков в целом приветствует проект яхтенной марины для Балаклавы, но с оговорками.

Это огромные инвестиции, которых Севастополю не хватает

Иван Ермаков

– Сейчас стоит вопрос о том, чтобы Балаклава стала яхтенным центром на уровне мировых городов такого типа. Мне кажется, что эта идея, которую поддержал президент Владимир Путин, заслуживает и внимания, и похвалы. Во-первых, это огромные инвестиции, которых Севастополю не хватает. Многие недовольны тем, что осваивать средства будут Ротенберги, а мне как человеку, живущему в Севастополе очень долго, все равно, кто это будет делать – главное, чтобы оно было качественным. Я в Балаклаве начинал жизнь и знаю, какой она была 30-40 лет назад. Это небольшая деревушка, которую пытались называть городом, зато с большой историей. Надо, чтобы она наконец стала красивой и процветающей. Есть, конечно, отрицательные моменты, которые надо решать. Куда девать балаклавских рыбаков? Куда вывести ялики, которые вывозят туристов в открытое море, на пляжи?

Иван Ермаков также указывает на то, что яхтенная марина поставит крест на военном городке в Балаклаве с подземной базой подводных лодок, кроме того, придется сносить ветхие дома.

– Балаклава была построена для офицеров, мичманов, возводились казармы – их нужно будет сносить, и хотелось бы, чтобы проектом это было предусмотрено. С другой стороны, Балаклава станет городом не на словах, а на деле. Проект марины вдохнет в нее новую жизнь, но этот местный шарм должен остаться, рыбаки должны будут здесь присутствовать, а уж где им отведут место – другой вопрос.

Бывший председатель Совета министров Автономной Республики Крым и Севастопольской городской государственной администрации Сергей Куницын убежден, что санкции против крымских портов будут серьезным препятствием для развития международного яхтенного центра в Балаклаве.

Санкции, наложенные на Крым, не предполагают, что суда могут подходить к побережью ближе 12-мильной зоны

Сергей Куницын

– Еще когда я работал в Крыму, у нас увеличивалось количество людей с яхтами и различными небольшими судами, и на полуострове, кроме Севастополя и Балаклавы, не было бухт, где можно было бы организовать стоянку. В Ялте, в Феодосии, в Керчи и в Алуште такое побережье, что встать негде. Балаклавская бухта очень удобная, но надо понимать, как это будет выглядеть инфраструктурно. Но нельзя не учитывать тот факт, что Россия создает в Крыму военно-морскую базу, и для нее главное направление – усиление военного присутствия. Плюс санкции, наложенные на Крым, не предполагают, что суда могут подходить к побережью ближе 12-мильной зоны. Если они пристанут в Балаклаве, то попадут под ограничения. Крым – изолированная территория, поэтому я не верю, что эта яхтенная марина может быть реализована как серьезный миллиардный бизнес-проект.

Бывший спикер Госпогранслужбы Украины, кандидат политических наук Олег Слободян также полагает, что санкции ставят под вопрос экономическую целесообразность яхтенной марины в Балаклаве.

Сложно реализовывать любые масштабные проекты в условиях международных санкций

Олег Слободян

– Сложно реализовывать любые масштабные проекты в условиях международных санкций. Тем более что речь идет о создании полной инфраструктуры для яхт, для различного типа частных судов, с отелями, со сферой обслуживания. Такой объем работы, как правило, делается при гарантии того, что результат гарантированно превысит ожидания. В данном случае ожидать экономического эффекта в условиях санкций очень сложно. Суда, которые заходят в порты Крыма, нарушают украинское законодательство, и Украина будет вести их учет. В дальнейшем наша страна в рамках международного права будет обращаться за взысканием тех или иных штрафов с владельцев этих судов. Они рискуют в дальнейшем иметь проблемы, в том числе с нашими партнерами по Черноморскому региону.

Елена Ремовская

Предыдущая новость:

Севастопольский суд защитил интересы застройщиков побережья бухты Омега