Важные новости

Тарас Березовец: Украинские ура-патриоты не хотят знать правду о Крыме

16.07.2015  /  Категория: Политика  /  Тема: Интервью  /  0 комментариев


политтехнолог Тарас Березовец

Одним из украинских экспертных центров, которые разрабатывают пути решения крымского кризиса, является проект Free Crimea, созданный более полугода назад. Его автор – политтехнолог Тарас Березовец, уроженец Керчи. В интервью для Крым.Реалии он рассказал о работе своего проекта, а также о том, какие шаги, на его взгляд, должно совершить украинское государство для возвращения Крыма под свой контроль.

– Тарас, появление вашего проекта Free Crimea сопровождалось скандалом. Вы заказали проведение социологического опроса компании GFK, и результаты исследования показали, что 82% населения полуострова поддерживают «присоединение Крыма к России». Эти цифры растиражировали российские СМИ, а украинские политики и эксперты заявили, что опрос проводился с нарушением методологии и не является репрезентативным. Вы не пожалели о том, что заказали это исследование и обнародовали его результаты?

– У меня в жизни принцип – я никогда ни о чем не жалею. Это во-первых. А во-вторых, к счастью или к сожалению, те люди, которые анонсировали, что они проведут свой, как они говорили, честный опрос по Крыму, так этого и не сделали. Многие украинские социологи, которые высказывали несогласие с цифрами GFK, оказались фактически мыльным пузырем. По сути, это был последний опрос, который проводился в момент, когда еще существовала стационарная телефонная связь между Украиной и Крымом. Ровно через две недели после того, как GFK провел свои 800 интервью с крымчанами, как известно, самооборона Аксенова захватила центр управления «Укртелекома» и обрезала телефонные кабели, которые связывают Крым и Украину. И до сегодняшнего дня эта система не восстановлена.

Мы просили несколько украинских компаний провести опрос этим методом, но они отказались

Я признаю, что изначально в ходе данного социологического исследования были допущены искажения. Они были неминуемы. Потому что опрос проводился в электронном формате, а не методом face-to-face. Изначально мы просили несколько украинских компаний провести опрос этим методом, но они отказались. Мы рассматривали вариант проведения с Левада-Центром – единственным российским центром, который дает достоверные данные. Но мое принципиальное решение было работать с украинской компанией, а не с российской. Поскольку российским интервьюерам мы не можем до конца доверять.

Поэтому единственный вариант, на который согласился GFK – это был телефонный опрос. Собственно говоря, он и дал эти результаты. То, что касается выборки, там действительно есть серьезный перекос в сторону городского населения. Это опять же связано с особенностями опроса. Потому что в сельских регионах та же самая стационарная телефонная связь распространена реже. Тем не менее о ключевых цифрах, которые озвучены, никто не хочет говорить. Там более сорока позиций, касающихся проблем, которые волнуют крымчан, коррупции, их доверия к местной власти, в том числе к российской, вопросы того, какие телеканалы они смотрят, хотят ли они, чтобы для них запускались телеканалы.

Эти данные попали в правильные руки, и именно для этого опрос и проводился. Более того, я скажу, что мы открыли не все вопросы. Потому что, если бы мы открыли все вопросы, скандал был бы намного больше. Потому что там были те вопросы, по которым я принял решение оставить их для нас и для доноров – канадского правительства, которое выступало заказчиком данного исследования вместе с нами.

– На ваш взгляд, действительно 82% населения Крыма поддерживает «присоединение к России»?

– К сожалению, наши ура-патриоты не хотят смотреть правде в глаза. А правда заключается в том, что люди сегодня запуганы, обработаны кремлевской пропагандой. Именно отсутствие достоверной информации на полуострове приводит к искажению. И как бы ни хотелось сегодня утверждать, что на полуострове люди не согласны и не хотят жить под Россией, горькая правда заключается в том, что с учетом давления, запугивания и пропаганды ситуация с общественным мнением изменилась.

До аннексии последние данные, которые приводила Бекешкина (директор фонда «Демократические инициативы» – авт.) показывали, что 41% крымчан хотели вступления в Россию. Это данные, если я не ошибаюсь, января 2014 года. Этих цифр уже нет, они уже не соответствуют действительности. Просто те люди, которые говорят об абсолютно нереальных цифрах, не были в Крыму, и они не понимают, что сегодня произошло с людьми.

Есть очень четкий индикатор. Все мое детство до 17 лет прошло в Крыму. И сегодня мой друг, с которым мы сидели за партой, старшую дочь которого я крестил, разорвал со мной все родственные отношения. Он называет меня фашистом, карателем и тому подобное.

Такие случаи, к сожалению, не единичные. Со мной поругались половина моих одноклассников. Градус ненависти, который поддерживается сегодня Россией, разрушает, казалось бы, самое незыблемое. Он разрушает человеческие взаимоотношения.

Надо смотреть правде в глаза и понимать, что с людьми, которые находятся там, произошли страшные метаморфозы. Это не вина этих людей, это их беда. Они стали объектами циничной и крайне жестокой российской пропаганды. Люди без преувеличения живут, как в романе Оруэла «1984». И рассматривать их нужно как объекты влияния мощнейшего «министерства правды», которые 24 часа в сутки промывает им мозги. При этом делается это не только через телевидение, не только через прессу. Идет мощнейшая, так называемая слуховая кампания. Многие мои друзья говорят, что во время и после референдума появлялись непонятные свидетели, которые ездили в общественном транспорте, ходили по магазинам и рассказывали, что я только что приехал, например, из Джанкоя, и там поймали целый автобус «правосеков» с гранатометами и автоматами.

Я, как человек, который закончил британский военный вуз и имеющий диплом в сфере информационных диверсий, усматриваю в этом четкие индикаторы ведения целенаправленной информационной войны. Ее объектом стало все население Крыма, независимо от их национальности, образования и тому подобное.

Абсолютное большинство населения Крыма под влиянием пропаганды и страха сегодня действительно считает, что Россия обеспечила им мир. Им рассказали, что Россия их защитила от сценария, который получился на Донбассе, что сейчас был бы Донбасс в Крыму. Именно поэтому очень много людей, точно больше половины сегодня, к сожалению, поддерживают то, что с ними произошло.

– Украинские власти и ряд экспертов утверждают, что Киев должен поддерживать крымских татар и украинцев. Причем часто непонятно, кого они понимают под «украинцами»: этническую группу или граждан Украины. При этом никто не говорит об этнических русских или о рускоговорящем большинстве, которое, по вашим словам, находится под влиянием российской пропаганды. На ваш взгляд, является ли такой подход правильным? Стоит ли украинской власти в Крыму опираться только на лояльные группы либо же стоит бороться за симпатии в том числе тех, кто сейчас поддерживает Россию?

– То, что нужно ориентироваться только на определенную национальную группу, в корне ошибочно.

Украинцы являются вторым меньшинством по численности в Крыму. Но что самое страшное произошло с крымчанами? Посмотрите результаты последней переписи населения Крыма 2001 года и сравните с данными октябрьской так называемой переписи в «Крымском федеральном округе». Что там произошло? По украинской переписи, в Крыму жило 24% украинцев, в абсолютных цифрах – 545 тысяч человек. Что произошло в октябре? Их стало меньше на 10%. Официальная доля украинцев упала до 15 процентов в структуре населения Крыма! В абсолютных цифрах порядка 340 тысяч назвали себя украинцами. Куда делось 200 тысяч украинцев? Они что выехали в Украину? Нет! Они живут там, но эти люди сегодня боятся называть себя украинцами.

То же самое, кстати, произошло в рамках всероссийской переписи, когда на момент развала Советского Союза в России жило порядка 4 миллионов украинцев, а сейчас их почему стало 1 миллион 900 тысяч. Куда делись 2 миллиона? Они что, в Украину вернулись? Нет, конечно. Они живут там. Только люди себя переписали русскими. Потому что люди боятся себя идентифицировать под страхом пропаганды. В Советском Союзе не было такого давления на национальные меньшинства, которое было даже при самом «демократичном» президенте Ельцине.

Конечно, есть крымские татары. Это моноэтническая группа, которая является достаточно закрытой от влияния пропаганды. Но там сегодня происходит серьезная эрозия людей. Потому что россияне не сидят сложа руки, они очень активно сегодня подкупают отдельных представителей крымских татар, в том числе представителей их официальных организаций. И часть людей уже пошла на сотрудничество под давлением экономических факторов, запугивания. К сожалению, этот процесс будет нарастать.

Поэтому нужно делать ставку и на крымских татар, и на украинцев, и на русских. Кто сказал, что этнические украинцы и русские – все «ватники» поголовно? Это точка зрения, которую нам бы хотела навязать Россия. Но это неправда!

Огромное количество славянского населения, в первую очередь, молодое население в возрасте до 25 лет, студенты – это люди, которых мы обязаны поддержать.

Во-первых, мы должны запустить для них новое СМИ, как они хотят. Наше социологическое исследование показало, что 70% крымчан сказали, что они хотят запуска отдельных украинских телеканалов и радио о Крыме. Нужна таргетированная, специальная медиа-программа для этих людей. Не на словах, как рассказывают наши чиновники из Министерства информации. К сожалению, не слушают там ни «Промінь», ни УР-1. Им это просто не интересно, потому что Крым там идет маленьким сегментом. Поэтому необходимы конкретные медиа-ресурсы для этих людей: радиоканалы, телеканалы, которые будут транслироваться через спутник и онлайн. В конце концов, радиостанция с передатчиком в Херсоне решит эту проблему именно в метровом диапазоне, потому что покрытие будет стопроцентное в отличии от FM. И мы об этом говорили в том числе с западными донорами.

– По вашим наблюдением, украинской власти вообще сейчас есть дело до крымчан? Либо их поддержка является чисто номинальной?

– Я в рамках наших экспертных программ встречаюсь практически со всеми высшими чиновниками. Только с президентом Украины я все никак не могу встретиться. Уже два месяца мы с ним ведем переговоры. Тем не менее, я встретился уже со всеми причастными людьми, включая Арсения Яценюка. И встреча с премьером мне дала несколько важных четких сигналов. Мы обсуждали темы и прошлого, и нынешнего Крыма. И я вижу, что для премьера тема Крыма остается очень важной. Понятно, что она не находится в порядке первых вещей, потому что первое – это война, финансовая ситуация. Тем не менее, премьер в курсе всех проблем, которые сегодня связаны с нашими людьми на полуострове. И правительство действительно хочет эту ситуацию изменить.

Но нужно понимать, что Украина никогда не решит проблему Крыма самостоятельно. Этот вопрос может быть решен только под серьезнейшим экономическим и политическим давлением всех наших партнеров. В первую очередь, Соединенных Штатов Америки, Турции, Японии, Канады, Австралии и других стран, которые нас поддерживают. Что нужно? Я вижу четкий интерес со стороны правительств Канады, США, отдельных стран Евросоюза в поддержке неправительственных инициатив в Украине. Они не хотят работать с официальными структурами. Они хотят работать с гражданскими активистами, с негосударственными организациями, аналитическими центрами для того, чтобы точечно решать какие-то проблемы.

Мы сейчас работаем с Atlantic Council. Это крупнейшая американская аналитическая структура с годовым бюджетом порядка 30 миллионов долларов. Там работают многие друзья Украины. И сегодня фактически Atlantic Council запускает программу для крымскотатарских активистов и экспертов для того, чтобы их серьезные аналитики имели возможность ехать в США и готовить серьезные аналитические материалы.

Я презентовал центр Free Crimea в государственном департаменте США, я презентовал его в комитетах конгресса США. Две недели назад я был с презентацией в Европейском парламенте, в Еврокомиссии, в НАТО, где также Free Crimea был презентован. По просьбе наших европейских друзей – депутатов Европарламента от Литвы, Швеции, Бельгии, мы сейчас готовим два коротких отчета за неделю о том, что происходит в Крыму.

Мы рассылаем эти данные по всей адресной базе: в Госдепартамент, Конгресс США, Европарламент, Европейскую комиссию, в западное экспертное сообщество.

К сожалению, тема Крыма сегодня мало представлена в дискурсе, очень мало людей она интересует на Западе. Донбасс имеет серьезный резонанс, а Крым, к сожалению, забыт. Поэтому мы сегодня должны сделать все возможное и невозможное для того, чтобы вернуть Крым в первоочередную повестку дня западного экспертного сообщества, которое очень влиятельно. А оно, в свою очередь, привлечет к этой теме внимание политиков.

Иван Путилов