Важные новости

«Сейчас приедут семь армян, будут вас за ноги выносить»

08.07.2017  /  Категория: Общество  /  Тема: Полный абзац!  /  0 комментариев


Незнакомые лица захватили у жительницы Севастополя Натальи Суховниной трехкомнатную сталинку в центре города, подаренную ей по гендоверенности бывшим мужем-американцем. Документы подделаны, говорит она, полиция и чиновники должным образом на ее обращения не реагируют. Теперь ее жилье хотят перепродать. Вчера жильцов квартиры на Демидова, 14 угрозами вынудили съехать.

Незнакомые лица захватили у жительницы Севастополя Натальи Суховниной трехкомнатную сталинку в центре города, подаренную ей по гендоверенности бывшим мужем-американцем. Документы подделаны, говорит она, полиция и чиновники должным образом на ее обращения не реагируют. Теперь ее жилье хотят перепродать. Вчера жильцов квартиры на Демидова, 14 угрозами вынудили съехать.

В 2001 году Наталье Суховниной ее бывший гражданский муж гражданин США Роберт Томас Лесесне по генеральной доверенности подарил квартиру. Через несколько лет они расстались, он уехал в США, она осталась в Севастополе. Более 15 лет Наталья пользовалась квартирой по генеральной доверенности, но не успела переоформить ее в российское правовое поле и оформить право собственности, так как за квартиру не опасалась. В квартире жила мама Натальи Раиса Мерчанская. И вдруг выяснилось, что за минувшие два года некие жители Сочи, имеющие связи в местной полиции, несколько раз перепродали квартиру. Этих людей не знает ни Наталья, ни ее мать, ни собственник-американец. Но, судя по всему, хорошо знают в севастопольской полиции и Севреестре.

Сначала они попытались продать Наталье ее же квартиру, а когда та отказалась — устроили жильцам настоящий террор. Теперь, пока Наталья ждет новую гендоверенность из США, которую получит через несколько дней, жильцов выселяют, а квартиру, судя по всему, хотят продать. Полиция Севастополя не вмешивается.

20 июня 2017 года в квартиру пришел человек, представившийся как Павел Бараненок из Сочи. Он сообщил, что действует по доверенности от своей сестры. В качестве подтверждения своих слов г-н Бараненок показал две ксерокопии: своей доверенности и прав собственности на квартиру на имя некой Ирины Суровикиной. Наталья говорит, что доверенность, которую он показал  ее маме и  мужу Сергею, была без права продажи — но при этом Бараненок предложил им освободить помещение, либо выкупить квартиру за 3,5 млн рублей. Хотя трехкомнатная «сталинка» с трехметровыми потолками в центре города стоит не менее пяти млн рублей.

Наталью настораживает, что Бараненок предложил выкупить у него ее квартиру по откровенно заниженной цене. Дело в том, что почти за такую же сумму Наталья продает в Севастополе землю с домом. У нее сложилось впечатление, что авторы схемы знали о пределах ее финансовых возможностей и запросили цену, совпадающую с ними.

Точкой отсчета в этой схеме послужила доверенность, якобы оформленная в 2015 году бывшим мужем Наталья Суховниной, американцем Робертом Лесесне, на имя некой Людмилы Суровикиной, которая продала квартиру Ирине Суровикиной. По бумагам произошло это в Петербурге, где Роберт никогда не был. В апреле 2017 года Ирина Суровикина оформила документы на право собственности. А потом — доверенность на Павла Бараненка, который явился к жильцам квартиры требовать права. Сколько еще доверенностей  и на кого оформили рейдеры на эту квартиру, Наталье неизвестно: ни Людмилу Суровикину, ни Ирину Суровикину никто никогда не видел.

В квартиру нежданного гостя не пустили, и Бараненок пошел в Ленинское РОВД писать заявление. На следующий день он явился снова. Вместе с ним были неизвестные люди, тащившие входные  двери, которые Бараненок хотел вставить.

Муж Натальи Сергей вызвал полицейских. Но те после осмотра документов заявили, что препятствовать установке новых дверей они не будут: мол, разбирайтесь сами. Сергей попросил у полицейских отсрочки на два часа, чтобы связаться с хозяевами квартиры. Полицейские ему в этом отказали и уехали.

Жильцы квартиры вынуждены были договариваться с Бараненком сами. Для отсрочки они согласились купить квартиру после проверки документов у их нотариусов. Это дало им пять дней на подготовку документов в США и обращения в различные правоохранительные инстанции.

Начался прессинг. Бараненок начал угрожать Раисе Мерчанской, что идет в прокуратуру,  в полицию, что она заняла чужую квартиру. Ходил по соседям, показывал им свои доверенности. Наталья рассказывает, что однажды в десять вечера Бараненок залез в окно в форточку и начал кричать на весь двор: либо покиньте квартиру, либо покупайте ее за 3,5 млн рублей.

Наталья говорит, что если бы ее бывший муж Роберт решил продать эту квартиру, то она была бы не против — хотя у нее есть от него доверенность. Но американец, по ее словам, квартиру не продавал и ни на кого доверенностей не оформлял. Поэтому она настроена бороться до конца.

Позднее Суховнина пересеклась с Бараненком в  Ленинском РОВД: тот относил какие-то документы полицейским. По словам Натальи, его заявления и бумаги правоохранители принимали сразу и без проблем, как будто знали его в лицо. При этом на Наталью полицейские по часу не обращали внимания, чтобы принять ее заявление.

Убедившись, что владельцы выкупать у него свою же квартиру не будут, г-н Бараненок выставил ее на продажу за 4,2 млн рублей в риэлторском агентстве. Но после звонка Натальи риэлторы сняли квартиру с продажи. «Нам объяснили, что хозяева просто уехали», — объяснили они. Потом, по словам Натальи, Бараненку звонили ее знакомые, притворившиеся покупателями, и просили проверить квартиру через своего нотариуса.

На просьбу покупателей проверить квартиру перед покупкой Бараненок стал придумывать различные отговорки.

Он сообщил, что у него только два дня, ему нужно уезжать, а проверка через нотариальную контору займет неделю. И предлагал проверить квартиру по-быстрому через МФЦ.

Именно через МФЦ злоумышленники могли получить доступ к документам, полагает Наталья Суховнина.

Она вспоминает, что в 2015 году получала в Севреестре кадастровый паспорт квартиры на имя Роберта Лесесне. Возможно, именно там подельники рейдеров отсканировали договор купли-продажи 2001 года, где указывались данные старого паспорта американца. Которые потом и были использованы в поддельной доверенности на имя рейдеров. По словам Натальи, больше эти данные узнать злоумышленникам было неоткуда.

Но дело в том, что в 2015 году, которым датирована доверенность от Роберта Лесесне на имя Людмилы Суровикиной, у него уже был новый паспорт. А в доверенности указаны данные старого паспорта, по которому американец не смог бы даже покинуть свою страну и прилететь в Россию. Доверенность на имя Суровикиной — поддельная, делает логичный вывод Наталья. Мало того: там подделана и подпись американца, о чем завил ей сам Роберт (данные нового паспорта, копии доверенностей есть в распоряжении «Примечаний»).

Наталья обратила внимание на еще одну красноречивую деталь, указывающую, по ее мнению, на то, что поддельная доверенность фабриковалась не в материковой России, как указано в ней, а в Севастополе людьми, причем людьми, работавшими здесь при Украине.

В доверенностях, которые показывал Наталье Бараненок, фамилию ее бывшего супруга Роберта Лесесне перевели по украинскому образцу: «Лизесне». На русском языке эта фамилия транскрибируется иначе. «При Украине переводили «Лизесне», а в России переводят «Лесесне», — говорит Наталья. — Если эта доверенность сделана в России, то какой бы нормальный переводчик перевел бы «Лизесне»? Я официально узнавала, когда переводила документы, и мне сказали, что переводят как «Лесесне». Они даже подпись не удосужились нормально подделать: не хватает одной палочки, и вместо буквы «R» на подписи в доверенности получается буква «Z»»

Роберт Лесесне, узнав, что его подпись подделали, официально попросил посольство США в Москве помощи в расследовании, чтобы остановить мошеннические действия с его квартирой. Посольство сообщило, что занялось этой проблемой.

Мошенничество, связанное с доступом к украинским документам и базам данных на недвижимость полуострова, очень распространено. «Примечания» уже сообщали, что предприимчивые дельцы, которые до сих пор может быть еще работают в службе Стройнадзора Республики Крым, в 2014 году не сдали старые украинские печати — и, имея доступ к украинским формам, штампуют поддельные документы с «левыми» номерами, которых нет в Росреестре. Проверить их подлинность невозможно, так как Киев закрыл доступ к своим базам.

Похоже, Наталья Суховнина столкнулась с такой же схемой.

Новую гендоверенность на квартиру Роберт для нее уже сделал и выслал ее из США в Севастополь. Через интернет он прислал Наталье электронный образец документа (есть у «Примечаний»). На доверенности видно, что номер его паспорта не совпадает с поддельной доверенностью на квартиру на имя Людмилы Суровикиной.

Очень подозрительно в этой истории и поведение полиции.

Наталья говорит, что в полиции Севастополя ее впервые выслушали, лишь когда она показала им скан новой доверенности, которая сейчас идет из Америки в Севастополь, и сообщила, что делом занялись в посольстве США (ответ посольства есть). До этого она два раза писала заявления в Ленинский РОВД, но реакции правоохранителей не последовало.

Когда Наталья убедилась, что Роберт Лесесне никому квартиру не продавал, и отказалась выкупать ее, сообщив об этом Бараненку — появился еще один персонаж этой истории. Некий Станислав Дворядкин, юрист, бывший сотрудник МВД.

Его жена Раиса Дворядкина — тоже юрист, специализирующий на судебных процессах, рассказывает Наталья. По ее словам, эта пара приехала из Перми в Севастополь три года назад. Они утверждают, что г-н Дворядкин тоже купил квартиру Натальи по доверенности.

Кстати, Павел Бараненок прописан в Сочи, а его жена работает там в РОВД. Все сочинские претенденты на квартиру Натальи — и обе Суровикины, и Павел Бараненок — прописаны в одной комнате общежития села Барановка. Кроме того, Наталья говорит, что жена Бараненка, сотрудница сочинского РОВД — одногруппница Раисы Дворядкиной. Возможно ли такое совпадение?

Г-н Дворядкин заявил Наталье, что если ее семья не собирается покупать квартиру, то он сделает это сам. Наталья показала ему распечатанную генеральную доверенность на квартиру, образец которой ей выслал бывший муж из США. Дворядкина, по словам Натальи, это не смутило — но насторожило. Он показал договор купли-продажи, оформленный севастопольским нотариусом Зоей Будзиновской, который он оформил по доверенности от неизвестного Наталье человека.

Г-н Дворядкин, сообщил Наталье, что он 1 июля посетил участкового и показал ему договор купли-продажи на квартиру и предупредил его, что 3 июля он будет менять в квартире замки. Свою угрозу он выполнил: 3 июля, в 6.45 Дворядкин подкараулил, когда мать Натальи вышла во двор, и проник в квартиру, так как дверь осталась незапертой. Он вызвал человека, сменил замки и сломал дверь. Он угрожал жителям квартиры: «Сейчас приедут семь армян, которые там могут жить по договору найма на квартиру, будут вас за ноги выносить, они будут здесь жить».

3 июля, в 6.45 Дворядкин подкараулил, когда мать Натальи вышла во двор, и проник в квартиру, так как дверь осталась незапертой. Он вызвал человека, сменил замки и сломал дверь. Он угрожал жителям квартиры: «Сейчас приедут семь армян, которые там могут жить по договору найма на квартиру, будут вас за ноги выносить, они будут здесь жить»

Участковый так и не появился.

В Ленинский РОВД Наталья Суховнина обращалась три раза. Дважды у нее со скрипом приняли заявление, а в третий раз, 26 июля, ее опрашивали пять часов.

В РОВД Наталью успокаивали, что те, кто претендует на квартиру, больше не посмеют их беспокоить. Но дальше окошка в райотделе ее заявление, видимо, не дошло. Ее ни разу не вызывали к следователю, а 4 июля правоохранители сообщили, что по факту ее заявлений пришлют по почте отказной материал.

Наталья говорит, что когда придет гендоверенность из США, она планирует подать еще раз документы в УМВД — чтобы добиться отмены первой доверенности от Лесесне на Людмилу Суровикину. Если полиция не будет предпринимать никаких действий, то она обратится в Генпрокуратуру и во все доступные инстанции.

«Примечания» обратились в Севреестр, но и.о главы управления Наталья Яковлева отказалась предоставить журналистам данные, связанные со сделками с квартирой на Демидова. Отказ был аргументирован тем, что ведомство не имеет права разглашать эти данные никому, кроме собственников имущества и правоохранителей.

Однако Яковлева заметила, что никаких заявлений от доверителей на приостановку любых операций с недвижимостью в базе Севреестра нет. И это тоже очень подозрительно — ведь Наталье в Севреестре сообщили входящий номер при приеме заявления.

Глава управления информатизации и связи, курирующий МФЦ Петр Даричев сообщил, что МФЦ тоже не может предоставить данные по сделкам с квартирой на Демидова.

 «Примечания» также направили запрос в МВД.

Дозвониться до Станислава Дворядкина корреспонденту «Примечаний» не удалось: он не брал трубку. Теперь бывшие жильцы квартиры на улице Демидова из-за постоянных угроз съехали на недостроенную дачу.