Важные новости

«Установлена неприкрытая диктатура»: чего ожидать Крыму и миру после «обнуления» Путина

03.07.2020  /  Категория: Политика  /  Тема: Аналитика  /  0 комментариев


голосование, выборы, референдумВ среду, 1 июля, завершилось недельное голосование по поправкам к российской Конституции. Как утверждают в Избирательной комиссии Крыма, всего на полуострове проголосовало 1,2 миллиона избирателей, то есть явка составила более 81%, и примерно 90% из них якобы высказались за поправки.

В их число среди прочих входит обнуление президентских сроков Владимира Путина, которое теоретически позволит ему еще дважды избираться на пост главы государства. Другая поправка не допускает отчуждения российских территорий, к которым в Кремле относят и Крым. В то же время Украина и страны Евросоюза заявили, что не признают законным голосование по поправкам к Конституции России на временно оккупированном полуострове. В Кремле же общие итоги с заявленной поддержкой поправок на уровне почти 78% «однозначно считают триумфом». Чем это голосование отличалось от других российских выборов и что последует за ним, обсуждали в эфире Радио Крым.Реалии.

Алуштинский журналист и активист Павел Степанченко рассказал, что решил проголосовать, чтобы его голос точно не использовали без его ведома.

– Уже вечером 1 июля, когда стало известно, что явка превысила 50%, я для себя принял решение проголосовать против обнуления сроков Путина. Пришел на участок, у входа члены комиссии курили – видимо, от скуки, потому что там никого не было. Я захожу на второй этаж – там сидит один человек, он дал мне маску. Тут подоспели и члены комиссии, я дал паспорт. Как я видел по спискам, очень много людей не голосовало. Основная моя задача была посмотреть, не проголосовали ли за меня. На самом деле это ничего не стоит сделать: на участке нет ни полиции, ни видеокамер, там сидит один человек. Естественно, возникают вопросы к прозрачности этого плебисцита. Когда я раньше приходил на выборы, были наблюдатели с бейджиками, камеры, да и людей в принципе было больше. А тут у нас в районе Массандры урну для голосования поставили на лавочке, и бабушки этому очень радовались, мол, мы победили.

Павел Степанченко также сетует на навязчивую агитацию, которая предшествовала голосованию.

Видимо, была задача обеспечить явку любой ценой

Павел Степанченко

– В мой почтовый ящик бросили агитку в таком тоне, что я, мол, должен проголосовать. Председательница нашей избирательной комиссии живет в соседнем доме, и она, по сути, работала как агитатор – уговаривала жителей прийти и проголосовать. Раньше был день тишины без агитации, а сейчас – ничего подобного. У меня мама с инвалидностью, и ей в разгар эпидемии приносили сухой паек. Сейчас пришли и говорят: «Мы же тогда вам помогли, идите проголосуйте». Жаль, меня дома не было, а то я устроил бы им скандал. Раньше я такого не наблюдал: видимо, была задача обеспечить явку любой ценой. Быть может, члены комиссии какие-то премии за это получают. Я точно знаю от знакомых, что на референдуме 2014 года такие премии были. Наверное, и сейчас действует похожая система. В общем, властям нужна была в первую очередь явка, а подсчитать голоса уже можно по-разному.

Крымскотатарский активист Нариман Джелял также называет это голосование беспрецедентным в ряду прочих незаконных, по его мнению, российских выборов на полуострове.

Невооруженным взглядом видно, что цифры были выписаны задолго до начала голосования

Нариман Джелял

– С избирательным процессом, с избирательным законодательством в этот раз творили просто безобразие. Если в 2014 году и позднее мы пытались как-то промониторить избирательные кампании, чтобы показать реальную явку, особенно в местах компактного проживания крымских татар, то сейчас в этом не было никакого смысла. Невооруженным взглядом видно, что цифры были выписаны задолго до начала голосования: Крым оказался третьим регионом по поддержке поправок после Чечни и Тувы. Думаю, крымской команде во главе с Сергеем Аксеновым было важно продемонстрировать свою лояльность Кремлю. Поэтому охота за голосами была просто беспрецедентной: ходили по домам, выставляли урны на улицах, устанавливали палатки в неположенных местах. В этот раз у власти было гораздо больше времени, чтобы обеспечить явку. Словом, полный дурдом – по-другому нельзя сказать.

Российский политолог Игорь Эйдман, который живет и работает в Германии, убежден, что результат этого голосования был предопределен изначально.

Вся эта история с поправками по форме – клоунада, а по сути – государственное преступление

Игорь Эйдман

– Вся эта история с поправками по форме – клоунада, а по сути – государственное преступление. Эта спецоперация была спланирована в отделе внутренней политики Администрации президента с единственной целью – обнулить сроки Путина, а все остальное лишь дымовая завеса. Более того, эти поправки были уже давно приняты безо всякого всенародного голосования Госдумой и другими подконтрольными Кремлю органами. Результаты были заранее определены в той же Администрации президента, и избиркомы просто нарисовали спущенный сверху результат. Эксперт по электоральной статистике Сергей Шпилькин в своем анализе указывает на то, что реальная явка составила 40% с небольшим, но сверху накидали голосов «за», чтобы обеспечить столь необходимую Кремлю поддержку на уровне более 50% не от пришедших на участки, а именно от списочного состава избирателей.

Действительно, согласно предварительным выводам Сергея Шпилькина, которыми он поделился с российским изданием Znak.com, более 22 миллионов голосов из 88 миллионов можно считать аномальными, то есть потенциально сфальсифицированными. Эксперт по электоральной статистике утверждает, что наиболее естественной выглядит такая картина: явка на уровне 42%, 65% голосов за поправки, 35% – против. Правда, он делает оговорку, что, по официальным данным, проголосовавших всего 110 миллионов и что полную статистику еще предстоит изучить. Так или иначе, по мнению Игоря Эйдмана, дело не в конкретных цифрах, а в том, что значит это голосование для будущего российской политической системы в целом.

Никакого гибридного режима в России больше нет, установлена неприкрытая диктатура

Игорь Эйдман

– Этот конституционный переворот ознаменовал ее переход от полускрытого фашизма к откровенному. Помнится, политологи раньше писали, что российский режим гибридный, что есть какие-то спящие институты, которые могут пробудиться и восстановить демократию. Сейчас все эти разговоры звучат смешно. Никакого гибридного режима больше нет, установлена неприкрытая диктатура. Правящая верхушка прямо заявляет людям, что будет править столько, сколько захочет. При этом не видно такого драйва к протестам, который был еще прошлым летом во время выборов в Московскую городскую думу. Людей здорово запугали, общество терроризировано, в том числе карантинными мерами из-за коронавируса. Россияне уже не верят, что могут чего-то добиться в такой ситуации. Надеяться можно если не на чудо, то на какую-то случайность.

Пессимистичен в своих прогнозах и бывший вице-премьер Крыма, депутат Верховного совета Крыма двух созывов Владимир Казарин.

Мне жаль крымчан: закончились даже кажущиеся поползновения российских властей как-то учитывать их мнение

Владимир Казарин

– Мне жаль крымчан: закончились даже кажущиеся поползновения российских властей как-то учитывать их мнение. На полуострове невозможно какое-то улучшение экономического положения – его не хочет сам вождь, который выиграл от этих перемен и стал вечным. Ему не нужен сытый, свободный и образованный народ. Так что рабское положение людей – единственно верное, с его точки зрения. Они должны пополнять ряды его армии, полиции, частных военных компаний, ну еще и быть рабочими руками, которые построят и произведут что надо. Правда, ничего серьезного они не сделают, потому что во всех отраслях, от IT-сферы до космоса, просто катастрофа. Главная концепция: страна – осажденная крепость. Надо накормить – накормят, но рассуждать о том, какие там еще пряники хочет народ, однозначно не будут… Я думаю, оккупированный Крым, да и нас всех сейчас ожидает очень трудный период.

Читайте:

Всенародная трагикомедия. Психологический анализ авантюры с российским голосованием за поправки

Украинский политолог-международник Алексей Кафтан считает, что нестабильность в следующие годы ожидает все постсоветское пространство.

– Россия фактически завершила аномальный период своего исторического развития, вызванный событиями конца 1980-х – начала 1990-х годов, и вернулась в свое естественное состояние самодержавия: царь – император – генсек – президент. Это означает, что страна будет и в дальнейшем придерживаться неоимперского пути развития, но, учитывая ограниченные возможности и ресурсы, это будет скорее «империя-лайт». Поскольку война стоит дорого, будет малая война. Тут скорее стоит говорить не о том, какими проблемами это обернется для Украины, а о том, какими проблемами это обернется для всех соседей России и для мира в целом. Гибридная война будет продолжаться, и это промежуточное состояние между войной и миром распространится по всему периметру российских границ.

Алексей Кафтан предполагает, что Кремль намерен любыми средствами восстановить зону влияния на постсоветском пространстве, поскольку Владимиру Путину нужно укрепить свой статус «собирателя земель русских», который он приобрел в глазах значительной части населения России именно после аннексии Крыма в 2014 году.

Рустем Халилов

Предыдущая новость:

«Межгалактический экспресс»: как власти обещают домчать севастопольцев до аэропорта в Симферополе


Темы

Cтатьи