Важные новости

Виноделие в Крыму медленно умирает

23.08.2016  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


Российская аннексия нанесла непоправимый урон винодельческой отрасли Крыма: некогда известные на весь мир винные бренды украинского полуострова в России теперь именуют “винным напитком”, знаменитые крепленые крымские вина снимают с производства, потому что они не попадают под российские стандарты, а коллекционные – просто распродают.

вина Массандра

Крымский “винный напиток”

Крымские винодельческие предприятия (“Массандра”, “Магарач”, “Новый свет”) в числе первых попали под национализацию украинской госсобственности, что вполне объяснимо, ведь они не только приносили прибыль, но и стали своего рода визитной карточкой полуострова.

Сразу после аннексии Крыма Россия сулила золотые горы: премьер-министр Дмитрий Медведев в мае 2014 года обещал и закон о вине, который защитит крымских виноделов, и всемерную поддержку винодельческой отрасли. Но прошло уже более двух лет – ни закона, ни обещанных миллиардов на развитие отрасли. Вместо поддержки виноделы полуострова получили массу новшеств, начиная от стандартов крепления вина до размеров складских помещений, что в итоге губительно сказывается на виноделии.

Основная проблема, с которой столкнулись в Крыму при переходе на российские правила игры – это вопросы технологии производства. Дело в том, что в России крепить вино можно только винным спиртом, а в Украине разрешено это делать спиртом-ректификатом из зерна и других продуктов переработки. В результате крымские вина, получившие мировое признание, по российским стандартам именуют “винным напитком”.

“Представляете, наш всемирно известный “Мускат белый Красного камня” – это “винный напиток”! Наша гордость – кагор “Южнобережный”, мадера “Массандра”, херес “Массандра” – это все “винные напитки”! Наш красный портвейн “Ливадия” – любимый портвейн Николая II – стал “винным напитком”!”  – возмущался в 2014 году тогда еще гендиректор НПАО “Массандра” Николай Бойко

Сложности возникли и у тех виноделов, которые производили крепленные вина, которые вынуждены отказаться от их изготовления. Причин здесь две: все та же технология производства и слишком дорогая лицензия.

“В России для каждого вида деятельности нужна отдельная лицензия, и если для игристого это порядка 800 тысяч рублей год, а для фермеров и того меньше, то для крепленого – 9,5 млн рублей. Мы же даже не собирались приобретать лицензию”, –пояснил ситуацию директор винодельческого предприятия “Сатера” Игорь Самсонов.

Вот и получается, что сокращается и ассортимент крымских вин, и количество производителей, что влияет на цену продукции. При этом на уступки для Крыма идти никто не торопится, что вполне понятно: стоимость акциза на винный напиток в десятки раз выше, чем на вино. Поэтому крымский “винный напиток” приносит России неплохую прибыль. 

Производство и продажа вина по российским стандартам

Кроме технологических особенностей в России для производства вина имеется масса других ограничений, с которыми в Украине виноделы Крыма не сталкивались.

Во-первых, производство вина в России – это не просто дорого, а очень дорого. И это не только лицензии, особый спирт, но и обязательное подключение к ЕГАИС – Единой государственной автоматизированной информационной системе учета объема производства и оборота алкогольной продукции, стоимость которой составляет от 3 до 5 миллионов рублей, что далеко не всем предприятиям по карману.

Во-вторых, российское законодательство ставит совсем иные рамки для предприятий-производителей относительно аренды технологического оборудования и норм для складских помещений. Так, производители, работающие не на собственном сырье, не могут использовать для производства вина арендованное оборудование. А в Крыму далеко не у всех предприятий есть свои виноградники – и это касается не только мелких производителей, но и таких крупных заводов, как Инкерманский завод марочных вин, Севастопольский завод шампанских вин, завод шампанских вин “Новый свет”, “Дионис”, Феодосийский завод коньяков и вин и другие. Наказание за нарушение закона нешуточное – отмена лицензии и изъятие продукции.

Все эти российские новшества сказались на объемах выпуска вина – его стали производить гораздо меньше, да и ассортимент с каждым днем сокращается.

Российские уступки крымским виноделам

Крымские “власти” неоднократно просили федеральный центр продлить переходный период для виноделов полуострова, чтобы они могли спокойно перестроить мощности. И центр смилостивился и продлил его, но только на один год – до 1 января 2016 года. Правда, это не помогло, и крымчане вновь стали оббивать пороги властных кабинетов в Москве, чтобы не допустить уничтожения винодельческих предприятий.

В России долго колебались, и наконец к июню 2016 года решились на некоторые послабления для Крыма. Так, согласно закону, принятому Госдумой, в Крыму разрешили производить ликерное вино с чуть меньшим содержанием спирта, чем принято в России: 12,5% вместо 15%. Правда, это можно делать только до 1 января 2018 года.

Вторая уступка – это разрешение на торговлю вином на разлив, но только для тех предприятий, которые производят вино с с защищенным географическим, и то до 1 января 2017 года. Затем им еще год можно будет продавать разливное вино через  услуги общепита. К концу лета 2016 года защищенное географическое название получила только “Массандра”.

Крымские виноградники

Общая площадь крымских виноградников составляет порядка 32 тыс га (площадь виноградных плантаций в России около 60 га). Правда, плодоносят из них примерно 16 тыс га. 

После аннексии в Крыму уже не могут похвастаться былыми урожаями: если в 2013 году собрали 95 тыс тонн, то в 2014 смогли убрать  только 70 тыс тонн, а в 2015 и того меньше – всего 58 тыс тонн. Объяснили такие низкие показатели отсутствием орошения и погодными условиями (морозы зимой и засуха летом). В украинскую бытность, даже с учетом погодных условий, менее 90 тонн не собирали.

Но местные “власти” не переживают по этому поводу, рапортуя о своих “наполеоновских планах” – собирать к 2017 году не менее 125 тыс. тонн винограда, а к 2020 году и вовсе довести сбор до 155 тыс тонн. Правда, обоснований под свои прогнозы они не предоставили, добавив свои фантазии в копилку крымских прожектов России. 

Аналогичные фантастические картины нарисовали в Крыму и относительно виноградников, площадь которых собираются увеличить за несколько лет в 5 раз – до 150 тыс га. Правда, для того, чтобы достичь этих показателей, нужно ежегодно высаживать более миллионы саженцев. А пока картина безрадостная: в 2014 году посадили всего 250 га, в 2015 году немого больше – 500 га. В 2016 году собираются засадить уже целую тысячу гектар. Правда, виноделы не разделяют оптимизма руководства.

“Весной в Крыму высажено 300 га саженцев. Будут ли посадки осенью, мы пока не знаем”, – поделился с нами один из виноделов.

В украинскую бытность таких амбициозных планов не было, но в период с 2005 по 2011 годы крымские виноградари засадили 9,5 тыс га виноградников, получив от государства компенсации на сумму 260 млн грн (порядка 42 млн долларов США). 

Западные санкции и крымские бренды

Помимо российских проблем крымские виноделы столкнулись с санкциями западных стран: национализированные предприятия винпрома попали под прямые санкции ЕС и США, лишившись возможности выхода на западные рынки. Остальные винодельческие предприятия могут экспортировать крымское вино на запад только с украинскими сертификатами.

Украина стремится защитить крымские торговые марки, которые по праву принадлежат нашему государству. На материке успешно разливают вина под брендом “Инкерман”. Удалось сохранить бренд “Нового света” – в конце 2015 года в Харькове начали выпускать шампанское под известной торговой маркой. Хуже всего обстоит ситуация с “Массандрой”, бренд которой охраняется особым законом, согласно которому данное вино можно производить только на мощности предприятия в Крыму.

“Поэтому сегодня никто в Украине не производит вино под торговой маркой “Массандра”, хотя есть факты незаконной продажи. Мы судимся с такими предприятиями-мародерами, потому что они дискредитируют государственный бренд и пользуются тем, что мы не можем контролировать крымское предприятие. С другой стороны, в Украине есть несколько винодельческих комплексов, которые сдаются в аренду, но эти договоры скоро истекают. Можно на базе этих предприятий открыть новое НПАО “Массандра” и законодательно обеспечить такой переход”, – рассказал в эфире Радио Крым.Реалии экс-министр курортов и туризма АР Крым Александр Лиев.

Распродажа коллекционных вин

Падение объемов производства вина и запрет на торговлю на разлив в Крыму стремятся компенсировать продажей коллекционных вин. Особенно преуспела в этом “Массандра”, руководство которой за полгода сумело распродать вина, которые производили в период между двумя мировыми войнами. Так, за первое полугодие 2016 года было продано 7,5 тыс бутылок вина, начиная с урожая 1935 года и заканчивая бутылками 1918 года.

При этом оккупационная администрация предприятия хорошо понимает, что продает уникальные коллекции. Но для временщиков сиюминутная выгода важнее исторических ценностей.

“То вино, которое идет под маркой “коллекционное” – это раритетное вино, вино, которое не может априори стоить дешево. Оно подверглось серьезным историческим испытаниям – это эвакуация, землетрясение, две мировые войны, “период распродаж”, – подчеркивает назначенный оккупантами “директор” предприятия Янина Павленко, добавив, что продажа этих вин принесла хорошую прибыль “Массандре”.

В 2015 году на продажу были выставлены уникальные вина Педро Хименс урожая 1948 года и “Мускат белый лучший отборный” урожая 1944 года, для создания которых виноград перебирался вручную. В Украине прокуратура АР Крым возбудила уголовное производство по факту продажи коллекционных вин. Но это вряд ли остановит оккупантов.

Крымское виноделие уже не раз переживало сложные времена – войны, немецкую оккупацию, горбачевский “сухой закон”. Сможет ли оно пережить российскую аннексию? Или благодаря деятельности российских властей через несколько лет название “винный напиток” будет наиболее  точно характеризовать жидкость, производимую крымскими виноделами, а остатки былой роскоши – коллекционные вина – уйдут с молотка?

Сергей Марченко

«Под прицелом»