Важные новости

Стратегия социально-экономического падения Севастополя

14.04.2019  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


снижение показателейДва года назад в Севастополе была презентована и впоследствии утверждена Стратегия социально-экономического развития города до 2030 года. С 2018 годом закончился и первый этап ее воплощения – адаптационный. Российские власти города-героя отчитываться о его выполнении не спешат, зато общественники называют их деятельность преступной и даже «социально-экономическим сатанизмом».

В апреле 2017 года тогда еще исполняющий обязанности губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников представил местному парламенту проект Стратегии социально-экономического развития города до 2030 года. Даже при беглом взгляде на документ становилось ясно, что российские власти города надеются на скорое снятие санкций Запада и неограниченные финансовые вливания федеральных средств. Прописанная в документе миссия города – это геостратегический, культурно-исторический, гуманитарный и курортно-туристический центр России на Черном море, город, где комфортно жить, работать, творить и отдыхать.

В середине июля 2017 года российский парламент Севастополя, поднатужившись, сразу в двух чтениях принял указанную Стратегию.

«Стратегия социально-экономического развития города Севастополя до 2030 года – это основа для дальнейшей работы правительства в части подготовки и выполнения государственных программ, документ стратегического планирования нижестоящего уровня. Стратегия – это сигнал всем участникам экономической деятельности – инвесторам, предпринимателям – о том, что Севастополь определился с задачами своего развития и способен их выполнить», – рассказывал российский вице-губернатор Севастополя Илья Пономарев.

Балласт в виде санкций

На пути к экономическому дну местное правительство рассматривало санкции Запада исключительно как балласт, от которого рано или поздно удастся освободиться. И тогда экономика пойдет в гору.

«Применение международным сообществом санкций по отношению к Российской Федерации носит для города Севастополя существенно более жесткий характер, лишая возможности его порты участвовать в любом виде международного судоходства. В настоящее время это приводит к фактическому свертыванию внешнеэкономической деятельности города Севастополя», – отмечается в преамбуле документа.

Авторы Стратегии утверждают, что «на начальном этапе реализации указанного сценария необходимо изменение сложившейся экономической модели, поскольку наряду с традиционными для города функциями основной базы Черноморского флота ВМФ России городу необходимо улучшать деловой климат, создавать условия и формировать структуры привлечения инвестиций, обеспечивая в первую очередь опережающий рост реального сектора экономики».

В качестве ориентиров в развитии портовой и туристической инфраструктуры для Севастополя Стратегия указывает не только российские Калининград, Сочи и Владивосток, но также и города дальнего зарубежья – Норфолк (США), Гонолулу (США), Тулон (Франция) и Хайфу (Израиль). По мнению разработчиков, Севастополь должен стать таким же полноценным индустриально-интеллектуальным и геостратегическим центром России в Черноморском и Средиземноморском регионе. Ни больше и ни меньше.

В аналитической части Стратегии отмечается, что в городе после аннексии практически отсутствуют капитальные вложения в основные фонды, что отсутствуют крупные банки и что из-за санкций для региона характерна значительная доля финансирования капиталовложений из бюджетной системы. В 2016 году она составила 67,9% в структуре инвестиций в основные фонды.

Как же стратеги предлагают выкарабкиваться из этой ямы? За счет каких приемов экономика сможет «оттолкнуться от дна»?

Определяя миссию города Севастополя, Стратегия утверждает: «Севастополь – геостратегический, промышленный, культурно-исторический, гуманитарный и туристический центр России на Черном море, город, где комфортно жить, работать, учиться, творить и отдыхать». А перспективы развития города в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе будут определяться темпами модернизации Черноморского флота России (стратегией и местами его базирования), а также темпами реализации проектов строительства транспортной и энергетической инфраструктуры.

Стоит отметить, что вопрос санкций Запада в отношении России в Стратегии развития в качестве «мешающего» фактора упоминается, но анализ их влияния в долгосрочной перспективе не производится. Классическая современная российская формула «ихтамнет».

Итоги первого этапа плачевные

Реализация Стратегии была разбита на три этапа:

1 этап (адаптационный) – 2017-2018 годы;

2 этап (переходный) – 2019-2024 годы;

3 этап (этап устойчивого роста) – 2025-2030 годы.

Адаптационный период, как видим, уже закончился, о чем власти города пока нигде не упоминали. Переходный период, кстати, настолько длинный, что простирается за рамки возможного пребывания на посту нынешнего губернатора Севастополя, срок полномочий которого истекает в 2022 году. А, значит, и отвечать за возможные огрехи выполнения программы развития не придется.

Но если власти о своих достижениях умолчали, то статистика свою работу делает исправно. По ее данным, с прибылью работают чуть больше половины предприятий, убытки растут, основные фонды уменьшаются. Свободная экономическая зона оказалась банальным офшором, а основу налоговых поступлений составляют налоги на доходы физических лиц.

Так, по данным Крымстата, сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток – авт.) до налогообложения организаций Севастополя в январе-октябре 2018 года в действующих ценах составил 228,6 миллионов рублей прибыли, что составляет 9,4% от уровня января-октября 2017 года. Падение более чем в 10 раз.

По результатам деятельности в январе-октябре 2018 года прибыльными организациями, удельный вес которых составил 57,3% в общем количестве предприятий города, получено 2118,3 миллиона рублей прибыли, по сравнению с январем-октябрем 2017 года прибыль уменьшилась на 32,7%. То есть с прибылью работает чуть более половины организаций, и их прибыль уменьшилась за год на треть.

Что касается вложений, то в Севастополе инвестиции в основной капитал увеличиваются за счет бюджетных средств и кредитов банков. Частный российский бизнес вкладывать средства в «серую зону» не стремится.

Между тем, местный бизнес в городе-герое успешно добивают, осталось лишь контрольный выстрел сделать. Так, в 2018 году давление российских властей Севастополя на мелкий и средний бизнес еще больше усилилось, да и крупному бизнесу тоже жилось несладко. Чиновники сносили торговые объекты, многократно повышали арендную плату, усложняли условия ведения бизнеса и отжимали собственность предпринимателей.

Глава «Союза предпринимателей Севастополя» Марат Тюнин так охарактеризовал политику российских властей города: «Генеральная позиция что у Овсянникова, что у Меняйло (Сергей Меняйло, бывший российский губернатор Севастополя – авт.) – разорить людей. Для чего это делается, многие люди уже поняли, – чтобы всех загнать в экономическую зависимость. Предприниматели – самодостаточные, свободные, сами себя обеспечивают, ни от кого не зависят, обладают правильной информацией и делятся ей с другими. Количество недовольных из-за беспредела, который тут устроили эти приезжие деятели, растет. Чтобы этого не происходило, разоряют предпринимателей. Чтобы не было протестных движений».

По заветам классика

В свое время знаменитый писатель Николай Карамзин так сказал: «Если б захотеть одним словом выразить, что делается в России, то следует сказать: воруют». Нынешние севастопольские власти именно так и делают. Наверное, чтобы мнение классика не опровергать.

Контрольно-счетная палата Севастополя по итогам 2018 года выявила нарушения на 36,7 миллиардов рублей, что соизмеримо с доходами городского бюджета. Также аудиторы утверждают, что программа социально-экономического развития исполнена всего на 51 процент. На этом фоне российское правительство города добивается бесконтрольного расходования средств и пытается не дать контрольному органу осуществлять свои функции.

Большая часть нарушений связана с законодательными и другими нормативно-правовыми актами. Руководитель счетного органа Юлия Кокарева заявила о росте объема нарушений на 53% по сравнению с 2017 годом.

В конце января нынешнего года главный редактор севастопольского издания «Примечания» Виктор Ядуха заявил в эфире местного телеканала: «То, что делает Овсянников и его команда – это за гранью добра и зла. Я бы назвал это социально-экономическим сатанизмом. Я не вижу, чтобы эти люди испытывали не то что даже какие-то угрызения, а чтобы они хоть как-то рефлексировали по поводу того, что они творят. Они ведут себя как пираты, которые пожирают добычу. Город – это добыча, которую они делят и не видят в этом ничего зазорного, как я понимаю. Такое ощущение, что мы имеем дело с людьми, которые исповедуют некий культ. Культ социально-экономического зла. И они делают все для того, чтобы это зло приумножить».

Также Ядуха процитировал своего тезку, писателя Виктора Пелевина: «Как Пелевин говорил – чем отличаются бандиты 90-х от эффективных менеджеров? Если в бандитах еще было хоть что-то человеческое, то в этих уже ничего человеческого нет».

Достижений в Севастополе, как видим, практически нет. Зато новый термин родился – социально-экономический сатанизм.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель

Крым.Реалии

Предыдущая новость:

В Крыму с начала года волонтеры обнаружили сотню погибших дельфинов и морских свиней


Темы

Cтатьи