Важные новости

Порезали по живому: как довели «до ручки» Севастопольский морской порт

27.06.2019  /  Категория: Экономика  /  Тема: Криминал  /  0 комментариев


«Эффективные менеджеры» предложили спасать «Севастопольский морской порт» (от них же) федеральным властям (читай – федеральному бюджету) России.

Севастопольский морской порт, Севморпорт

Как сообщил 19 июня заместитель губернатора Севастополя Илья Пономарев, уже до конца года Севастопольский морской порт перейдет из собственности города в федеральную: «Разработана дорожная карта, работы по ней ведутся в установленные сроки. Плановые даты ближайшие – третий – четвертый квартал этого года, это завершение оформления имущественного комплекса в полном объеме».

За три дня до этого губернатор Дмитрий Овсянников заявил изданию «Российская газета – Экономика Крыма»:

«В ближайшее время порт передадут под управление федерального ведомства, которое обеспечит его стабильную загрузку».

Как без обиняков пишет федеральное издание: «Чтобы избавить от убытков Севастопольский морской порт, власти города предложили передать его Минтрансу РФ».

Как и почему порт оказался практически на грани банкротства? И дело ведь не только в морской блокаде крымских портов со стороны Украины и международных санкциях.

Напомню, Государственное унитарное предприятие (ГУП) города Севастополя «Севастопольский морской порт» было создано распоряжением правительством города Севастополя № 29 от 2 июня 2014 года, объединив все ранее существовавшие предприятия, связанные с грузовыми и пассажирскими перевозками.

«Предприятие создано на базе госпредприятий «Морской рыбный порт», «Севастопольский торговый порт», «Служба капитана Севастопольского морского рыбного порта» и «Севастопольский филиал «Госгидрографии» им. Л.И. Митина», – рассказывал в интервью РИА Новости – Крым тогдашний генеральный директор ГУП Сергей Емельянов. – Сегодня порт состоит из трех районов – Камышовая бухта, грузовой терминал Инкерман, и морвокзал (гидрография). Его общая площадь – 24 га, в составе 83 причала, около 15 портальных кранов, 54 судна, из которых на ходу семь катеров, два парома, один буксир и в процессе передачи один плавкран и два плавдока. На предприятии трудятся порядка 830 человек».

Предприятие создавалось в непростых условиях. После отделения полуострова от Украины резко упал товарооборот, проходивший через морской порт Севастополя. Причиной была не столько морская блокада крымских портов, развернутая Украиной в полную силу уже несколько позже, сколько прекращение товаропотока, который шел с континента по железнодорожным и автомобильным путям в морской порт Севастополя, а далее по морю – в другие страны. Грузопоток был развернут на Николаев и Одессу.

Снижение товарооборота было в буквальном смысле обвальным. В 2013 году Севастопольский морской порт обработал 4,8 млн грузов (официальные данные справки о Севастополе ТАСС), или 400 тыс тонн в месяц. В прессе назывались и большие данные по 2013 году – около 6 млн. тонн грузов (также в одном из материалов ТАСС).

«К концу 2014 года общий грузооборот составил 45 тысяч тонн или по 8 – 9 тысяч тонн в месяц, – сообщал 5 февраля 2016 года на заседании правительства города тогдашний генеральный директор «Севастопольского морского порта» Юрий Семенов. – По итогам 2015 года благодаря принятым мерам по привлечению клиентской базы, гибким и полностью прозрачным тарифам и ставкам, грузооборот порта составил 312 670 тонн или около 30 тысяч тонн в месяц».

Тем не менее, даже отчетные показатели за 2015 год на порядок ниже данных 2013-го (кстати, далеко не самых высоких в истории Севастопольского морского порта).

На своем посту Емельянов пробыл до июля 2016-го, в августе 2016-го возглавив ГУП «Крымские морские порты», где продержался до апреля 2017-го, после чего в июне 2017-го стал заместителем директора сахалинского отделения ФГУП «Росморпорт».

Нетрудно заметить, что пребывание Семенова на руководстве «Севастопольским морским портом» (октябрь 2014-го – июль 2016-го) точно совпадает с периодом губернаторства Сергея Меняйло, что наводит на определенные мысли.

При Меняйло же была создана (официально зарегистрирована 5 февраля 2015 года) дочерняя компания порта – ООО «Севастопольский специализированный морской порт». Соучредителями с равными долями выступили ГУП «Севастопольский морской порт» и АО «РТ-Логистика». По поводу последней компании на ее официальном сайте (практически не обновляемом с 2010 года) можно прочесть следующее:

«АО «РТ-Логистика» создано с целью оптимизации процессов перевозки грузов и снижения общих логистических затрат предприятий, входящих в структуру Государственной корпорации «Ростех».

Смысл создания «дочки» Меняйло объяснил в апреле 2015 года на «Деловом завтраке» в крымской «Российской газете» так: «Мы предоставим инфраструктуру, а «Ростех» будет вкладывать деньги. Сейчас разрабатывается единая программа развития порта, включающая его реконструкцию».

Он уверял, что «Ростех» инвестирует в совместное предприятие 7 млрд руб.

Однако, если заглянуть на сайт госзакупок, то с 2015 года по нынешний день у ООО «Севастопольский специализированный морской порт» значится лишь три заключенных контракта (и все – в 2015-м).

Самый крупный – с ГУП «Севастопольский морской порт» на сумму 100 млн руб., закупка проведена у единственного поставщика 20 июля 2015 года, предмет закупки – «работы по перевалке и хранению грузов, а также выполнения других работ и услуг в процессе перевалки грузов» на период с 20 июля по 1 октября 2015 года.

Если внимательно посмотреть документацию, выясняется, что речь идет про ОКДП 6300000 «Услуги транспортные вспомогательные и дополнительные; услуги в области туризма и экскурсий».

Заглянем в процитированное уже выше интервью Емельянова: «Сегодня все крымские порты, в основном из-за санкций, делают ставку на перевозку пассажиров и обслуживание яхтенного туризма. Это понятный и стабильный доход».

По данным, озвученным в феврале 2016 года в выпуске «Российской газеты – Экономика Крыма», «за прошлый год «Севморпорт» перевез 7,1 миллиона человек (для сравнения, керченская переправа за тот же период обслужила 4,8 миллиона пассажиров)».

Судя по всему, на эту единственную доходную (причем с «живыми» деньгами) отрасль порта и бросили специально созданную Меняйло «дочку».

Еще два контракта, имеющиеся у ООО «Севастопольский специализированный морской порт», совсем мелкие.

Первый на сумму 445 тыс руб. был заключен для оказания услуги «Запрос предложений на право оказания услуг по оценке рыночной стоимости комплекса имущества Государственного унитарного предприятия города Севастополя «Севастопольский морской порт», расположенного районе бухты Камышовая» 5 августа 2015 года с ООО «Центр оценки «Аверс», действующим в Санкт-Петербурге.

Второй (уже через открытый тендер) на ту же самую услугу, на сумму 150 тыс руб. был заключен 16 октября 2015 года с НПО СР «ДСО», действующим в Москве.

Еще в феврале 2016 года Меняйло продолжал утверждать федеральным СМИ, что обещанные им ранее 7 млрд руб. «ростеховских» инвестиций обязательно будут, «дочка» начнет работать… И продолжал утверждать, скорее всего, вплоть до своего увольнения.

Собственно, единственное реально заключенное с «Ростехом» соглашение упомянул в том же материале «Российской газеты – Экономики Крыма» тогдашний директор «Севастопольского морского порта» Семенов: «Заключен контракт с АО «РТ-логистика» – «дочкой» «Ростеха» – на поставку через «Севморпорт» более 300 тысяч тонн нерудных материалов, которые будут использованы для строительства электростанций в Симферополе и Севастополе, а также дорожных сетей».

Собственно, и все.

Кстати, интересно, что в 2017 году «Севастопольский морской порт» пытался через суд взыскать деньги, которые ему отказывалась перечислять его «дочка», но в итоге по мировому соглашению был вынужден простить ей 738 тыс. руб. долга и пеней. Такая вот выгода.

С сентября 2015 года уже шла (а в марте 2016 года уже была объявлена в целом завершенной) операция Военно-Космических Сил России в Сирии. Но ни слова о перевозках через Севастопольский морской порт в рамках таковой, как видим. Позже на фоне громких реляций Дмитрия Овсянникова о том, что поставки в Сирию товаров невоенного назначения помогут загрузить порт, в сирийский порт Тартус в 2018 году ушло… аж 16 тыс. тонн зерна.

Что касается оборотов ГУП, то в том же февральском интервью 2018 года РИА Новости – Крым тогдашний генеральный директор «Севастопольского морского порта» Емельянов назвал такую цифру: «Общий объем перевалки портами Севастополя в 2017 году – порядка 800 тыс. тонн. На Севастопольский морской порт пришлось порядка 280 – 285 тыс. тонн (в основном инертные грузы), на «Авлиту» (специализируется в основном на перевалке зерна) - около 300 тыс. тонн, судоремонтный завод «Южный Севастополь» (в основном переваливал зерно) – порядка 200 – 220 тыс. тонн».

То есть роста с 2015 года так и не произошло, хотя Россия увеличила перевозки грузов на полуостров, в том числе для строительства автотрассы «Таврида», нового аэропорта в Симферополе и т.д.

На фоне всех этих блестящих успехов «эффективных менеджеров» основные мощности порта тихой сапой пошли под распродажу.

Как скромно сообщается (ну не портить же рисуемые для начальства в Москве на горизонты миражи) со слов Семенова в той же февральском материале «Российской газеты – Экономики Крыма» за 2016 год, для оплаты долгов ГУП «выставит на аукцион шесть подлежащих списанию судов – за них можно выручить около 18 миллионов рублей».

Дальше – больше…

Истинный масштаб распила порта вскрылся через пару лет.

«За 9 месяцев 2018 года кредиторская задолженность предприятия (составила. – Авт.) более 72 млн. рублей. С конца 2017 года рост составил более 200%. Рост управленческих расходов руководства (предприятия. – Авт.) в 2017 году (составил. – Авт.) более 45%. Чистый убыток с конца 2017 года – 107 млн. рублей, – огласил 22 января 2019 года в эфире телеканала «Первый севастопольский» предварительные результаты проверки ГУП «Севастопольский морской порт» начальник Главного контрольное управление правительства Севастополя Сергей Елизаров. – Более 1200 объектов недвижимости значится на балансе (стоимостью. – Авт.) в 1 копейку. Это плавучий док, ремонтная мастерская, нежилые здания, 20 причалов и др. Есть объекты по 1 рублю, а некоторые 10 рублей».

Происходила масштабная распродажа активов.

Тогда же в крымских Telegram-каналах появилась неофициальная информация, что в «Севастопольском морском порте» сдавались причалы в аренду «вчерную», при этом «повисло» на госпредприятии 80 млн. руб. долгов.

Об этом же 6 февраля 2018 года заявил журналистам глава фракции «Единой России» и глава бюджетной комиссии в Законодательном собрании Севастополя Вячеслав Аксёнов: «В правительстве Севастополя на критику о том, что в «Севморпорту» есть проблемы с сохранностью имущества, отвечают, что все на предприятии хорошо. Мол, объекты никуда не исчезали и не «уходили на сторону». Однако каждый севастополец может легко зайти на сайт порта, в частности, в раздел «Раскрытие информации», посмотреть финансовые отчеты за 2017 год и увидеть, что основные средства порта за год уменьшились с 709 млн. рублей до 644 млн., а активы порта уменьшились с 908 млн. рублей до 801 миллионов… Основные средства порта были либо проданы, либо списаны… Из неформальных источников в порту я знаю, что происходило списание оборудования, которое могло работать. Однако его списывали на металлолом».

По мнению Елизарова, «названные мной факты в совокупности дают очень большую вероятность того, что осуществляется процесс доведения этого актива (городского порта. – Авт.) до процедуры банкротства».

Действительно, все описанное выше напоминает классическую схему, с помощью которой в России в 1990-е годы банкротили и захватывали государственные предприятия.

Сначала при нем создавалось «дочернее» или «совместное» предприятие, по сути – «прокладка» под руководством близкого к директору предприятия человечка, которой передавали реализацию самых продаваемых товаров или услуг, создаваемых предприятием. Доходы затем оставались у «дочки», у предприятия росли долги. Затем предприятие банкротили, дальше либо богатая «дочка» его перекупала за бесценок, а директор становился собственником предприятия, либо активы распродавались также за бесценок и покупались «нужными людьми».

На этом фоне меркнут такие факты, как оглашенное 18 февраля 2019 года на аппаратном совещании и.о. заместителя губернатора Севастополя Владимиром Татарчуком произведенное предыдущим руководством «Севастопольского морского флота» начисление себе лишних 1,4 млн. руб. премий.

Куда более интересны коротко упомянутые им несогласованные с департаментом по имущественным и земельным отношениям сделки, а равно отражение части имущества порта на ненадлежащих балансовых счетах…

Теперь «эффективные менеджеры» предложили спасать «Севастопольский морской порт» (от них же) федеральным властям (читай – федеральному бюджету) России.

Предыдущая новость:

Камышовое шоссе под угрозой банкротства