Важные новости

Крым – не «колыбель православия»

23.10.2017  /  Категория: Общество  /  Тема: Религия  /  0 комментариев


Наталья Поклонская, царь Николай Второй и Владимир ПутинРоссийская трактовка прошлого Крыма давно вышла за пределы исторической науки и превратилась в инструмент политической борьбы. Так было в 50-е годы – когда для оправдания депортации крымских татар славян объявили древнейшим коренным народом полуострова. Так было и в 2014 году – когда аннексию Крыма в Москве назвали «воссоединением исконно русской земли» и возвращением России ее «духовного истока». И вот спустя три года роль полуострова в религиозной жизни Восточной Европы вновь оказалась в центре общественного внимания – с легкой руки бывшего крымского прокурора Натальи Поклонской.

Еще 18 марта 2014 года, произнося «Крымскую речь» перед Федеральным Собранием, российский президент Владимир Путин сформулировал религиозную составляющую претензий России на Крым:

«Здесь древний Херсонес, где принял крещение святой князь Владимир. Его духовный подвиг – обращение к православию – предопределил общую культурную, ценностную, цивилизационную основу, которая объединяет народы России, Украины и Белоруссии».

Высказывание, как мы видим, сделано в довольно примирительном тоне. Но уже 5 ноября того же года, на встрече с молодыми учеными и преподавателями истории, Путин сменил риторику и выдал слушателям следующее заявление:

«Именно в Крыму, в Херсонесе, крестился князь Владимир, а потом крестил Русь. Изначально первичная купель крещения России – там. И Херсонес – это же что? Это Севастополь. Вы представляете, какая связь между духовным истоком и государственной составляющей, имея в виду борьбу за это место: и за Крым в целом, и за Севастополь, за Херсонес? По сути, русский народ много веков борется за то, чтобы твердой ногой встать у своей исторической духовной купели».

Следует отметить несколько важных моментов. Во-первых, от абстрактной риторики о «духовном подвиге» президент перешел к «точному» обозначению Херсонеса и Крыма в целом как «первичной купели крещения» и «духовного истока» России. Во-вторых, нынешний Владимир в одностороннем порядке «приватизировал» совершенный древним Владимиром «духовный подвиг» крещения, приписав его исключительно «русскому народу». И в-третьих, Путин поддержал еще один миф: «Херсонес – это Севастополь», – чтобы подчеркнуть воображаемую преемственность древней Руси и современной России и легитимизировать ее «многовековую» борьбу за полуостров.

Концепция «духовного истока» России в Крыму так понравилась Путину, что он повторил ее в послании российскому парламенту 4 декабря 2014 года.

«В Крыму… находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства. Ведь именно здесь, в Крыму, в древнем Херсонесе, или, как называли его русские летописцы, Корсуни, принял крещение князь Владимир, а затем и крестил всю Русь…

И именно на этой духовной почве наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом. И это дает нам все основания сказать, что для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение. Так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм».

Этот пассаж замечателен двумя составляющими. Во-первых, соединением в одном предложении словосочетаний «древняя Корсунь» и «сакральное значение» – видимо, для усиления эффекта «исконности», а во-вторых, сравнением Корсуни по значению с Храмовой горой. Позже конструкция «сакральная Корсунь» стала мемом и зажила отдельной жизнью. Правда, диакон Андрей Кураев ужаснулся такой постановке вопроса:

«Совмещение слов «храмовая гора», «ислам» и «иудаизм» вовсе не дает в результате хоть что-то обнадеживающее. Совсем наоборот, это сразу отсылает нас к тяжелейшему, многовековому и неразрешимому конфликту. Это уже почти готовый рецепт Последней Войны: берем храмовую гору, обкладываем ее иудаизмом и исламом, украшаем ее национальным лидером-мошиахом, объявляющим «отныне и навсегда!», и немножко, по вкусу, посыпаем атомными бомбами».

Но вскоре началась военная операция Кремля в Сирии, и фокус поисков «духовных истоков» России переместился на Ближний Восток.

И вот, спустя три года почти полного забвения, «сакральная Корсунь» объявилась вновь. 17 октября 2017 года Наталья Поклонская, незаконно избранная в Крыму депутатом российской Госдумы, записала видеообращение к генеральному прокурору России Юрию Чайке с требованием отозвать прокатное удостоверение фильма «Матильда». Ну и, пользуясь случаем, коротко упомянула Крым:

«Поскольку я крымчанка, отмечу, что Крым и Севастополь – это колыбель православия… Люди верующие – православные и мусульмане России – объединяются и выступают против этого, против осквернения святынь».

Как любил повторять в таких случаях незабвенный Виктор Черномырдин: «Никогда такого не было – и вот опять!».

Манипулирование религиозным статусом полуострова в официально светском государстве давно никого не смущает. И, тем не менее, не лишним будет напомнить, что Крым не является ни «колыбелью православия», ни «духовным истоком» России вообще.

Во-первых, вопреки распространенной легенде, Владимир вовсе не крестился в Херсонесе. Он захватил город, уже будучи христианином, исключительно с политической целью. Подлинной «первичной купелью» Руси был Киев (или, как вариант, нынешний Васильков).

Во-вторых, христианство было известно на Руси задолго до похода Владимира (в веру обратилась еще бабка князя – св. Ольга). Да и на международно-признанной территории Российской Федерации первые очаги христианства располагались на Северном Кавказе.

Ну и в-третьих, Крым не мог быть «колыбелью православия» по той простой причине, что окончательный раскол Восточной (точнее, Восточных) и Западной христианской церкви оформился лишь в 1054 году. И хотя даже в 10 веке разница между Папой Римским и Константинопольским патриархом была очевидной, говорить о «православии» в случае с крещением Руси – недопустимое передергивание.

С учетом широкого общественного резонанса, которым сопровождается борьба с показом фильма «Матильда», есть все основания опасаться, что старый миф о Крыме как «духовном истоке» России – а теперь еще и «колыбели православия» – обретет второе дыхание.

В условиях поистине оруэлловской борьбы между Москвой и Киевом за историю полуострова ни к чему хорошему для обеих стран это не приведет.

Андрей Введенскийкрымский обозреватель

Крым.Реалии