Важные новости

Крым: ловись рыбка, хотя бы маленькая

11.08.2019  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Из добываемой крымскими предприятиями в Черном и Азовском морях рыбы почти 90 процентов приходится на хамсу и кильку, но и добыча этих, ранее бросовых видов рыб, падает с каждым годом. Российские ведомства приводят противоречивые статистические данные, а экономические интересы Украины страдают из-за политики страны-агрессора.

За семь месяцев 2019 года севастопольские предприятия рыбохозяйственной отрасли выловили в акватории Черного и Азовского морей 15 840 тонн водно-биологических ресурсов, сообщает департамент сельского хозяйства российского правительства Севастополя. Самые массовые виды промысловой рыбы в Азово-Черноморском бассейне – хамса, шпрот (килька) и ставрида. На хамсу приходится 51,5% (8129 тонн) от общего улова за январь-июль 2019 года. Кильки за этот период выловлено 5890 тонн, ставриды – 1082 тонны. Таким образом, на хамсу и кильку пришлось 88,5%.

По данным департамента, добычей водно-биологических ресурсов на сегодня занимается 42 хозяйствующих субъекта, зарегистрированных в Севастополе. Из них – 13 юридических лиц и 30 индивидуальных предпринимателей. В отрасли трудится около тысячи севастопольцев.

Рыбодобыча растет или снижается?

По данным статистики, в Севастополе в 2011 году выловом рыбы и добычей прочих водных живых ресурсов занималось 21 предприятие, а объем вылова составил 111,1 тысяч тонн. При этом удельный вес вылова предприятиями и физическими лицами-предпринимателями Севастополя в национальном объеме составил 52,6%.

Однако из этих данных сложно понять, сколько вылавливалось рыбы в Черном и Азовском морях, поскольку статистику Севастополю добавлял также базировавшийся в городе океанический флот.

Более ранние данные говорят, что выловом рыбы и добычей прочих живых водных ресурсов в городе в 2009 году занимались 25 предприятий-юридических лиц. Объем вылова составил 116,9 тысяч тонн и снизился по сравнению с 2008 годом на 15,4%.

Для сравнения: за восемь месяцев 2009 года вылов рыбы и добыча прочих водных живых ресурсов (кальмар, мидия, рапан, креветка – авт.) предприятиями Севастополя составили 80 816 тонн. В этой связи нынешние 15 840 тонн за семь месяцев – это, как минимум, в пять раз меньше.

В 2013 году крымским рыбакам удалось выловить 54 тысячи тонн рыбы, при общем объеме вылова в Азово-Черноморском бассейне в 84 тысячи тонн.

Статистика после аннексии Крыма – еще хуже. Так, за 2014 год, по сравнению с 2013 годом, по данным Федеральной службы государственной статистики, вылов рыбы в Крыму сократился на 60% – всего 23 тысячи тонн, при среднем показателе прошлых лет в 40 тысяч тонн.

По данным председателя крымского госкомитета по рыболовству Андрея Дедюхина, в 2015 году рыбы добыли практически в два раза больше. «Общие показатели выросли практически в два раза, то есть на 85,66%. Увеличение достигнуто, прежде всего, за счет роста добычи бычка, тюльки, рапаны, шпрота и ставриды», –​ пояснил Дедюхин и добавил, что общий вылов водных биоресурсов за прошлый год составил 52 736 тонн. Из них рыбодобывающими предприятиями Крыма – 16 090 тонн, севастопольскими коллегами – 36 645 тонн.

В декабре 2017 года на пресс-конференции в Севастополе замначальника крымского отдела Азово-Черноморского территориального управления Росрыболовства Сергей Тхарук заявил: «Прибрежным ловом на Крымском полуострове добывается 7,5 тысячи тонн рыбы. Из них 3 тысячи тонн в Черном море. 30 предприятий Севастополя добывают 3 тысячи тонн рыбы – почти половину общекрымского объема».

Разобраться в российской статистике практически невозможно – разные ведомства приводят различающиеся в разы цифры. А на сайтах Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовство – авт.) и его регионального подразделения – Азово-Черноморского территориального управления – вообще нет разделов со статистическими данными, ведомства лишь иногда, очень нерегулярно, упоминают об этом в новостях.

Хищнический лов

После аннексии полуострова к его берегам ринулись российские рыбодобывающие предприятия. В соответствии с российским законодательством, на аукционах были разыграны участки для рыбодобычи и водные ресурсы начали выгребать, в буквальном смысле, до дна.

Результаты не заставили себя долго ждать. В октябре 2017 года сопредседатель комитета по биоресурсам Международной Средиземноморской научной комиссии, заведующая лабораторией фиторесурсов Института морских биологических исследований имени Ковалевского Наталия Мильчакова сообщила, что из 26 единиц водных биологических объектов, которые ранее добывались в бассейне Черного моря, сейчас в промысловых объемах насчитывается всего 6 видов.

«Это очень мало, то есть редукция в четыре раза. К сожалению, так сложилось, что переоборудование судов нашего достаточно изношенного флота, который добывает шпрот и хамсу, орудия лова, переоборудованные из океанических тралов в тралы придонного траления, не защищают дна моря. Ученые давно били тревогу о том, что это нужно останавливать или переоборудовать», – отметила она. Специалист подчеркнула, что перевылов биологических ресурсов приводит к тому, что этот ресурс исчезает вообще.

Через год, в ноябре 2018-го, российский Центр системы мониторинга рыболовства и связи сообщил, что в Азово-Черноморском бассейне уменьшился вылов хамсы, шпрота и тюльки. По информации российского ведомства, по состоянию на 21 ноября вылов рыбы в Азово-Черноморском бассейне составил 57,24 тысячи тонн, что «меньше уровня прошлого года на 15,9 тысяч тонн».

«На промысле хамсы вылов снизился на 12,5 тысяч тонн – до 24,16 тысяч тонн, добыча шпрота сократилась на 1,1 тысячу тонн – до 13,74 тысяч тонн. Вылов тюльки уменьшился на 1,9 тысяч тонн и составил 3,4 тысячи тонн», – говорилось в сообщении.

Проблемы «внутреннего» и «невнутреннего» моря

Наиболее сильной атаке российских рыбопромышленников подверглось Азовское море. До 2014 года его акватория за пределами территориальных вод Украины и России была территорией «совместного лова». В настоящее время Россия считает Азов своим внутренним морем, украинские рыболовецкие суда неоднократно задерживались российскими пограничниками. Так, только за два месяца прошлого года – с конца апреля по июль, по данным министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна, российские пограничники задержали почти 100 украинских судов в Азовском море.

Аналогично повел себя агрессор и в отношении вылова рыбы. Вскоре прилавки крымских магазинов были завалены азовскими бычками и тюлькой, а крымские ведомства стали рапортовать об отправке выловленной рыбы чуть ли не в половину регионов соседней России. Вопросами учета добытой рыбы и ее воспроизводства как будто никто не занимался. Однако в конце 2018 года критическая ситуация в Азовском море вынудила обе страны пойти на переговоры.

Импортозамещение по-российски: что происходит с рыбным хозяйством в Крыму

После сорвавшихся переговоров в октябре 2018 года, в конце февраля 2019 года Госрыбагентство Украины сообщило о подписании соглашения с Россией о вылове рыбы в Азове. «После длительных консультаций с соответствующими органами исполнительной власти было решено направить Протокол подписи российской стороне по дипломатическим каналам для того, чтобы украинские рыбаки смогли и в дальнейшем осуществлять вылов водных биоресурсов в Азовском море в рамках правового поля. Также направленный на подпись Протокол предоставляет ряд преимуществ для Украины. Одна из таких – распределение квоты вылова бычка в объеме 9 тысяч тонн для Украины и 6 тысяч тонн для РФ… Протокол подписан по дипломатическим каналам», – сообщил председатель Госрыбагентства Ярослав Белов.

В Черном море ситуация для украинских рыболовов не лучше. По данным Укргосрыбагентства, после аннексии Крыма Россия захватила до 90% от общих рыболовецких ресурсов Украины в Черном море.

Россия фактически блокирует любой доступ Украины в значительную часть ее исключительной экономической зоны на Черном море. Об этом в августе 2018 года в эфире Радио Крым.Реалии рассказал заместитель директора по научной работе украинского Института рыбного хозяйства и экологии моря Константин Демьяненко. «Ситуации на Черном море и на Азовском кардинально отличаются. У нас на Черном море все намного более хмуро, потому что де-факто Россия блокирует доступ Украины в любом виде в огромную, в значительную часть украинской исключительной экономической зоны. Эта зона закрыта и для рыбаков, и для исследований», – отметил ученый.

Между тем российские ведомства продолжают рапортовать о рекордных выловах некоторых видов рыб. Вылов барабули у берегов Крыма увеличился на 80 тонн, сообщило в ноябре 2018 года Росрыболовство.

В конце декабря крымские власти отчитались о рекордном вылове керченской сельди. Крымские рыбаки выловили в 2018 году 85 тонн черноморско-азовской сельди, утверждает начальник департамента по рыбному хозяйству российского Минсельхоза Крыма Андрей Дедюхин. По его словам, это в три раза превосходит показатели 2017 года. В то же время в середине декабря 2018 года пресс-служба Азово-Черноморского управления Росрыболовства приводила другие данные по вылову сельди. На сайте ведомства сообщалось, что «по состоянию на 10 декабря добыча азовской сельди рыбаками Крымского полуострова составила почти 100 тонн».

Но важен, собственно, не раздрай в статистических данных, а то, что и керченская сельдь, и барабуля относятся к особо ценным сортам рыбы. Которых, при таком отношении к их вылову, следующее поколение крымчан может уже и не увидеть.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель

Крым.Реалии

Предыдущая новость:

Пробито новое "дно": пенсионеры больше не могут платить по кредитам


Темы

Cтатьи