Важные новости

Как выехать из Крыма. История одного пути

25.03.2022  /  Категория: Общество

Керченский мост

Росгвардия готовится заблокировать движение по Керченскому мосту в сторону России, сообщило Главное управление разведки Министерства обороны Украины. Такие действия могут стать ответом на настроения жителей полуострова, часть которых после начала полномасштабного вторжения России в Украину решила покинуть Крым.

Одной из тех людей, кто опробовал путь из Крыма в Европу в объезд захваченных Россией территорий на материковой Украине, стала героиня этого материала, которая не захотела назвать имя из соображений безопасности (ее имя известно редакции). Крым.Реалии публикуют ее монолог о том, каким оказался этот путь.

Почему я решила выехать из Крыма

Я не живу в Крыму уже несколько лет, и приехала в гости. Я отказалась от российского паспорта и при въезде на полуостров каждый раз заполняю миграционную карту как иностранная гражданка, несмотря на то, что у меня есть ВНЖ.

Было ощущение, что ты находишься в тюрьме, просто она размером с целый полуостров

Я родилась и росла в свободной стране, но оказалась там, где ты не можешь сказать все, что думаешь, или определить вектор своих мыслей и чувств. А молчать после 24 февраля стало невыносимо. Еще один момент: ощущение того, что ты находишься в месте, которое контролирует страна-агрессор, очень угнетает.

Наконец, сыграл свою роль и фактор безопасности, потому что оставаться гражданину Украины в Крыму мне казалось небезопасным. Было ощущение, что ты находишься в тюрьме, просто она размером с целый полуостров.

Какие варианты были

Я нашла группу в телеграме, где пользователи обменивались опытом и способами, как можно уехать из Крыма. Оказалось, что возможных путей не так много.

Ближайшие российские аэропорты, из которых на тот момент можно было вылететь из страны, находились в Сочи и Минеральных водах. Главное направление заграничного полета – Турция. Но прямой рейс был один, и купить на него билеты оказалось нереально, остальные рейсы с пересадкой в Москве. Один билет стоил около 130 тысяч рублей, а в какой-то момент цена билета до Стамбула взлетела до двух тысяч долларов.

Для того, чтобы принять решение, у меня оставалось два часа

В телеграме я прочла историю человека, который проехал в Латвию с таким же набором документов, как у меня (украинский внутренний и загранпаспорт, миграционная карта). Я поняла, что если найти попутчиков, этот вариант вполне возможен.

Наконец я нашла в чате людей, которые возвращались из Крыма на материковую Украину. Они выезжали вечером. Для того, чтобы принять решение, у меня оставалось два часа.

Путь по России

Мои попутчики были на машине на украинских номерах. Я проехала с ними города и области России, о которых раньше читала только в книжках: Тула, Смоленская область, Воронеж, Псковская область...

Весь путь до Европы нам приходилось обедать и ужинать в столовых. Никаких тебе кафе. И это был такой флешбек в 90-е: потому что эти столовые не имели ничего общего, например, с привычной нам Пузатой хатой – прям настоящие советские столовые. В итоге, я не смогла там ничего есть, и питалась бургерами, купленными на заправке. Справедливости ради надо отметить, что мои попутчики ели в столовых без проблем.

Тем, кто хочет повторить этот путь, я рекомендовала бы взять еду с собой

Хотя тем, кто хочет повторить этот путь, я рекомендовала бы взять еду с собой. Лучше приготовленной домашней еды ничего не встретится.

Относительно цен: все стоило весьма недорого. Это касается не только еды, но и ночлега. Водитель у нас был один, поэтому нам приходилось останавливаться в придорожные отельчиках. Одно или двухместный номер мог стоить от одной до двух тысяч рублей. Номера приличные: может, и старенькие, но чистые, теплые, с ванной и горячей водой.

Гостиницы высматривали сперва просто по дороге, потом я начала выискивать их в Гугл-картах. В центрах и других крупных городах их достаточно. Единственное, если водитель у вас один, нужно рассчитать, сколько займет путь до следующей гостиницы. Потому что у нас был момент, когда мы ехали среди деревень, гостиниц не было, а водитель от усталости уже просто засыпал за рулем.

Допрос на границе

На границе с Латвией мы простояли в очереди 14 часов. Параллельно стояла огромная очередь из фур – они там находились уже пятый день. Были еще пешие: один из них постучался в нашу машину с просьбой взять его. Люди, решившие перейти границу пешком, на тот момент простояли около 20 часов. При этом там нет помещений для ожидания, и они вынуждены были стоять на улице с детьми.

Когда подошла наша очередь, сотрудник погранслужбы назвала мою фамилию и попросила пройти с ней.

Меня завели в комнату, в которой сидели четверо сотрудников ФСБ. Двое из них молчали и сидели в стороне, третий меня допрашивал, а четвертый залез в мой телефон. Я попросила не смотреть мои фото, потому что это личное, но не знаю, выполнил ли он мою просьбу.

Тем, кто планирует пересекать границу, лучше принять меры, чтобы от вашего телефона получили минимум информации о вас

Как я поняла, главное, что его интересовало в телефоне – это моя переписка в мессенджерах и подписка на каналы и группы. Поэтому тем, кто планирует пересекать границу, лучше принять меры, чтобы от вашего телефона получили минимум информации о вас. Я рекомендую не просто удалять приложения, а чистить все в нем, потому что отсутствие всех мессенджеров может вызвать подозрение. Кроме того, они могут установить их заново, и если у вас там есть резервное копирование, то соответственно, восстановятся все ваши переписки, и можно будет их прочесть. Поэтому лучше почистить всю переписку и оставить какие-то минимальные чаты, которые не предоставляют никакой информации от вас.

Причиной допроса, как я предполагаю, был мой отказ от российского паспорта. Допрос начался с вопроса, почему я отказалась.

Допрос был достаточно стандартным, как я понимаю. Сотрудник ФСБ держал бланк, из которого читал вопросы и тезисы. В первую очередь, это были вопросы касательно моего отношения к ситуации (войне России с Украиной, - КР), касательно «ЛДНР», касательно возможных связей, как они сказали, с «украинскими националистическими организациями», касательно профессиональной деятельности.

Как мне кажется, самый оптимальный вариант в этой ситуации – «включить дурочку», не демонстрируя страха, чтобы они не начали давить еще сильнее. Я сделала вид, что не понимаю происходящего.

Мы беседовали около 40 минут. В конце разговора мне сказали, что чисто по-человечески предупреждают: мол, я не смогу попасть больше в Крым. Позже юристы меня успокоили, что, вероятно, меня просто пугали, потому что мне не дали никакого протокола, и я ничего не подписывала.

Одним допросом испытания не ограничиваются. Тебе говорят: ждите. И ты ждешь, не понимая, как будут развиваться события дальше.

Через полтора часа ожидания мне наконец поставили штамп в украинский загранпаспорт, и я смогла выехать из России.

В Европе

Латвия встретила нас снегом. Здесь у пограничников вопросов не было, мы прошли их достаточно быстро, минут за 40.

Конечно, я думала о том, что прокладывая маршрут через Россию в обход пунктов пропуска в Херсонской области, я нарушаю украинское законодательство, и, как минимум, это грозит мне административным штрафом. Однако других вариантов не было.

У меня есть понимание того, что на самом деле важно. А важно – возможность быть тем, кто ты есть

Это был первый раз, когда я проехала по мосту через Керченский пролив – до этого я не была там принципиально. Говорили, что там могут остановить, сфотографировать и взять отпечатки пальцев, но мы проехали без проблем.

Сейчас я в Европе, и мой горизонт планирования – одна неделя. Потому что я нашла место, где могу остаться на неделю.

Я отправилась в Европу из Крыма, но попала в те же условия, в которых оказываются люди, которые выезжают с материковой Украины. Я осталась без работы и у меня нет вещей. Но с другой стороны, у меня есть понимание того, что на самом деле важно.

А важно – возможность быть тем, кто ты есть.

Предыдущая новость:

Застройщики стали останавливать проекты по всей России


Похожие новости


Темы

Cтатьи

13:02 - 01.05.2022
О чем напишут потомкам нынешние военнослужащие Черноморского флота России?
10:17 - 01.05.2022
Севастополь: леса и луга под застройку колонистами
18:51 - 29.04.2022
«Южная Русь». Перехвачен российский сценарий о квазиобразовании на территории Украины – «Схемы»
21:01 - 28.04.2022
Регион Франкенштейна. Зачем в России хотят воссоздать Таврическую губернию и при чем тут Крым
16:17 - 28.04.2022
«Выбор такой: либо убедить Путина договориться, либо ядерная война». Леонид Гозман – о встречах политиков с президентом России
20:20 - 27.04.2022
«Вопрос в том, кто захочет пойти на фронт». Будет ли в России военная мобилизация?
18:47 - 27.04.2022
Когда россияне пересядут в «Жигули»? «Шокирующие прогнозы» для российской экономики
21:14 - 26.04.2022
«Фермеров предупредили, что отрежут головы». Откуда в Крыму берутся дешевые херсонские овощи
21:08 - 26.04.2022
«Путин сам поставил себе мат». Исторические параллели между 1941-м и 2022 годом
20:52 - 25.04.2022
Письма крымчан: Почему в Крыму опять дорожают продукты?
19:18 - 25.04.2022
«Вы начали комментировать букву Z». Монолог учительницы из Джанкоя, которую уволили после разговора с детьми о войне
18:41 - 25.04.2022
Реорганизация медицины в Севастополе привела к ее развалу
12:12 - 25.04.2022
Алина Кабаева, трое детей Путина и санкции
17:29 - 24.04.2022
«Никто тогда не предсказывал крушения режима». Может ли война в Украине отправить Россию по пути СССР?
11:28 - 23.04.2022
«Начинают старую песню: «Сейчас будем захватывать весь мир». О планах России установить контроль над югом Украины
19:32 - 21.04.2022
Новый медкластер Севастополя: денег не хватает, сроки сдвигаются
16:15 - 21.04.2022
Оружие массового поражения и всеобщая мобилизация в России: Станислав Белковский о «последних козырях» Путина
16:48 - 20.04.2022
«Мама, это неправда. Никакой это не пожар». Мать уцелевшего матроса крейсера «Москва» – о разговоре сыном
11:47 - 20.04.2022
«Война не будет длиться долго». Интервью со вдовой президента Ичкерии Джохара Дудаева
12:38 - 17.04.2022
Письма крымчан: Плевать, говорите, на санкции?
18:34 - 12.04.2022
«Удар железобетонной плитой»: как война в Украине отразится на экономике России
19:50 - 08.04.2022
Письма крымчан: Крым уверенно идет к провалу майского сезона
18:56 - 03.04.2022
«Мы имеем дело с ходячим трупом СССР». Евгений Понасенков – о крахе путинского режима
09:53 - 03.04.2022
«Альтернативная гуманитарная реальность»: как в Крыму оказались «украинские беженцы» и что их ждет
20:08 - 30.03.2022
«Могут стрелять. Итог – три пули в машине». Как уехать из Крыма
20:00 - 30.03.2022
«Им как дыхание – завоевать чужую землю». Истоки российской агрессивности
12:06 - 30.03.2022
Виталий Портников: Как Украина возвратит Крым
13:15 - 28.03.2022
Крымские сказки про Гаагу: кого в действительности ждет международный уголовный суд
17:31 - 27.03.2022
Евгений Чичваркин: «Все, что мы испытываем, – это чудовищный стыд»
15:17 - 26.03.2022
Угрозы и «серые» схемы: как Крым спасают от санкций

Другие статьи