Важные новости

«Русский мир» в Крыму: кризис жанра

16.06.2018  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Кремль и власти Крыма оказались в идеологическом тупике. После захвата полуострова «русский мир» себя исчерпал, а подходящую замену найти пока не удается.

Первомайская демонстрация в Симферополе

Первомайская демонстрация в Симферополе. 1 мая 2018 года

В Ялте под патронатом Совета Федерации России проходит 12-й фестиваль «Великое русское слово». В рамках фестиваля провели «Ливадийский международный форум», посвященный теме «русского мира и мирового гуманитарного пространства». Глава Совета федерации Валентина Матвиенко, выступая на открытии фестиваля, заявила, что Крым занимает особенное место в истории России. Далее она озвучила дежурные тезисы о крещении Руси; напомнила о Ялтинской конференции 1945 года, обусловившей мировой порядок после разгрома нацизма; упомянула русских деятелей культуры и искусства XIX-XX веков, оставивших своей след на полуострове. Большая часть ее выступления касалась политики и претензий к властям соседних государств.

«Изучение русского языка есть изучение самой России, ее культуры, традиций, истории, современной жизни. И не может не вызывать глубочайшего сожаления, когда в ряде стран на государственном уровне разворачивается тотальная кампания по борьбе с русским языком – языком Пушкина, языком Толстого, языком Достоевского», – полагает глава Совфеда. Она сообщила, что сенаторы выступили с инициативой включить 19 апреля (День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи – КР) в национальный календарь памятных знаменательных дат. «Соответствующий законопроект уже подготовлен, и я надеюсь, что уже в ближайшее время мы вместе с Государственной Думой его примем. Крым был, есть и всегда будет исконно русской землей», – уверена Валентина Матвиенко.

«Великое русское слово» в этом году ограничилось официальным открытием, на котором выступили Валентина Матвиенко и местные власти: глава республики Сергей Аксенов и спикер парламента Крыма Владимир Константинов. Основным мероприятием стал четвертый «Ливадийский форум», посвященный перспективам «русского мира».

Валентина Матвиенко, выступая на форуме, в очередной раз заявила, что в Украине и странах Балтии якобы ведется борьба с русским языком – чиновники пытаются изъять «великий и могучий» из повседневного использования. «При этом против активистов, выступающих в защиту прав русских школ, применяются угрозы и репрессии. Вот она, хваленая демократия. Таким тенденциям надо противодействовать активно, более наступательно, чем это мы делаем», – уверена Матвиенко.

Владимир Константинов вновь продемонстрировал публике свои исторические познания. Он уверен, что только Россия могла гарантировать стабильность в Европе. Западные государства в XIX веке, полагает Константинов, «стремительно богатели за счет ограбленных народов» и таким образом приближали мировой конфликт. «Россия в лице Николая II, инициировавшая накануне Первой мировой войны Гаагские мирные конференции, не смогла предотвратить эту глобальную трагедию. Мало того, она сама была погружена в пучину смуты и братоубийственной распри. Наши «западные партнеры» не преминули этим воспользоваться и попытались устроить послевоенный мир без России. Итог известен: коллективными усилиями Запада было вскормлено нацистское чудовище», – заявил Константинов. Какое отношение германский нацизм имеет к Николаю II и русскому языку, спикер не уточнил.

В итоге «Ливадийский форум» прогнозировано завершился официальными претензиями к постсоветским государствам, в которых якобы угнетают русский язык и его носителей. Также правительству России рекомендовали усилить работу по поддержке зарубежных «соотечественников», и выделить деньги для финансирования русскоязычных СМИ, работающих в других странах.

Несмотря на усилия организаторов, политическая эффективность «Великого русского слова» и «Ливадийского форума» стремится к нулю. Фестиваль окончательно утратил свой культурный и филологический статус. Если в годы украинской власти в рамках мероприятия проводили встречи ученых и педагогов, то теперь это выродилось в формальность.

Политическая эффективность «Великого русского слова» стремится к нулю

Темы русского языка как культурного и образовательного объекта вообще не обсуждают. И на это есть веские причины: «великому и могучему» в аннексированном Крыму и в соседней России ничего не угрожает. Образование на украинском и крымскотатарском языках уничтожено. Под прикрытием борьбы с «экстремистами» проводится политика русификации, превращения крымчан всех национальностей в безропотных россиян. Крым полностью окунули в «русский мир».

Теперь фестивалем командует руководство Совета Федерации в лице Валентины Матвиенко. Вполне логично, что «русское слово» пытаются постепенно заменить так называемым «Ливайдийским форумом», на котором обсуждают исключительно политические темы и нещадно клеймят киевских и американских «русофобов». Но дальше громких заявлений дело не идет. Продвигая идеи «русского мира», Москва и крымские власти вообще не представляют, что это такое в нынешних условиях. До аннексии «русский мир» еще можно было прикрыть выступлениями ансамбля песни и пляски Черноморского флота России и разговорами о «братских народах». После марта 2014 года «русский мир» ассоциируется исключительно с вооруженной агрессией Кремля против соседних государств. Российские власти всегда чувствовали себя «оскобленными и униженными», когда им не позволяли угнетать другие народы. Прежде всего – украинцев, которых Кремль все еще пытается вернуть в колониальную зависимость.

Крым, который Москва рассматривает как вершину «русского мира», на самом деле является его могилой

Причем нынешние власти Крыма прекрасно понимают, что «русский мир» себя исчерпал. Сергей Аксенов на прошлогоднем Ливадийском форуме призвал разработать новую идеологическую концепцию, но ее до сих пор нет. Нельзя придумать сложную научную теорию вокруг проблемы, суть которой сводится исключительно к насилию. Ведь «русский мир» – это агрессивная идеология кремлевского реваншизма, отрицающая право постсоветских стран (особенно Украины и Беларуси) на собственную государственность.

Ирония ситуации в том, что Крым, который Москва рассматривает как вершину «русского мира», на самом деле является его могилой. Именно после аннексии любые попытки российских политиков (неважно, власти или оппозиции) использовать свое культурное влияние и «мягкую силу» рассматриваются исключительно как спецоперация.

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель

Крым.Реалии