Важные новости

«Керченский стрелок» как российский продукт

18.10.2018  /  Категория: Общество  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Массовый расстрел в керченском техникуме, конечно, войдет в новейшую историю Крыма, в историю оккупации, как и экологическая катастрофа в Армянске, но как событие с более выраженным личным, человеческим лицом. В Армянске произошла катастрофа инфраструктурная, хозяйственная, преступно недоглядели по технической части, но в Керчи российские власти столкнулись со своим порождением – новым крымчанином, гражданином России, еще юным, только восемнадцатилетним.

Люди собрались, чтобы почтить память погибших при нападении на Керченский политехнический колледж. Керчь, 18 октября 2018 года

Люди собрались, чтобы почтить память погибших при нападении на Керченский политехнический колледж. Керчь, 18 октября 2018 года

В Керчи российские власти столкнулись со своим порождением

На момент захвата Крыма ему было всего лишь 14 лет, он только вышел из отрочества, а проводил свою юность и формировался как взрослая личность уже в новых российских условиях. Он, как всякий подросток, воспринимал реальность и критически, и эмоционально, и легко представить, какой хаос творился в его душе и мозгах в том невротическом Крыму и вообще в визуально-чувственном поле России. Битвы на Донбассе, митинги в Москве и зверские драки в глухомани, забивание бродячих собак и дворников-узбеков, гримасы нацлидера и визги соловьевых... И сама эта Керчь со специфической пролетарско-тюремной атмосферой, и отсутствие надлежащего психологического и психиатрического наблюдения.

Трудно сказать, что бы с ним было, родись он, скажем, в Бердянске или Николаеве, но все же там было бы меньше, мне кажется, визуально-чувственного призыва к убийствам. Был бы, думаю, проблемный молодой человек, но у него хоть была бы надежда поехать в Польшу на заработки, вырваться из провинциальной рутины. Но в российской Керчи выбирают другой путь.

В российской Керчи выбирают другой путь

Бросается в глаза и выраженный «американский стиль» его выходки. То есть взять и за здорово живешь расстрелять безоружных однокурсников, однокурсниц… Российская специфическая ненависть к Америке имеет огромный подспудный субстрат любви, подражания, обезьянничества даже, Америка россиян гипнотизирует, они и ненавидят, и обожают ее из чрезвычайно подчиненного положения. Нигде в мире нет таких серьезных последователей американской гангстерско-шпановской музыки и стиля одежды, как в России, что можно объяснить, кроме прочего, близостью социально-культурного положения темнокожего жителя Южного Бронкса и российского подростка-пэтэушника. Но все же один мой темнокожий знакомый из чего-то наподобие Южного Бронкса был в восторге от российских арэнби-исполнителей: «Эти белые так смешно нам подражают! Их так много! И где они все живут? Где-где?»

Но все же есть в этой керченской истории, при всей американскости ее общей канвы, характерный российский акцент, современный путинский оттенок. Качество, если можно тут использовать это слово, взрывного устройства было вполне и вполне высоким. С дистанционной беспроводной детонацией. Такое качество, что вызывает сомнение в том, что смастерил его 18-летний не служивший, не получивший нужных навыков подросток. Такое устройство смастерит далеко не каждый служивший, а перед этим нужно было еще и раздобыть нужное количество армейского взрывчатого вещества, а до того еще и получить разрешение на винтовку, а до того еще найти деньги на эту винтовку, выпросив их, наверное, у матери, работающей санитаркой.

У крымских властей произошедшее вызвало изумление, и сейчас они в своих заявлениях, к удивлению всех, даже не особенно врут. Если кто-то и обхаживал керченского убийцу и подталкивал его, то на крымском уровне об этом не было ничего известно. Но даже если никто и не подталкивал, если он был эдаким вундеркиндом в области подготовки и проведения беспрецедентной, беспримерной бойни, то следует им, крымским компрадорским и оккупационным властям признать, что сами они его и воспитали таким за последние четыре года своей власти.

Иван Ампилогов, русский писатель, крымчанин

Крым.Реалии