Важные новости

Крымский "Левиафан"

28.02.2017  /  Категория: Общество  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Российская пресса продолжает нахваливать положение дел в Крыму. Мол жить стало лучше, жить стало веселее. Попался мне давеча на глаза один из таких текстов с утверждением: "На набережной Ялты снесли знаменитый и безобразный торговый комплекс "Еда", уродливые самострои обещают снести в Алуште и Севастополе.". Как человек прекрасно ориентирующийся в российских реалиях я хочу вам доступно объяснить, что же на самом деле скрывается за этими формулировками, – пишет Всеволод Непогодин.

Левиафан

8 мая 2014 года я премило беседовал в легендарной чебуречной возле метро "Сухаревская" с товарищем-литератором, трудившимся тогда следователем в Генеральной прокуратуре Российской Федерации на Большой Дмитровке, 15. Коллега по писательству возмущался и жаловался мне: "В Крым уже невозможно попасть работать! Все места заняты! Не пробиться!"

Т.е. не прошло и двух месяцев с момента референдума, а свободных вакансий в наспех формируемом важнейшем силовом ведомстве полуострова уже не было. Через несколько дней я оказался в Ярославле и встретился со знакомой, работавшей в главной железнодорожной корпорации России. Она рассказала, что ей по большому блату предлагают перевестись в Крым на мизерную зарплату, прося за это чуть ли не рассчитываться натурой. Естественно знакомая не захотела спать с выжившими из ума начальниками рельс и шпал ради возможности перебраться на полуостров.

Крым за короткий срок стал желанной мечтой для миллионов россиян и тому есть веские причины.

Россия – огромная страна, которой катастрофически не хватает теплого морского побережья. Достаточно разок пристально взглянуть на географическую карту чтобы понять это. В то же время Россия имеет ряд отличительных особенностей от Украины в моментах государственного устройства.

Представьте себе типичную ситуацию. Живет себе прокурор условного Норильска. У него хорошая официальная зарплата плюс за работу в суровых климатических условиях он получает северную надбавку и районный коэффициент. С деньгами у него совершенно нет проблем. Но вот жизнью его существование в Норильске совершенно нельзя назвать. Длинная, холодная зима, при которой в два часа дня на улице уже темным-темно как ночью. Городок индустриальный, с экологией проблема. Пойти толком некуда – остается только коротать вечера за просмотром телевизора с пропагандистскими перформансами Дмитрия Киселева. Он вынужден торчать в Норильске, зарабатывая пенсию, чтобы после ее получения перебраться в более теплые края поближе к морю.

И тут случается крымская история. Прокурор теперь может переехать в благодатный край, где нет промышленности, зато есть солнце с морем и там спокойно себе дорабатывать до пенсии, радуясь каждому дню. Денег он себе и в Норильске уже заработал предостаточно, а пожить толком ведь до сих пор не успел. Переехать после выхода на пенсию в Болгарию или Черногорию он не может, потому что сказывается советский менталитет и боязнь оказаться вне русскоязычной среды.

Точные сумму взяток, уплаченных в Москве за перевод в Крым, я вам, увы, назвать не могу, но могу заверить, что они весьма внушительные.

И наводнили Крым такие вот службисты с российского севера. Только они перебираются не одни, а с женами, детьми и внуками. Всю родню надо чем-то занять. И начинают они заниматься мелким бизнесом, предварительно вытесняя с рынка коренных крымчан. Уместнее всего в данном случае вспомнить нашумевший фильм Андрея Звягинцева "Левиафан". Если какому-то российскому чиновнику вздумалось снести ваш дом или киоск, то пиши пропало. Апеллировать к законодательству в данном случае совершенно бесполезно. Объекты, называемые российской прессой "уродливыми самостроями", это ведь рабочие места, дававшие заработок коренным крымчанам. Люди копили средства, брали кредиты, влезали в долги, открывали скромный бизнес, стараясь шустрить в короткий курортный сезон дабы свести концы с концами, а потом пришла Россия и лишила их куска хлеба, не предоставив ничего взамен. Только я уверен, что там, где раннее стояли "уродливые самострои", вскоре появятся новые торговые павильоны, так или иначе принадлежащие российским силовикам.

Российские квасные ура-патриоты очень много радостно кричали о победе на Зимней Олимпиаде в Сочи. Эти вопли заглушили стоны тех россиян, кто пострадал от распилиады. Под олимпийский шумок граждан в одностороннем порядке лишали дорогостоящих участков в приморской зоне. Под болтовню о "государственной необходимости" массово сносились дома, и их владельцы получали смехотворные компенсации, не способные в полной мере возместить понесенный ущерб. Когда речь идет о земельных ресурсах на территории, близкой к Черному морю, российская власть не гнушается ничем, да только до крымчан эта мысль стала доходить уже слишком поздно. По накатанному сочинскому сценарию жителей полуострова сейчас лишают земли и недвижимости, объясняя это самыми разными предлогами.

Одна из трактовок политики гласит, что это управление распределением ресурсов. Надо понимать, что, вводя на полуостров "зеленых человечков" в 2014 году, главного российского гэбиста интересовали лишь два ресурса – военный и земельный. База военно-морского флота в Севастополе имеет стратегическое значение, позволяющее контролировать ситуацию в Черном море и сдерживать НАТО. Крымская земля с плодоносящими виноградниками, свежим горным воздухом и живописными приморскими видами великолепна для расположения дач российских спецслужбистов. А вот население Крыма для России было лишь неприятным довеском к военной базе и землям полуострова. В России и своих ртов предостаточно.

Все разговоры российской власти "о воссоединении русских земель" и "возвращении домой" служили лишь для отвлечения внимания и отвода глаз от истинных намерений.

Путину плевать на чаяния украинцев, русских и татар, обитавших на полуострове. Для него оптимальным вариантом было бы присоединение Крыма, где вообще нет никакого населения. "Меньше народа – больше кислорода!" – циничная логика российских правителей. Перебравшиеся из Норильска и Нижневартовска подминают под себя все самые хлебные ниши, выдавливая крымских аборигенов на экономическую обочину.

Крымчан нынче лишают приусадебных участков, особняков и дач – это жестокая, но справедливая плата, проявленная за политический инфантилизм в 2014 году. Дешевый сыр бывает только в мышеловке, только россияне мало того, что ущемляют мышей, так они еще отбирают себе их норки.

Тем жителям Донецкой, Херсонской, Николаевской и Одесской областей, кто еще до сих пор мечтает о России, рекомендую изучить как в олимпийском Сочи люди лишались земель и строений, а также пересмотреть фильм "Левиафан", примерив все это на свои домики, садики и огороды. Российская бюрократия в сто раз страшнее украинской бумажной волокиты. Имея квартиру или участок в Крыму, приобретенный до 2014 года, еще совершенно не факт, что вы сможете получить на них все необходимые российские документы.

Когда речь заходит о политике, в первую очередь надо смотреть на то, за какой ресурс идет борьба, а не фокусироваться на лозунгах. Товарищ уволился из Генеральной прокуратуры и пошел в радиоведущие. Знакомая перевелась из Ярославля в Москву на хорошую зарплату и нынче копит деньги на собственный домик на берегу Волги. Ни товарищ, ни знакомая спустя почти три года после наших разговоров не хотят перебираться в Крым. Видимо, что-то смущает их в истории, произошедшей с полуостровом, воспетым Максимилианом Волошиным.