Важные новости

Путин, «Яндекс» и фабрики троллей

26.09.2017  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Владимир Путин посетил офис "Яндекса" (которому исполняется 20 лет). Президенту показали, как происходит общение с искусственным интеллектом "Алиса" (которая смогла лишь с точностью до района сообщить, где находится, поскольку в окрестностях перед приездом Путина был отключен GPS), продемонстрировали беспилотный автомобиль (Toyota, хотя в свое время сообщалось, что "Яндекс" разрабатывает "беспилотник" с "Камазом").

Президент России Владимир Путин и генеральный директор "Яндекса" Аркадий Волож

Президент России Владимир Путин и генеральный директор "Яндекса" Аркадий Волож

Сотрудникам "Яндекса" в день посещения президента было непросто. "Медуза" утверждала, что за полчаса до приезда Путина им запретили покидать рабочие места. Один из сотрудников, ранее обещавший плюнуть Путину в лицо, по его словам, не попал на работу: "Не пустила полиция, у них были какие-то распечатки с именами и фотками". После отъезда президента "Яндекс", вдобавок, эвакуировали, по одним данным, из-за срабатывания пожарной тревоги, по другим – из-за анонимного звонка о заложенной бомбе (подобного волне анонимных звонков, прокатившейся по России в последние дни).

Визит Путина к "Яндексу", как утверждают "Ведомости", носит и политический характер: "Президенту нужно завоевать доверие молодой и прогрессивной аудитории". В последнее время можно слышать разговоры о том, что Путин "заболел" цифровой экономикой, и это будет одной из тем его предвыборной кампании.

Путин известен тем, что практически не пользуется интернетом (недавно в разговоре с детьми он сказал, что после рабочего дня ему не до "Инстаграма", добавив, правда, что сотрудники его аппарата активно используют интернет "во всех ипостасях". А в свое время, по утверждению главного редактора "Эха Москвы" Алексея Венедиктова, называл интернет "областью дезинформации и манипуляции").

Однако администрация Путина, очевидно, придает интернету немалое значение – в пример можно привести и "фабрики троллей", и последние ужесточения, касающиеся интернет-пользователей: от преследований за репосты до борьбы с анонимностью пользователей.

РБК утверждает, что к "digital-стратегии" предстоящей предвыборной кампании могут быть привлечены российские интернет-гиганты Mail.Ru Group и Rambler & Cо – чтобы "расширить явку и привести на участки в том числе молодежь, которая не воспринимает телевидение как источник информации, в основном получает информацию из интернета".

Появление Путина в "Яндексе" может быть свидетельством того, что он, идущий на четвертый срок, решил уподобиться Дмитрию Медведеву, известному любителю новых технологий. Возможно, впрочем, что власти, снова обнаружившие пласт самостоятельной жизни в интернете – от молодежи, пришедшей на митинги Алексея Навального в этом году, до рэп-баттлов, перебивающих Навального по популярности, – используют все средства, чтобы надежно взять все под свой контроль.

Трофеи, которые он завоевывает, превращают его в того, кого он победил

Публицист Олег Кашин, в 2000-е годы какое-то время сотрудничавший с прокремлевскими интернет-проектами, писавший о прокремлевских молодежных движениях, находит сходство нынешних действий Путина с риторикой Медведева в бытность того президентом:

– Ощущение, будто в папках с имиджевыми решениями для Путина – листочек из сценария, которым пользовался Медведев лет восемь назад. Все эти картинки – Путин, разговаривающий с голосовым помощником, или Путин, осматривающий беспилотный автомобиль, – конечно, чистая "медведевщина". Эпоха модернизации, обращенная в наше время. И это забавная вечная черта Путина. Его президентская карьера началась с выборов: "Единство" против "Отечества", за него работало "Единство", а номенклатура из регионов, и не только, была в "Отечестве", против Кремля. И Путин, "Единство" как бы победили, но в итоге почему-то реальными победителями оказались проигравшие из "Отечества", будь то региональные тяжеловесы или тот же Вячеслав Володин (ныне председатель Госдумы – РС). Или Чечня – Путин боролся с исламистским сепаратизмом в Чечне, как бы победил, а в итоге мы видим Чечню Рамзана Кадырова. И он так же одолел медведевскую модернизацию с помощью своей архаизации. Каждый раз, когда он кого-то побеждает, все трофеи, которые он завоевывает, почему-то превращают его в того, кого он победил. Буквально как в сказке Шварца. Это смешная метафизика путинской власти. Ну, а что касается молодежи, – да, очевидно, последние полгода власть очень увлечена молодежной тематикой, и выглядит это довольно жалко: архаичная молодящаяся власть – это архаичная молодящаяся власть, а не нечто молодое и прогрессивное.

Как бабушка, которую привели смотреть говорящую собачку

Но, с другой стороны, говорят, что Путин увлечен цифровой экономикой, загорелся ею. Может быть, он действительно собирается совершить разворот и буквально быть Медведевым?

– Когда Путин перестает следовать указаниям имиджмейкеров и начинает говорить от себя, мы видим, что никакой цифровой экономикой он не увлечен, – это стандартный военный пенсионер из гаражей, у которого есть какая-то дикая картина мира, где вперемешку – байки про масонский заговор и пересказы Гумилева, то есть все то, чем нас Путин кормит в своих выступлениях. Я бы не стал верить имиджмейкерам, нет никаких оснований думать, что Путин чем-то таким может быть увлечен. Действительно видно, что увлечен, допустим, Герман Греф, который у нас теперь главный визионер, – и вот сравните его с Путиным. Греф понимает, когда говорит о блокчейне, а Путин путается в терминах и ведет себя как бабушка, которую привели на ярмарку посмотреть говорящую собачку.

Человек, который скажет: "Я разделяю ценности Путина", сойдет с ума

– Есть некая логика для власти: когда Медведев был президентом и говорил, что "свобода лучше, чем несвобода", это закончилось протестами, так называемый "прогрессивный класс" вышел на площади. И потом действия Путина были противоположными, он закручивал гайки. Власть, казалось бы, должна нервничать и совсем не хотеть никакой либерализации, даже игр в нее, – наоборот, все время давать понять, что будет еще жестче.

– Восемнадцати лет, прожитых с Путиным, достаточно, чтобы понять, что никаких взглядов и ценностей у него нет. Это человек довольно пустой, который воспроизводит каждый раз то, что сегодня положено воспроизводить. Мы видели Путина-западника, Путина-евразийца, Путина-атлантиста, Путина-консерватора, Путина-реформатора. Он так часто меняется, что на самом деле убежденных сторонников у него быть не может, потому что человек, который скажет себе: "Я разделяю все ценности Путина", сойдет с ума, потому что Путин слишком часто меняет эти маски. И здесь ничего, кроме утилитарного, я не вижу. Я бы не стал так описывать природу протестов, Болотную площадь. Не знаю, как правильно описать, но там было что-то не то. И в этом смысле вот это "что-то не то" остается фактором российской политики, который иногда оборачивается анекдотами, как нынешнее увлечение Кремля молодежью, явно вызванное весенними митингами Навального. Но это вряд ли свидетельствует о чем-то, что описывает реальную природу настроений во власти и ее представления о реальности.

Кремль нормально преуспел

– В свое время вы описывали молодежные проекты Кремля. Сейчас будет попытка создания чего-то подобного, но только в интернете? Ведь нельзя сказать, что молодые люди в интернете все сплошь западники и оппозиция. Например, герой последнего времени в интернете – Гнойный – в интервью Дудю, не знаю, насколько искренне, говорил, что Путин – царь, и отлично.

– Я бы не стал говорить именно о Гнойном как о такой фигуре. У нас достаточно какого-то другого интернета, более погруженного в политику и менее ориентированного на так называемый хайп. Безусловно, нельзя говорить, что интернет либерален или антипутински настроен. Интернет, поскольку он массово распространен в России, просто отражает общество, в котором консерваторов – не карикатурных с бородой, а обычных умеренно консервативных людей – больше, чем школьников, которые идут на митинг Навального и залезают на фонарь. Но когда вы говорите, что Кремль сейчас якобы должен что-то начать делать в интернете, – извините, он это делает уже больше 10 лет, еще со времен "Живого Журнала", когда появились прокремлевские блогеры на зарплате, далее вот эта индустрия троллей или ботов из Ольгино, она давно стала серьезным фактором общественной жизни. Есть нынешние звезды "Ютьюба", типа знаменитой Саши Спилберг, которая выступала в Госдуме и, наверное, как-то тоже будет агитировать за Путина. Работа в интернете давно ведется, и я бы не стал говорить, что Кремль как-то бездарно потратил деньги или не преуспел. Нормально преуспел. Общественное мнение в интернете создается во многом кремлевскими структурами, которые влияют даже на людей, настроенных негативно к власти. Свежайший пример – избиение Николая Ляскина. Я слежу за отзывами и не видел, кроме каких-то совсем уже преданных фанатов Навального, отзывов в формате: власть избила Ляскина, чтобы запугать оппозицию. Все строят какие-то теории, конспирологию, и это работает. Или вопрос Донбасса, Украины – тоже продонбассовских людей в интернете хватает, и во многом они следуют в кильватере кремлевской информационной политики.

Рэп-баттлы популярнее Навального

Когда весной подростки вышли на митинги Навального, такое ощущение, что Кремль разволновался: как же, мы контролируем интернет, у нас фабрики троллей, а тут бац – дети выходят на улицу, ничего не боятся.

– Вы воспроизводите очень спорные тезисы, которые сознательно продвигала пропаганда в соцсетях. Никакие школьники на улицу не выходили. Выходила обычная публика, в том числе какой-то процент молодежи. И буквально сегодня в "Секрете фирмы" статья об аудитории Навального на "Ютьюбе", по статистике ютьюбовской, 4 процента – люди до 18 лет, а большинство зрителей в промежутке 20-40, по-моему. И здесь, я думаю, Кремль покупается на свою же мифологию – как это было с Болотной, когда сразу был вброшен миф о "креативном классе", хотя этим выражением публика, бывшая на Болотной, безусловно, не исчерпывается. Либо Кремль действительно покупается на свою же выдумку, либо он в рамках какого-то освоения денег, которые на это всегда выделяются щедро, сознательно играет в эту более-менее выдуманную игру. Вот вы назвали имя Гнойного, и действительно, рэп-баттлы и просто блогеры, которые рассказывают о еде, или музыке, или о чем угодно, все равно популярнее Навального, популярнее политической тематики. Нельзя сказать, что сегодня средний российский школьник – антикремлевский активист, ни в коем случае.

– Но кажется, Кремль понял, что где-то есть огромная жизнь, на контроль которой он вроде выделял огромные деньги, а потом опять обнаружилась неподконтрольная и непонятная жизнь. И ее пытаются замести под себя. Сейчас Путин приехал в "Яндекс", к предвыборной кампании собираются подтянуть Mail.ru, Rambler. При этом есть законопроекты о запрете VPN, анонимайзеров, попытаются взять под контроль конечных пользователей. То есть это очень жестко закручивающаяся конструкция, в которой одновременно Путин играет в модернизатора.

– "Яндекс" – объективно глыба, важнейший символ расцвета русского интернета, который он пережил в годы, когда власть в силу своей старомодности не интересовалась отраслью, и отрасль развивалась сама. И главные потери "Яндекса" за последние годы – уничтоженный поиск по блогам, которого уже нет (формально он есть, а на самом деле он выключен, кнопочку нажали, чтобы он не работал), или "Яндекс-Новости", которые, по сути, дискредитированы, не знаю, чьими усилиями – самого "Яндекса" или специально создаваемых для поискового спама СМИ, – если раньше можно было получить полноценный новостной сюжет, то сегодня вместо него мы получаем набор помоечных сайтов, получающих деньги опять же от администрации президента, – и это, в общем, гибель "Яндекс-Новостей". И я думаю, каждый программист, который сидит на своем рабочем месте, когда Путин ходит по его офису, понимает, что человек, который пытается изображать любовь к интернету сегодня, на самом деле первый враг интернета. И не думаю, что этих людей как-то можно переубедить.

Реальную цель может назвать, наверное, только сам Путин

– Считаете, что власть контролирует или может контролировать интернет? Еще эта история об эвакуации "Яндекса" напомнила о звонках о минировании – ведь это IP-телефония, которая более-менее невычисляема, и это продолжается, как вирусный маркетинг. Могут власти собраться и все поставить под ружье?

– Разговор на эту тему, наверное, всегда будет спекулятивным: могут, не могут или не хотят – никто никогда не знает, чего на самом деле хочет товарищ майор. Но есть мой любимый случай, когда на Садовом кольце на экран, где транслируют то ли рекламу, то ли информацию о пробках, кто-то вылил порнофильм – этого кого-то поймали за первые сутки, по-моему. И есть второй случай – "Шалтай-Болтай", которые, по-моему, три года совершенно никем не пойманные, занимались какими-то интригами во власти, сливали содержимое "айфонов", вплоть до Медведева, якобы эти люди арестованы и частью осуждены, и до сих пор непонятно, что это было – действительно какие-то молодые гении или какая-то мелкая агентура госбезопасности, которая пытается играть на поле интернета. Чем больше будет такого рода сюжетов, – когда непонятно, кто за кем стоит, – тем вероятнее, что ответа на этот вопрос просто не будет: контролирует ли Кремль интернет и что мы называем этим контролем? Создание хаоса тоже можно считать контролем, это зависит только от того, какая реальная цель стоит перед властью. А реальную цель может назвать, наверное, только сам Путин.

Валентин Барышников

Радио Свобода