Важные новости

Великие российские комбинаторы

06.10.2019  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


Остап Бендер, мошенникВ рыбном ряду районного рынка пожилая женщина просит продавщицу взвесить триста граммов барабули. «Ты чо, бабка?! – с возмущением в голосе орет здоровенный парняга. – Да килограмм бери, не жмись, гляди, какая крупная!» Стоящие рядом зашикали на него. Отсчитав пятьдесят один рубль, женщина повернулась к парню: «Это я сегодня такая богатая, пенсию получила, а завтра уже не на рынок пойду, а в банк, проценты отдавать». И хорошо еще, если это последний кредит в ее жизни, потому как, судя по скромной покупке, пенсия у нее грошовая, а значит, по новым правилам банки вправе отказать ей в выдаче следующего кредита как клиентке с низкими доходами. Да, такие порядки теперь действуют в российской банковской сфере, поэтому ни дети с внуками не смогут использовать пожилую женщину как имеющую официальные доходы для получения кредита, ни сама бабушка, если вдруг прижмет со здоровьем, не сумеет получить деньги на операцию или продолжительный курс лечения.

По новым правилам потенциальных кредитных заемщиков станут проверять «на вшивость»: следить, чтобы выплаты банкам не превышали пятидесяти процентов ежемесячного совокупного дохода, отказывать в выдаче денег людям с низкими доходами и поголовно будут проверять тех, кто намеревается одолжиться у банка на сумму свыше десяти тысяч рублей. Это значит, с уверенностью можно сказать, что сразу отметаются многодетные, люди с грошовыми керченскими заработками, нуждающиеся в срочном и дорогостоящем лечении. И такие, к примеру, честные, кто регулярно берет в долг у банка деньги за оплату задолженности по коммуналке. Такой публики в Керчи немало.

Семья Ольги Ивановны живет по этому принципу с тех пор, как младший сын потерял работу и перебивается случайными заработками. Чаще всего живут на две пенсии, Ольги Ивановны и ее мужа. Едой не избалованы, но голодными не сидят, донашивают старое, а вот с коммуналкой беда, особенно с оплатой отопления, поэтому летом берут банковский кредит, на зиму ужимаются, питаясь заготовленным летом, и рассчитываются с банком. На следующее лето по новому кругу. «Если нам откажут в выдаче кредита, то тепловики по-любому с нас деньги возьмут, судом или еще как, а у нас останется один выход: продавать квартиру и переселяться в какую-нибудь конуру». А семья Александра Сергеевича выплачивает кредит за его операцию, что обошлась в Краснодаре в сто тысяч рублей. Выходит, ему еще повезло, что банк был лоялен и принял в обеспечение их с женой пенсионный доход в двадцать пять тысяч в месяц, который после взятого кредита сократился вдвое. Сейчас бы он вряд ли мог рассчитывать на подобную лояльность банка, следовательно, и на проведение дорогостоящей операции.

Правда, не все пока еще живут на банковские кредиты, большинство все же предпочитает держать себя в рамках, аппетиты и хотелки в узде и ограничивать покупки тех же продуктов, питаться спредами, просрочкой, ждать сезонных овощей и магазинных акций. Но для снятия трех шкур российское правительство припасло и другие варианты. Сталинский лозунг «жить стало лучше, жить стало веселее» набирает в России все большую актуальность. И это не про запрет курения на балконе, который поднял на дыбы людей, посчитавших, что власть уже перебрала с приказами. Чиновники этот шар отбили, убедив недовольных, что их не так поняли. Но все остальные запреты и ужесточения, отнесенные правительством России на октябрь и начало будущего года, остались в силе. В том числе и на использование на балконе открытого огня для жарки шашлыков, ракетниц и фейерверков на новогодние праздники. Мне, правда, не доводилось встречать самоубийц, жарящих шашлык на балконе, обшитом пластиком, но чиновникам ведь не столько важна безопасность жизни, сколько сумма, которую с населения можно содрать за драйв. Но это, скажу я вам, мелочи. Есть и куда более жесткие предложения.

Теперь ликвидацию последствий стихийных бедствий придется оплачивать из своего кармана всем собственникам жилья. То есть забота о восстановлении своего жилища после пожара, наводнения, взрыва или других чрезвычаек возложена на всех, от невинно пострадавших до активно их беде сочувствующих. И не важно, что в Крыму масштабных разливов рек или лесных пожаров не случается. Ни сегодня-завтра, когда за дело возьмутся региональные и местные чиновники по указке из Москвы, придется расплачиваться за сибирские пожары и наводнения всем, в месяц по сто пятьдесят-триста рублей с каждого владельца жилья. Строка в платежке под названием «добровольное страхование жилья от чрезвычайных ситуаций» пока появится в четырнадцати пилотных регионах России, но лиха беда начало. Однако хитрость не только в добровольно-принудительном отъеме денег у населения, а в отсутствии возмещения этих затрат. Если регион не объявят зоной чрезвычайки, что Крыму вряд ли грозит в ближайшее столетие, то никаких денег людям не вернут. Создадут новую структуру, как в случае с фондом капитального ремонта, национальную перестраховочную компанию, и начнут лопатить деньги. Так что крымчане, с особой радостью, понятно, те, кто жаждал жить в России, скоро начнут финансировать ликвидацию последствий пожаров и наводнений в Сибири и на Дальнем Востоке.

А еще мы с нового года будем платить из своего кармана за спил деревьев, хорошо еще, что в своих дворах, а не на улицах Керчи. К примеру, у нас во дворе уже лет десять стоят помеченные крестиками для спила три дерева. Ушли в прошлое жэки, коммунальные предприятия и прочие ответственные за это службы, начертавшие эти отметки, а деревья все клонятся и трещат под напором ветров, но как-то держатся. Если до конца года их так и не спилят, то придется нам всем ждать, кто кого: или они сами рухнут и, возможно, даже пришибут кого-то, порвут провода, разобьют канализационный колодец или будут расти и разрастаться впредь под бдительным присмотром жильцов, научившихся обходить их за три версты.

Но это еще что! Больше всего мне нравится предложение российского Минюста, предлагающего наделить приставов правом взламывать двери для проверки газовых приборов. Если московские оппозиционеры жалуются, что им болгаркой срезают двери при обысках, то они хотя бы знают, за что нарывались на визит. Теперь же таким кавалерийским наскоком будут попадать в квартиры и дома добропорядочных, не настроенных оппозиционно граждан. Например, к моей глуховатой соседке, сидящей дома, преспокойно смотрящей орущий телевизор и не слышащей дверного звонка соцработника. Или оставленному на пару часов лежачему больному, живущему в соседнем подъезде нашего дома, который бы и рад встретить дорогих гостей, да здоровьем слаб для этого. И хотя чиновники отбиваются от возмущенных сограждан тем, что они, дескать, о безопасности их жизни пекутся, такая забота обходится излишне дорого. Как и обязанность платить в Крыму за разлив сибирских рек. Но, думаю, это не последнее нововведение российских чиновников, живущих по завету Остапа Бендера и знающих не меньше, чем великий комбинатор, способов отъема денег у населения

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Крім.Реалии

Предыдущая новость:

Исторический дом на Большой Морской в Севастополе укрыли «забором»


Темы

Cтатьи