Важные новости

Севастопольский рабочий-«высотник» рассказал, почему работает без страховки

23.09.2017  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


Мы сами лезем на крыши без страховки, не надеваем касок, не используем средств индивидуальной защиты - они мешают нам зарабатывать больше. Мы нанимаемся на стройку за копейки, потому что подрядчики считают: нам не за что платить. Квалифицированные строители давно уже никому не нужны. Нужно стадо, которое удобно кидать на бабки.

кровельные работы

За последние полгода в Севастополе при ремонте кровли погибли двое парней. Они сорвались с крыши и разбились насмерть. Одного подвел неправильно закрепленный тельфер, другой сам не рассчитал — полез пилить ветку, не подумав о безопасности.

Смерть — всегда трагедия, а тут реальность оказалась просто чудовищной: от гастарбайтеров из Донецка открестились все. Подрядчики заявили, что не знают рабочих и никогда их в глаза не видели. Следственные органы не хотели сообщать о происшествиях родственникам: видимо, надеялись по-тихому списать все на несчастный случай или суицид. Трудовая инспекция и заказчик работ, Фонд капремонта, виновато извинялись: мол, не знаем, кто эти люди, откуда они и как оказались на высоте.

Все это вызывает справедливое возмущение: разве можно так с людьми? Виновник (а по закону за безопасность работ отвечает подрядчик) должен быть наказан.

Да. Но.

Я строитель. Работаю в этой сфере уже десять лет. За это время так и не вырос до «большого начальника». Шансы были: умение, знание рынка, опыт — все при мне. Но я предпочитаю работать руками. Мои деньги честные, в отличие от денег «фильтров», которые зарабатывают, снимая «сливки» с моего труда.

Я не кровельщик, но профессия у меня смежная — высотные работы. И я могу честно сказать вам: на самом деле подрядчик не виноват. От средств страховки отказываемся мы сами. Если делать все «по книжке», работа будет идти в три раза медленнее. При сдельной оплате труда рабочие будут зарабатывать копейки: не тысячу в день, а рублей 200-300.

В моей узкой области дилетантов хоть отбавляй. Многие приходят за легкими деньгами: не все, что связано с высотой, заказчики готовы хорошо оплачивать, но иногда за пять минут на веревке ты зарабатываешь половину месячной зарплаты офисного клерка. Ты можешь неделями пахать на хлеб, а потом «выстрелит» — и за день получишь на красную икру на этот хлеб.

Один из моих работодателей, честный и ответственный, но прижимистый подрядчик, как-то организовал экзамен для приехавших с материка бригад.

Задания были простейшие: подняться и спуститься по веревке, перестегнувшись через узел. Треть «квалифицированных» высотников с этим не справились, а ведь у большинства из них были «корочки».

Иногда на объекте появляются клоуны. Один приехал из Тамбова: весь в новенькой снаряге, комбез — муха не сидела, на ногах зачем-то скальные туфли. Подписался на капремонт фасадов, сказал — все умеет. Бросил веревку, стал спускаться, «конца» хватило только до второго этажа. Так и завис страдалец на узле в трех метрах от земли.

Наш подрядчик, у которого мы чаще всего берем заказы, нас гоняет. Нанял молоденькую девушку — инженера по технике безопасности. Она кроет нас отборным матом, визжит, требуя, чтобы мы надели каски. Но мы не слушаемся — на жаре голова сильно потеет. Технику работы с веревками мы тоже нарушаем: за годы работы у высотников выработалась своя система страховки на стене, позволяющая охватывать большие площади и выполнять больший объем работ за спуск.

Если с нас будут требовать четкого выполнения техники безопасности, мы будем протестовать. Виной этому — низкие расценки на работы, тендерная система и желание посредников побольше срубить на заказах.

Стать «фильтром» — голубая мечта многих, кто приходит в строительство, особенно ленивых и криворуких. Но ушлых. На своем веку я повидал таких немало. В последние годы наблюдается нашествие донецких. Приезжают наивные мальчики слегка за 20, шпателя в руках не держали. Смотрят на все широко раскрытыми глазами, за что ни возьмутся — накосячат. Через полгода смотришь, он уже «начальник». Пообтерся на объектах, понял что почем, пришел меня нанимать. Просит сделать качественно, как я умею, но при этом отдать ему 10 процентов. А над ним таких «надстроек» — еще штук пять. От изначальной цены, которую платит заказчик, остаются слезы.

Вторая проблема — тендерная система. Сметы и так рассчитываются по нормативам, где зарплаты рабочих не дотягивают до 20 тысяч рублей. Скажите, кто полезет за такие деньги целый день висеть на солнцепеке, закидывая на стены тонны раствора?

В ходе конкурсов цену еще опускают. Подрядчики ужимаются, как могут, ведь конкуренция высока. Зарабатывать помалу в этом бизнесе не принято, минимум половину стоимости нужно положить себе в карман. Подрядчики выгадывают, экономя на материалах и дешевом труде.

Из-за этой чертовой рулетки, когда сегодня ты конкурс выиграл, а завтра нет, строительные фирмы не держат постоянный штат квалифицированных работников.

Сегодня у тебя десять домов — и все в шоколаде. Ты ищешь по всей стране тех, кто хоть что-то соображает в высотке, или не соображает, но хотя бы готов работать за тысячу в день. А завтра у тебя полугодовой простой, и даже сметчику и бухгалтерше в офисе нечем заплатить.

Зато в этой системе прекрасно чувствуют себя «фильтры» — заезжие фирмочки, вообще не имеющие ни людей, ни техники. Они всегда найдут себе дешевых рабов-таджиков, а в случае чего смоются на материк. Россия большая, никто не будет их искать.

Постоянно вижу, как бригады из Дагестана, Волгограда, Кирова подписываются буквально за еду. На одном из объектов недавно рабочие зачищали крышу: втроем шесть дней за 4 тысячи рублей.

Столь низкие зарплаты порождают неуважение. Мы сами ненавидим себя за то, что выбрали такую профессию. Нас ни во что не ставят, считают алкашами, недоразвитыми, быдлом. Если мы по «робе», нас могут называть «равшанами и джамшутами». И это при том, что у меня в бригаде все с высшим образованием, инженеры.

Просматривая каталоги европейских производителей снаряжения, где подтянутые загорелые мужики в чистых комбинезонах улыбаются мне с чувством собственного достоинства, я понимаю: «Вот это люди». Уважающие свою профессию и не позволяющие себе рисковать собственной жизнью. Им есть ради чего встегивать страховку.

А нашим кровельщикам беречь свою жизнь резона нет. Я часто вижу, работая на фасаде, как они носятся по покатым крышам в пластиковых тапках.

Ни к чему не привязанные, легкие, как бабочки, они балансируют на грани. Мне страшно за них, а им — нет. Они знают, что пришли в эту сферу ненадолго, пока не свезло получить работу в более престижном, статусном месте. Приходят на стройку перебиться на время, чтобы было что пожрать.

Квалифицированные рабочие, к сожалению, никому не нужны. Подрядчики не готовы брать дорогих, но опытных и профессиональных строителей. Их задача — урвать побольше с лохов, кинуть их на деньги. Ведь у них дома тоже жены, требующие шубы и бриллианты, и дети без айфонов и сегвеев.

В последние годы меня, называющего адекватную цену за реально сложную работу, все чаще динамят на заказах. Даже мой основной подрядчик, знающий меня много лет, предпочитает вызвать с материка дешевых «рабов».

Моей бригаде звонят лишь тогда, когда горят сроки и валятся контракты. И тут мы отыгрываемся, снимаем свои сливки, заряжая удвоенную цену. Мы уже посчитали: если бы наш шеф сразу нанимал нас, он давно стал бы миллионером, а геморрой в его заднице был бы не таким большим. Но кто мы? Простые работяги, хоть и с красными дипломами. А он бизнесмен, ему лучше знать, как экономить на честном человеческом труде.

Роман Михайлюк

«Примечания»