Важные новости

Крымский вопрос и внесистемный Трамп

19.02.2017  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Дональд Трамп на посту президента СШАЗаявление пресс-секретаря Белого дома Шона Спайсера о том, что для нормализации отношений с Вашингтоном Москве необходимо вернуть Крым и содействовать прекращению войны на украинском Донбассе, вызвало неоднозначную реакцию в России. Однако, большинство политиков и экспертов предпочли дождаться прямой речи от самого американского президента. Правда, пресс-конференция Дональда Трампа так и не дала ответа на главный вопрос: стоит ли ожидать Кремлю нормализации отношений с Вашингтоном?

На президентские выборы в США Москва возлагала особые надежды, полагая, что сможет найти точки соприкосновения с новой администрацией, раз с Обамой не сложилось. Из двух «зол» на американском политическом олимпе Дональд Трамп выглядел для России более привлекательным, поскольку его поведение полностью выбивалось из привычной логики действий предыдущих американских президентов. И это чем-то сближало его с Путиным, который аннексией Крыма и вторжением на материковую Украину пошатнул полувековые устои мировой политической системы. На этом фоне возникала иллюзия возможного «передела мира».

Однако, приход к власти Трампа оказался для России не только шансом для «большой сделки» между двумя государствами, но и масштабной угрозой из-за непредсказуемости нынешнего главы США. А лакмусовой бумажкой смены приоритетов стал как раз крымский вопрос.

Во время предвыборных баталий Трамп намекал на то, что может признать российский статус Крыма, поскольку его жители сами захотели в Россию. «Но, вы знаете, жители Крыма… из того, что я слышал, хотят быть скорее с Россией, чем там, где они были. И это тоже следует иметь в виду», – сказал Трамп в интервью ABCNews.

Однако не прошло и месяца после инаугурации, как Трамп написал в соцсетях о том, что Россия захватила Крым, пользуясь слабостью Обамы.

Какая уж тут логика и последовательность? Хотя кое-какая все же есть – оба мессиджа Трампа имеют довольно неопределенный характер. Это позволяет интерпретировать их по-разному. В первом заявлении можно акцентировать внимание на том, что «жители Крыма выбрали Россию», а можно обратить внимание на то, что кандидат в президенты США о крымской проблеме знает не так много, но этот фактор будет «иметь в виду».

Двойственность позиции станет главным козырем Трампа на мировой арене в ближайшее время. Он будет раздавать половинчатые обещания с тем, чтобы всегда иметь возможность отказаться от их выполнения

Второй посыл, исходящий от президента США, тоже выглядит неоднозначно: вроде бы он признает, что Россия захватила Крым, намекая на вину предыдущей администрации, но при этом не отвечает на вопрос о том, как бы он поступил на месте Обамы. Эта двойственность и станет главным козырем Трампа на мировой арене в ближайшее время. Он будет раздавать половинчатые обещания с тем, чтобы всегда иметь возможность отказаться от их выполнения. Он будет говорить витиевато и многозначно, чтобы никто не мог упрекнуть его впоследствии в нарушении его слов. Аналогичные посылы будут исходить и от членов его команды. Ведь в том же заявлении Шона Спайсера говорится, что США ожидают возврата Крыма и надеются на налаживание отношений с Кремлем. И тут возникает резонный вопрос: Белый дом хочет нормализации отношений после возврата Крыма или – несмотря на захват Крыма?

Вопрос о «принадлежности» Крыма к России – это, видимо, та плата за восстановление отношений с американским истеблишментом, которую новой администрации Трампа придется заплатить

Владимир Батюк

Российские эксперты поспешили назвать такие заявления Белого дома реакцией на недовольство американского истеблишмента Трампом. «Никто не сомневался, что Трамп будет каким-то образом адаптироваться к американскому истеблишменту, который настроен не очень благожелательно к новому президенту США. И вопрос о «принадлежности» Крыма к России – это, видимо, та плата за восстановление отношений с истеблишментом, которую новой администрации придется заплатить», – рассуждает руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк.

Эти предположения подтвердил и сам Трамп на недавней пресс-конференции, отметив, что он хотел бы «поладить» с Россией, но ему это вряд ли удастся, поскольку «такая договоренность будет политически непопулярной».

Основная сложность для Трампа заключается в том, что при всей его нестандартности он вынужден работать в рамках довольно устойчивой политической системы, которая имеет целый арсенал средств, чтобы заставить даже главу государства выполнять ее требования. Любые попытки 45-го президента США восстать против такого порядка обречены на неудачу, поскольку над ним всегда будет висеть «дамоклов меч» импичмента.

В отличие от своего американского коллеги Путин – это в полной мере продукт специфической системы, которая выбрала его для реализации своих планов. И Крым стал закономерным итогом деятельности этой жесткой модели, а не лично Путина. Несмотря на заверения Меркель о том, что «Путин потерял связь с реальностью», он как никто другой понимает, что иной возможности избавить Россию от статуса «мировой бензоколонки» у Кремля уже не будет.

«Большая сделка» с Америкой – это, по сути, последний шанс для дряхлеющей России на изменение мирового статус-кво. И здесь важна даже не столько «сделка», сколько эффект вокруг ее обсуждения, который может породить конфликты между ее потенциальными участниками и жертвами, что еще больше будет толкать мир в сторону политического хаоса. И в этой мутной воде Путину гораздо легче будет поймать крупную рыбу.

Однако в этом ему может помешать неоднозначность позиций Трампа, который как бизнесмен привык действовать с учетом меняющейся конъюнктуры рынка. На пресс-конференции он в очередной раз подтвердил, что его главная забота – это, в первую очередь, благо для Америки, а уже после – для остального мира. И на данном этапе ему бы хотелось «жить в мире с Россией», но где гарантия, что ради этого мира он не потребует от Путина уже завтра сокращения ядерного потенциала?

А для того, чтобы Трамп случайно не перепутал национальные интересы со своими собственными, американская система методично расставляет для него «красные флажки», например, в виде вето Конгресса на отмену санкций против России.

Евгения Горюнова, крымский политолог