Важные новости

Градостроительные советы крайне неудобны исполнительной власти

08.07.2019  /  Категория: Общество  /  Тема: Интервью  /  0 комментариев


По какой причине в Севастополе с ноября 2018 года не проводятся заседания Градостроительного совета? Почему местные архитекторы фактически отстранены от принятия решений по важным для города объектам строительства? Чем объяснить, что государственные деньги тратятся на концепции и проекты, которые потом не воплощаются в жизнь?

председатель севастопольского Союза архитекторов Сергей Комаров

Эти вопросы «Севастопольская газета» адресовала председателю севастопольского Союза архитекторов Сергею Комарову.

Сергей Комаров (фото Евгения Щербакова)

Сергей Диевич, начнем с Градостроительных советов, может быть, их значение для города утрачено?

— Разумеется, нет. Вопросов, требующих рассмотрения, много, но они решаются, минуя градсовет. Конкретный пример - застройка территории мыса Хрустальный. Эта тема уже полгода будоражит общественность. Вопрос обсуждался на архитектурно-художественном совете, когда Гипрогор только начинал работать над планировкой территории, и это было еще до поручений президента страны Владимира Путина. Градсовет, замечу, по этому вопросу не заседал ни разу.

Какие вопросы входят в компетенцию градсовета?

— В первую очередь, глобальные вопросы организации пространства: планировка улиц, размещение площадок, плотность застройки, высота зданий, расположение объектов инфраструктуры и т.д. На основе таких решений уже после согласовываются устройство скверов, стоянок, цветовое решение зданий и т. д. То есть, сначала должна быть решена градостроительная ситуация.

— Раз градсоветы не проводятся восемь месяцев, значит, градостроительная ситуация в Севастополе решена?

— Конечно, нет. Однако правительство города предпочитает замалчивать от Союза архитекторов и менее знаковые мероприятия, даже публичные обсуждения и общественные слушания. Мы, как правило, узнаем о них случайно или по факту случившегося. Хотя члены градсовета еще перед общественными обсуждениями должны отслеживать профессиональные ошибки, которые не в состоянии отследить общественники. Я сейчас имею в виду Учкуевский парк, реконструкция которого ведется без учета мнения Союза архитекторов.

Кстати, проект реконструкции Учкуевского парка, разработанный проектной организацией «Инжсервис», в свое время рассматривался на градсовете, но чем закончилась эта история, никто так и не знает. Уже потом было решено благоустраивать парк на средства правительства Москвы, и под это разработали другой проект. Вопрос же, куда делись 12 миллионов рублей, выплаченные Инжсервису, и по сей день остается без ответа. Сегодняшний проект совершенно отличается от первоначального, и на мой взгляд, его иначе, чем полной чушью, не назвать. Члены Союза архитекторов написали целый список замечаний и свои предложения, которые я изложил в письме к губернатору.

Однако письмо к Дмитрию Овсянникову так и не попало. Сначала письмо передали Базарову (вице-губернатор, прим. ред), а затем директору горхоза Тарасову, чей Департамент и занимается реконструкцией парка. Мои попытки записаться на прием к губернатору также ничем не увенчались. Между тем мы настаиваем, что в проекте много ошибок и несуразиц, например, в части проектирования дорожек к пляжу. Схема их прохождения настолько неудобна, что люди вынуждены будут идти к пляжу по проезжей части как и теперь.

Мне вообще непонятна эта спешка - было бы правильнее летом доделать проект, а с октября по март выполнить строительные работы. Уверен, вынеси они этот вопрос на заседание градсовета с нашим участием, такого безобразия допущено не было бы.

Какие, на ваш взгляд, сегодня самые болевые точки?

— Все болевые точки прописаны в перечне ошибок по генплану. Губернатор заявил, что претензии горожан учтены на 80%, однако по результатам работы экспертного совета, который работал три месяца, никакой ясности нет. Учтены ли?

Дальнейшая судьба генплана остается для севастопольцев неизвестной, не так ли?

— И слава богу, потому что я убежден, что от генплана много толку не будет. В генплане должно быть заложено решение основных проблемы города. Например, по сдерживанию растущей безработицы — скажем, рассмотрены и обозначены площадки для развития производств. А для этого сначала следует провести инвентаризацию земель, с выявлением пригодных под развитие промышленных, сельскохозяйственных зон, развитие агропромышленных комплексов.

Работа над генпланом - это работа с территориями, но об этом, похоже, его разработчики даже не задумывались. Что говорить, если там толком даже границы сел не были обозначены, не рассмотрены потенциальные зоны развития туризма. Между тем, в наших селах есть места, которые могли бы стать основой для создания различных баз отдыха. По части туризма в генплане формально обозначена только одна тропа, а ведь в Севастополе можно развивать десяток туристических направлений — от исторического и военного до сельскохозяйственного и паломнического. Да, разработано множество маршрутов, но задача генерального плана — предусмотреть инфраструктуру под них. Взамен этому и вопреки здравому смыслу, в городе продолжают строить жилье!

А мыс Хрустальный?

— Вернемся к нему. Не так давно, как известно, утвердили проект планировки территории. Однако Гипрогор, по праву выигравшего тендер, работал по первоначальному техзаданию, составленному еще до решения о создании культурно-исторического кластера. Это уже потом выяснилось, что кадастровые границы не соответствуют тому, на что проводился тендер. Теперь получается, что условия тендера не выполнены и созданный проект планировки территории, переиначенный в соответствии с проступившей генеральной вводной, согласован быть не может, поскольку не соответствует заданию тендера.

Таким образом, планировка не уточнена и по сей день, а работа по конкретным строениям уже идет! Причем, предлагаемые решения порой совершенно абсурдны. Например, в представленном проекте здания Художественного музея, вход запроектировали прямо с улицы Капитанской. При том, что вся оговариваемая территория должна оставаться общественным пространством, расположение на ней хореографического училища сразу означает закрытость. Не проработан вопрос транспортной инфраструктуры, что предполагается по факту строительства театра: необходимо предусмотреть стоянку для автомобилей, общественного транспорта, фур. Существующая дорога разместить все это не позволит, а, значит, кого-то на улице Капитанской все же придется потеснить...

Какой же выход?

— На наш взгляд, было бы логично построить там военно-исторический и художественный музеи, а все остальное вынести на 7-й километр.

Напомню также, что президент страны распорядился согласовать проект с общественностью, чего фактически не было. Конечно, если не считать публичные слушания в зале СЦКИ, куда вместилось не более пятисот человек, из которых больше половины высказались категорически против представленного проекта. Тем не менее, строить начали, причем…опять же, жилье.

В Союзе архитекторов есть свое решение по кластеру?

— Есть предложения, промежуточные прорисовки. Понимаете, у нашего союза нет миллионных средств, которые выделяются проектным организациям. Но мы готовы консультировать, помогать, советовать.

Думаете, прислушаются?

— Думаю, нет. Это помешает протаскивать нужные проекты. Как и проведение градсоветов, это очень неудобно сегодняшней исполнительной власти.

Предыдущая новость:

В Севастополе планируют доплачивать матерям при рождении второго ребенка


Темы

Cтатьи