Важные новости

Репрессии в Крыму: чего ждать дальше?

20.09.2017  /  Категория: Общество  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Начало осени ознаменовалось в Крыму новыми репрессий против крымских татар. 11 сентября подконтрольный России Верховный суд Крыма приговорил одного из лидеров крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза к восьми годам лишения свободы. А через день, 13 сентября, неизвестные в масках с повязками с надписью «ФСБ» провели обыск у жителя поселка Нижнегорский Рената Параламова и увезли его в неизвестном направлении.

Во время обыска в доме Марлена Мустафаева, 21 февраля 2017 года

Иллюстрационное фото. Во время обыска в доме Марлена Мустафаева, 21 февраля 2017 года

На следующий день, 14 сентября, Рената обнаружили в Симферополе на автостанции «Восточная» в тяжелом состоянии и со следами побоев. Он рассказал, что в процессе жестоких пыток его заставили подписать протоколы, оговаривающие его самого и других известных ему людей.

Чего добиваются российские власти, преследуя крымскотатарских лидеров и обычных мусульман? Кто может стать мишенями для новых расправ? И каких методов следует ожидать от российских спецслужб? Мнениями об этом с Крым.Реалии поделились муфтий Духовного управления мусульман Украины «УММА» Саид Исмагилов и активист крымскотатарского национального движения Заир Смедляев.

ФСБ рассчитывает, что молодого человека, который боится за свою семью и малолетних детей, легче будет сломать и выбить показания на других

Заир Смедляев

«Преследования будут продолжаться – как по «политической» линии, так и по «религиозной». Подобные «спецоперации» – это обязательное условие для получения силовиками новых звездочек на погоны, выплат и премиальных. Притом для религиозных преследований вовсе не обязательно являться членом какой-либо запрещенной в России организации, достаточно просто быть мусульманином и совершать намаз пять раз в день. К примеру, хотя Параламова преследует по религиозным соображениям, никаким активным миссионером он не был. Он не завлекал людей ни в какие организации, ничего не проповедовал, и вся его активность заключалась в том, что во время религиозных праздников он сооружал горки и батуты для детей. Я думаю, причина его преследований лишь в том, что он молод. ФСБ рассчитывает, что молодого человека, который боится за свою семью и малолетних детей, легче будет сломать и выбить показания на других, более интересных для спецслужб людей», – уверен Смедляев.

Активист отмечает: в будущем вполне возможны новые похищения и пытки, в том числе с применением карательной психиатрии.

«Многие арестованные по делу «Хизб ут-Тахрир» уже прошли через принудительные психиатрические экспертизы, и мы до сих пор не знаем, что с этими людьми делали во время их нахождения в больнице», – напоминает он.

Заир Смедляев выделяет три основных «группы риска» крымчан для последующих репрессий. Во-первых, это мусульмане, соблюдающие религиозные предписания – их аресты на фоне существующей в России исламофобии способны принести силовикам новые звания. Во-вторых, это политические лидеры, процессы над которыми используют для устрашения народа. Третьей группой являются простые обыватели, которых спецслужбы решают использовать в качестве «свидетелей» для получений показаний против других людей.

Саид Исмагилов также считает, что репрессии будут продолжаться как по политическому, так и по религиозному направлению. По его мнению, борьба с верующими имеет еще одну цель, помимо личного карьерного роста чекистов – это попытка расправы с неподконтрольными исламскими организациями.

В России существует огромная фобия в отношении любых неподконтрольных власти исламских организаций и движений

Саид Исмагилов

«В России существует огромная фобия в отношении любых неподконтрольных власти исламских организаций и движений. Из этого вытекает и огромное количество запрещенных групп и книг, и депортация из страны всех иностранных имамов и преподавателей. Дело в том, что в исламе заключен огромный потенциал. Это очень мощная, консолидирующая религия, имеющая опыт собирать людей и давать им определенные идеи. Ислам сыграл большую роль, к примеру, в эпоху освобождения от колониализма. Большинство мусульманских стран прежде являлись колониями Англии, Франции, Италии, России и т.д., и именно религия оказалась цементирующим фактором и движущей силой их освобождения. Не менее напугала Россию и «арабская весна», когда именно мусульманские движения вдохновили массы на свержение многолетних диктаторов», – перечисляет муфтий.

По мнению председателя Духовного управления мусульман Украины, Кремль, с одной стороны, панически боится заложенного в исламе потенциала, а с другой, хотел бы, чтобы этот потенциал был направлен на распространение современной российской идеологии – по тому же принципу, как это произошло с Русской Православной церковью.

«Они хотели бы, чтобы ислам был низведен на уровень бытовой религиозности, тогда как вся религиозная иерархия, структура и проповедь должна быть подчинена целям государства. У крымских татар существуют разные направления, которые еще не встали на службу российской имперской идеологии. Именно их и пытаются зачищать», – пояснил Саид Исмагилов.

По его мнению, карательная психиатрия, скорее всего, будет применяться лишь в крайнем случае, поскольку она вызывает слишком большой резонанс на уровне международного сообщества.

Ксения Кириллова

Обозреватель Крым.Реалии

Читайте: Крымчане под колпаком ФСБ

За три года украинский полуостров превратился в территорию страха и беззакония. Российские спецслужбы рассматривают активных крымчан исключительно как врагов или потенциальных агентов. Против нелояльного населения фабрикуют уголовные дела, незаконно обыскивают, пытают и всячески склоняют к сотрудничеству.