Важные новости

Тотальный дефицит и демографический кризис. Что ждет российскую экономику?

30.03.2022  /  Категория: Экономика  /  Тема: Аналитика

Современная Россия

С момента полномасштабного вторжения России в Украину прошло немногим более месяца. Международные санкции, которые вводились поэтапно по мере эскалации военных действий и развития гуманитарной катастрофы в центре Европы, действуют и того меньше. Однако уже сейчас с завидной регулярностью появляются оценки того, как санкции скажутся на российской экономике и благосостоянии российских граждан. При этом больше всего поражает заявленная точность этих прогнозов и уверенность людей, которые их делают. Можно ли им верить? Об этом – в материале Русской службы Радио Свобода.

Так, например, директор Института социально-экономических исследований Финансового университета Алексей Зубец считает, что потребительские цены по итогам этого года вырастут на 15–20%, но львиную долю этого повышения правительство компенсирует населению повышением пенсий, социальных пособий и зарплат бюджетников. Так что реальные располагаемые доходы, по его оценке, снизятся на 2–3%.

Ни одной официальной оценки влияния войны и международных санкций на российскую экономику пока не последовало

Еще более определенные, хотя и куда менее оптимистичные цифры называет Институт исследований и экспертизы ВЭБ РФ. В своем исследовании они оценили инфляцию на конец нынешнего года в 19,3%, а падение реальных доходов – в 12%. Откуда взялись эти 19,3%, какие исходные параметры легли в основу этих оценок, непонятно. Однако отсутствие "вилки", "некруглые" цифры и десятые доли процента, видимо, должны придать прогнозу убедительности.

При этом характерно, что ни одной официальной оценки влияния войны и международных санкций на российскую экономику пока не последовало. Ни Минэкономразвития, ни Минфин, ни Счетная палата, ни Банк России макроэкономический прогноз на этот год не обновили. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина обещала назвать какие-то цифры после апрельского заседания совета директоров 29 апреля.

Можно не сомневаться, что аналитики распишут несколько сценариев с чрезвычайно высоким разбросом значений. И это будет оправданно, потому что сейчас просто не существует ответов на ряд ключевых вопросов, от которых будут зависеть даже не количественные, а качественные параметры российской экономики в конце 2022 года. Большинство этих вопросов стоит за пределами компетенции не только экономического блока правительства, но и всего военно-политического руководства России.

Взять ту же войну, которая явно идет не по тому сценарию, который рисовался стратегами из Генштаба, готовившими вторжение. Уже сейчас очевидно, что никакого "блицкрига" не получилось. Украинская армия успешно обороняется, а где-то даже переходит в контрнаступление. Российские войска не в состоянии полностью контролировать даже Луганскую и Донецкую области, в рамках которых Путин признал так называемые "ДНР" и "ЛНР".

Состояние российской экономики в конце этого года будет зависеть от того, будут ли к тому времени продолжаться активные боевые действия, каким будет уровень российских потерь, будет ли объявлена всеобщая или частичная мобилизация, сколько дополнительных миллиардов рублей из бюджета потребуется на производство вооружений. Даже уровень инфляции зависит от того, сколько российских семей получит по 7,5 миллионов рублей за убитых на территории Украины военных.

А если рассматривать еще сценарии военного поражения России или "заморозки" конфликта, или попытки "присоединения" "ДНР-ЛНР", то количество вариантов, которые могут радикально изменить положение, становится так велико, что остается лишь констатировать полную неопределенность. Особенно если учитывать временной фактор. Ведь то или иное значимое событие может произойти в мае, а может в ноябре или декабре.

Не менее важно, как будет развиваться ситуация на "санкционном фронте".

Не факт, что худшее, что могло бы произойти с российской экономикой, уже случилось. Многое будет зависеть от того, насколько эффективными окажутся усилия развитых стран, направленные на купирование российских возможностей обойти санкции.

Пока все надежды путинской команды возлагаются именно на Китай

Угрозы вторичных санкций против китайских, индийских, турецких или казахских компаний и банков могут оказаться эффективными. Достаточно вспомнить, что китайская государственная нефтегазовая компания Sinopec приостановила инвестиционную активность в России именно из-за опасения попасть под вторичные американские санкции. Пока все надежды путинской команды возлагаются именно на Китай. Однако они могут не оправдаться, как не оправдалась уверенность в том, что Запад ни при каких обстоятельствах не пойдет на блокировку российских суверенных резервов.

Еще два фактора, которые могут сыграть определяющую роль в том, как будет выглядеть российская экономика 31 декабря 2022 года – массовость политических репрессий и масштабы эмиграции из России квалифицированных специалистов. Так, по оценке Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), за первый месяц войны страну покинули от 50 до 70 тысяч только IT-специалистов. В апреле могут уехать еще от 70 до 100 тысяч. В условиях острого дефицита кадров в отрасли даже эти потери выглядят невосполнимыми.

Никакие денежные вливания это не исправят и количество доступных товаров не увеличат

Наконец, если говорить об уровне потребительской инфляции и реальных располагаемых доходах, они будут самым непосредственным образом зависеть от того, насколько активно Путин будет покупать лояльность. Чем больше будет индексаций и социальных выплат, тем сильнее разгонятся цены. Уже сейчас очевидно, что российские потребители лишились не только значительной части импорта, но и продукции, которая производится внутри страны, но с использованием европейских материалов и компонентов. Никакие денежные вливания это не исправят и количество доступных товаров не увеличат. Так что наращивание государственных выплат тем или иным категориям граждан будет только сильнее разгонять цены и снижать уровень реальных доходов всех остальных.

Значит ли все это, что в нынешних обстоятельствах никакие экономические прогнозы невозможны? Если говорить о точных цифрах падения ВВП или роста потребительских цен – значит. Хотя бы потому, что у России остается крайне мало шансов сохранить рыночную экономику, в которой все эти термины имеют хоть какой-то смысл. При этом абсолютно точно можно прогнозировать, что размеры российской экономики по результатам года сократятся, причем не на 5–6 и даже не на 10%, а куда сильнее. И сильнее всего пострадают те сектора, где больше добавочная стоимость.

Падение уровня жизни будет выглядеть как тотальный дефицит и недоступность для большинства целого ряда товаров

Не возникает сомнений и в том, что качество жизни в среднем по России резко упадет. Однако это падение вовсе не обязательно будет обусловлено высокой инфляцией. С правительства станется и зафиксировать цены. И в этом случае падение уровня жизни будет выглядеть как тотальный дефицит и недоступность для большинства целого ряда товаров. Если говорить о более долгосрочных прогнозах, то сегодня можно не сомневаться в том, что демографический кризис в России выльется в демографическую катастрофу, а технологическое отставание от мировых лидеров в ближайшие годы будет стремительно нарастать.


Похожие новости


Темы

Cтатьи

20:02 - 05.01.2023
Виталий Портников: Крым и война
18:31 - 03.01.2023
Крым снижает расходы «на оборону». Что произошло?
12:23 - 02.01.2023
В Крыму хотят обосновать концепцию «одного народа». Но не получается
11:44 - 22.12.2022
Виталий Портников: Крым – не препятствие к прекращению войны
13:24 - 17.12.2022
«Очередная афера России»: что не так с землей для российских военных в Крыму
19:13 - 05.12.2022
Жилье у моря за полцены? Война в Украине обвалила рынок недвижимости в Крыму
14:20 - 04.12.2022
«Москитные» атаки ВСУ с воздуха и моря: что ожидает Черноморский флот России?
11:55 - 29.11.2022
Российская армия готовится к битве за Крым? Мнения экспертов
19:08 - 14.11.2022
«Крым – не «ничейная» земля и не поле для компромисса». Российская пропаганда и крымский вопрос
18:12 - 13.11.2022
«Самым болезненным вопросом будет Крым». Возможен ли в России военный переворот и устранение Путина
15:34 - 13.11.2022
«Называли это «пропажей». Россия не хочет говорить о гибели крейсера «Москва»
18:47 - 05.11.2022
Крым и «полураспад» России: что ожидает Российскую Федерацию
19:25 - 30.10.2022
Крым и Севастополь: не своя «территориальная оборона»
07:44 - 27.10.2022
«Обрушение пролетов не должно было произойти». Кто подорвал Керченский мост в Крыму?
15:08 - 17.10.2022
Груз со взрывчаткой для Крымского моста ввезла в Россию компания, оформленная на бойца ММА – расследование
19:10 - 30.09.2022
Уловка отчаяния, которая приведет к еще большим жертвам: западная пресса о присоединении Путиным украинских регионов
12:54 - 29.09.2022
Мобилизация в Крыму: инструмент для борьбы с неугодными для российской власти?
21:17 - 19.09.2022
Учителя, пожарные, полицейские: кто и как ответит за коллаборационизм? Отвечает Гюндуз Мамедов
20:29 - 19.09.2022
Как Украина заставила Черноморский флот России спрятаться за Крым – аналитика
13:41 - 19.09.2022
Ратовал за СССР, погиб за Путина. Жизнь и гибель севастопольского комсомольца Череменова
21:21 - 18.09.2022
Аксенов угрожает крымчанам: что в Крыму под запретом и как избежать репрессий
19:48 - 18.09.2022
Россия на пороге мобилизации? Владимир Путин и поражения в Украине
18:13 - 17.09.2022
Черноморский флот России в Крыму: стратегическое соединение или милитарный «мыльный пузырь»?
17:27 - 15.09.2022
Воинственные иллюзии: чиновники втягивают крымчан в мир фантастической реальности
11:22 - 15.09.2022
«Власти так и не поняли, в чем ценность Крыма» – эксперты о туристическом сезоне
19:36 - 14.09.2022
Зачем в Крыму отмечают день сдачи Севастополя в Крымской войне
09:28 - 14.09.2022
«Перенос боевых действий в Крым вполне возможен». Война в Украине и роль в ней Крымского полуострова
12:59 - 10.09.2022
Репрессивный хит-парад: за какие песни можно пострадать в Крыму
22:12 - 08.09.2022
«Путин сделал одну из самых больших ошибок в истории». Фрэнсис Фукуяма – о будущем Украины и России
19:45 - 08.09.2022
«У Крыма две роли – военного плацдарма и прецедента». Интервью с Виталием Портниковым

Другие статьи