Важные новости

Севастополь как географический и экономический тупик

04.04.2017  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Севастопольский морской порт

В последнее время в Севастополе усилились спекуляции о том, что город это база российского Черноморского флота и центр так называемого «патриотического» туризма. Когда об этом толкуют дилетанты, можно промолчать. Но когда профессиональный экономист Дмитрий Овсянников, направленный Кремлем в город для подъема местной экономики, заявляет, что Севастополь должен развиваться как база флота, промолчать трудно.

Думаю, что Овсянников, скорее всего, знает бюрократическую поговорку о том, что в системе управления каждый должен нести свой чемодан. Мэр города должен заниматься городом и его экономикой, а не устраиваться наблюдателем в базе флота.

Севастополь – это не база флота, в городе просто находится военная база, причем одна из нескольких на черноморском побережье

И дело не только в Овсянникове. Прибывающие в Севастополь иногородние руководители часто поражают своей некомпетентностью и неуважением к старожилам города. «Варяги» не отличают Белку от Стрелки, а Стрелку от Корабелки, но хотят руководить городом и его предприятиями. Им всем нужен общеобразовательный «Курс молодого севастопольца», который бы включал набор прописных истин, в том числе и разъяснение о том, что Севастополь –​ это не база флота, в городе просто находится военная база, причем одна из нескольких на черноморском побережье.

Старожилы Севастополя хорошо помнят, как еще совсем недавно, при Украине, в городе строились новые жилые кварталы и новые дороги, развивался гражданский порт, строился зерновой терминал, открывались новые предприятия, а сейчас с развитием города –​ полная неопределенность.

В последние три года обычные экономические новости из Севастополя выглядят примерно так: предприятия переподчиняются, переименовываются, там меняются фамилии руководителей. Российские классики 19-го столетия назвали бы эти дела словами «суета» или «очковтирательство».

Единственная крупная стройка местного масштаба –​ тепловая электростанция на Федюхиных высотах, но и с ней все время что-то не так. Уже три года прошло, а там, по большому счету, и конь не валялся: дела идут очень медленно.

В России не принято размещать важный ВПК на рискованной периферии. Мало ли там что может случиться с этой периферией

Если бы кремлевские лидеры хотели развивать Севастополь, они бы дали команду открыть здесь предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК) или иные заводы, выпускающие сложную технологичную продукцию. Однако в России не принято размещать важный ВПК на рискованной периферии. Мало ли там что может случиться с этой периферией.

В 2014 году Севастополь стал именно такой рискованной периферией. Город – под международными санкциями. Украина хочет вернуть эту территорию под свой контроль, и ее поддерживают Евросоюз, США, весь западный лагерь и большинство стран-членов ООН. А кто будет рисковать дорогостоящим производством и размещать его в Севастополе? А никто.

Чаловские провинциальные проекты с элитным виноделием и переносом центра города на Зеленую горку мало кого интересуют –​ и в самом Севастополе, и в далеком Кремле.

Санкции повлияли на Севастополь сильнее, чем на Симферополь, ведь пострадали морские порты –​ перевалки почти нет. Зачем российским фирмам выгружать грузы в Севастополе и потом везти их по Крыму, через дорогую и капризную паромную переправу Керчь-Тамань, если можно просто выгрузить контейнеры на кавказском берегу в Новороссийске? Так ведь дешевле. И от этой арифметики стали Севастопольские порты для российских фирм просто не нужными. И на материковую Украину через Севастополь грузы не возят –​ блокада, политика.

К транспорту в городе вообще много вопросов. Поезд «Севастополь-Керчь» был запущен под звуки фанфар и вскоре упразднен (в сентябре 2016 года) –​ тихо и без помпы. Этот поезд оказался слишком дорогим, слишком медленным (аж через Евпаторию ходил) и слишком нерентабельным. А обещанная российским руководством прямая ветка железной дороги из Керчи в Севастополь превратилась в обычную кремлевскую «обещалку».

В России есть поговорка о том, что обещанного три года ждут. Три года прошло, а железнодорожной ветки до сих пор нет, и даже нет слухов о том, что она когда-то будет. В Украине по этому поводу есть более радикальная поговорка, которую можно перевести так: обещание – дуракам радость. Хотя ни севастопольцы, ни крымчане себя дураками не считают.

Но вернемся к «губернатору».

Если Овсянников и откроет гражданский аэропорт «Бельбек» с торжествами и оркестром, то толку для городской казны от него все равно не будет

Не дает покоя Овсянникову и тот факт, что в Симферополе есть гражданский аэропорт, а в Севастополе пока нет. Конечно, свой аэропорт – это престижно. Об этом надо думать и к этому нужно стремиться. Однако тут есть одно экономическое «НО». Севастопольский гражданский аэропорт «Бельбек» даже если запустят, то он все равно не будет прибыльным. Дело в том, что в России внутренние авиаперевозки как правило убыточные, и авиаперевозчики выживают за счет дорогих билетов на международные рейсы. А какие международные авиарейсы будет обслуживать гражданский аэропорт в Севастополе? А никакие. Ведь город – под международными санкциями. Поэтому если Овсянников и откроет гражданский аэропорт «Бельбек» с торжествами и оркестром, то толку для городской казны от него все равно не будет, и надо будет кому-то это предприятие дотировать. Хотя при Украине севастопольский аэропорт «Бельбек» работал, а сейчас остались лишь воспоминания и разговоры о его нужности.

Еще один штрих по поводу отношений между Севастополем и Крымом. Огорчают местного губернатора и постоянные слухи о том, что чиновники из Симферополя хотят «приватизировать» Севастополь и включить его в состав Крыма. Это даст им возможность обложить город и его обитателей официальными и неофициальными налогами.

О других аспектах.

Мы тут уже вспоминали ВПК. Сейчас ставку на старые севастопольские предприятия ВПК уже никто и не делает. Все ушло в историю. На базе завода «Муссон» открыли торговый центр, продается там всякая всячина –​ от продуктов до электроники.

Сам видел, как один из моих личных знакомых – бывший ведущий военно-промышленный специалист – стоял на городском рынке и торговал туфлями, потому что туфли приносили деньги, а ВПК – ничего

А о ранее производимых комплектующих для ВПК остались лишь воспоминания. Местные предприятия ВПК были угроблены с развалом Советского Союза, и работавшие там люди разбежались кто куда – уехали за границу, перестроились, переквалифицировались, деградировали или ушли на пенсию. Сам видел, как один из моих личных знакомых – бывший ведущий военно-промышленный специалист – стоял на городском рынке и торговал туфлями, потому что туфли приносили деньги, а ВПК – ничего.

Упомяну еще один местный экономический феномен –​ это свободная экономическая зона. Она в городе вроде бы есть, но там не слышно никакого движения. Зато есть фирмочки-присоски, помогающие обычным компаниям сидеть в этой зоне. И никаких сведений по поводу того, какие инвестиции привлекла зона и кому от этого стало лучше.

Впрочем, серьезные инвесторы, в том числе иностранные, не придут в город, где администрация отбирает бизнес и собственность, плюя на законы. История Севастополя хорошо помнит такие эпизоды. Это и местный филиал «Укртелекома», и «Севморзавод», и другое.

Севастополь – это не только географический, но и экономический тупик

Из неблагоприятных экономических факторов надо упомянуть и севастопольские цены. Они выше, чем в Симферополе, и существенно выше, чем в соседней России. Ведь Севастополь –​ это не только географический, но и экономический тупик. Товары в город завозят издалека, а чем дольше везут, тем выше становятся цены на них. Крупы везут из относительно дорогого Краснодарского края, а минеральную воду –​ аж из Костромской области. Вот и дорожает эта вода почти в два раза, пока ее завезут в Севастополь.

Как-то в бархатный сезон сидел я в одном местном кафе со знакомыми из Питера, и задали они мне несколько трудных вопросов: «Почему в Севастополе местное инкерманское вино стоит столько же, сколько и в Питере? Почему у вас местные помидоры в полтора раза дороже, чем привозные у нас? И почему кафе почти пустое? Где посетители? Вы думаете развивать здесь туризм?» В общем, не ответил я толком ни на один вопрос, не смог отстоять Севастополь.

Не только иногородние туристы, но и местные жители ворчат, что цены в Севастополе на 10-15 процентов выше, чем в Симферополе. К слову, злые языки говорят, что жены состоятельных севастопольских офицеров поднимают цены на рынках и покупают товары в дорогих магазинах. Вот цены и растут. Идет милитаризация, в городе увеличивается число военных и прочих силовиков, а чем больше военных, тем выше цены на рынках и в сфере услуг. Хотя жены российских контрактников на 18 тысяч рублей в месяц много не купят.

Есть еще один неблагоприятный, антитуристический фактор: везде в Севастополе в кафе и ресторанах гремит громкая музыка, точнее низкопробные электрические записи, выдаваемые за музыку. Эти электрошумы мешают общаться посетителям кафе или ресторана, и возникает желание уйти в парк, где их нет. Да и за правами на воспроизведение музыкальных записей в городе никто не следит. Нет такой традиции, да и чиновникам это не нужно, так как по этому поводу нет указания из Кремля. А сферу отдыха в городе скупили люди, которых интересуют быстрые деньги и которые упрощенно подходят к ведению бизнеса.

Поскольку обычный туризм в городе развивается неважно, местные российские чиновники начали проявлять большевицкое новаторство и соединять туризм с патриотизмом. Полученный гибрид стали называть «патриотический туризм», а Севастополь – его центром.

Что такое «патриотический туризм»? Это – попытка соединить современную кремлевскую пропаганду с каменными памятниками царской и советской истории

Что такое «патриотический туризм»? Это – попытка соединить современную кремлевскую пропаганду с каменными памятниками царской и советской истории. Хочешь ты, турист, или не хочешь, а тебе втолковывают, что надо быть патриотом и надо быть готовым отдать жизнь за олигархов. Ведь олигархам очень нужны глупые и агрессивные «патриоты», способные за ничтожные деньги воевать в горячих точках или создавать массовку на митингах, организуемых теми же олигархами и чиновниками.

Нет, туризм – это не вариант. Это – блеф. Это, по большому счету, – обман обывателя. Это – брошенные бумажки и бутылки на тротуарах. И не надо его «развивать» через телевизор.

В сложившейся ситуации для Севастополя выход из экономического тупика видится таким: это сложное и дорогостоящее производство –​ машиностроение, судостроение, электроника, тот же ВПК, те же морские порты, но для этого желательно обязательно снять с города санкции и урегулировать политические вопросы.

И хотя бодрые голоса в российском телевизоре вещают, что украинские и западные санкции почти ни на что не влияют, севастопольские чиновники и бизнесмены понимают, что это – вранье, что нужно выводить город из-под санкций. Правда, думать об этом можно, а вот открыто говорить нельзя. Если какой-нибудь российский чиновник заявит крамолу или попытается плыть против ветра, то его вскоре арестуют за коррупцию. Поэтому и заявляет экономист Овсянников, что Севастополь – это база флота, хотя в учебниках по экономике таких абсурдных тезисов нет.

А пока с развитием Севастополя лишь сложности да проблемы. Как писал один русский классик: не получается каменный цветок. И неважно, кто в городе Данила-мастер.

Андрей Павлюк, блогер

Крым.Реалии