Важные новости

«Все как-то по-людоедски». Почему в России умершие от коронавируса не попадают в официальную статистику

23.11.2020  /  Категория: Общество  /  Тема: Аналитика

Несмотря на почти ежедневные обновления рекордов по количеству заболевших и умерших от коронавируса в России, официальную статистику продолжают подвергать сомнению. Рассказываем, как формируются официальные данные.

В период с апреля по сентябрь в России, по данным Росстата, от COVID-19 умерли более 55 тысяч человек. Федеральная служба государственной статистики подсчитала, что в сентябре от коронавируса умерли 9798 человек, среди них есть те, для кого COVID-19 не является основной причиной смерти. Учитывая тех, у кого коронавирус не диагностирован, но все же стал причиной смерти; тех, у кого вызвал развитие смертельных осложнений; и тех, у кого подтвержден тестом, но существенного влияния не оказал.

Цифры оперативного штаба намного меньше: на 20 ноября это 35 311 умерших с начала эпидемии в России. Считается, что в эту статистику попадают лишь случаи, в которых коронавирус посчитали основной причиной смерти.

Ежемесячные отчеты Росстата показывают данные из регионов: сколько человек умерли, родились, женились, развелись. Одно из очевидных и распространенных сравнений – количество умерших в 2020-м по сравнению с 2019 годом в конкретном регионе. Так можно посчитать, сколько человек дополнительно или избыточно умерло во время эпидемии в российских субъектах.

"Москва – регион, в котором очень подробно власти любят отчитываться за то, сколько умерло человек и из-за чего, – говорит заместитель главного редактора журнала "Холод" Михаил Зеленский. – По Москве цифры выглядят очень стройно. С апреля по сентябрь включительно умерло на 15206 человек больше, чем годом ранее за этот же период. Избыточная смертность – 15 тысяч человек за это же время. По данным Росстата, умерло людей от коронавируса по основной и сопутствующей 14 851 человек. Разница всего в 170 человек. Получается, что мы можем сделать вывод, что вся избыточная смертность в Москве обусловлена коронавирусом".

Но регионов с подобной статистикой мало, говорит Зеленский. Один из выдающихся – Башкортостан, официальное число летальных исходов там – 71.

"Есть регионы, в которых это соотношение вызывающее. Есть Республика Башкортостан, где с апреля по сентябрь умерло на 4688 человек больше, чем годом ранее. Избыточная смертность очень большая. Но от коронавируса в Башкирии за это время не умер практически никто: это 60 человек против 4688. Это очень-очень сомнительная цифра", – говорит Зеленский.

Поэтому в некоторых регионах с точки зрения отчетности коронавирус даже не заметен. Примеры, когда человек “сгорал” от болезни за пару недель с симптомами коронавируса, но без результатов тестов или без внесения COVID-19 в справку о смерти – не редкость. В Новосибирске семья Вадима Скрипникова с момента его заражения прошла все круги ковидного ада: невозможность вызвать врача и скорую помощь, отсутствие антибиотиков в аптеках, госпитализация в последний момент и смерть.

"Беспомощность, абсолютная беспомощность, – говорит сын Игорь Скрипников. – Ты настолько ничего не можешь, ты ничего не можешь сделать: ни достать лекарств, ни положить человека в больницу, ни обеспечить ему достойный уход – ничего. Все как-то по-людоедски. Ты просто должен потихоньку лежать и умирать. Только если у тебя есть связи и деньги или все вместе, возможно, у тебя получится избежать этой ситуации. Но если ты обычный человек, у тебя нет сверхдоходов или подвязок в больницах среди людей, которые продают лекарства, единственное, что ты можешь сделать, – надеяться, что ты не заразишься".

Официальная причина смерти – легочная эмболия и вирусная пневмония. О коронавирусе в справке о смерти ничего не сказано. Тест на COVID-19 обещали сделать посмертно, результаты сказали ожидать в течение месяца.

"Мы можем сейчас его не кремировать, мы можем хоронить его в открытом гробу, использовать зал прощания – все это мы можем делать, хотя, по-моему, очевидно, не мог просто так 48-летний человек так вот взять и резко сгореть от пневмонии", – говорит Скрипников.

Ограничения Роспотребнадзора по захоронениям умерших от коронавируса начали действовать с марта, в мае их ужесточили, а с сентября ослабили. В документе с методическими рекомендациями и вовсе говорится, что "специальные требования к захоронению на настоящем этапе не предусматриваются".

"Если русским языком сказать, то все “подзабили” на то, что происходит. Как была схема отработана в первой волне, приблизительно все таким же образом происходит. По факту предписания носили рекомендательный характер, но тем не менее их исполняли, – говорит генеральный директор компании ритуальных услуг "Журавли" Илья Болтунов. – Основная рекомендация по поводу выдачи умерших – [они должны быть] в двойных герметичных пакетах, которые хлоркой просыпаются, и в закрытом гробу – эта норма сохраняется и сейчас. И коронавирусные морги, они таким образом и отдают умерших. В этом плане ничего не изменилось. За доплату готовы открыть гроб, открыть пакеты, подготовить тело".

Старший научный сотрудник института океанологии Павел Стунжас умер 29 октября после продолжительной болезни. Тест на COVID-19 у него взяли уже после госпитализации в инфекционное отделение, говорит его дочь Анна. Потом мужчина попал в реанимацию, хотя близкие настаивали на выписке домой.

"Его забрали в реанимацию, и больше мы ничего не слышали. Мама сообщила нам, что в 5:30 у него остановилось сердце. Там три причины: респираторный синдром, дистресс и COVID-19. Нам в морге, когда мы пришли получать справку, сказали: если ковидник – будет в закрытом гробу", – говорит дочь умершего Анна Стунжас.

В этом году Павлу Антоновичу исполнилось 80 лет, он продолжал работать. Похороны прошли 1 ноября.

"Некоторая сумма денег, и все – мы в России живем – открытый гроб. Санитары, которые выходили к другим людям с закрытым гробом, они выходили в скафандрах, будто это прям чума и они в Венеции в Средние века. А к нам просто пришел обычный мужик в перчатках без всяких этих: ни масок, ничего нет. Там в морге никто в масках не ходит", – рассказывает Анна.

Пока отец был жив, Анна писала жалобу в больницу, в прокуратуру и в департамент здравоохранения Москвы, но забрать его из больницы так и не удалось. Ответов женщина не получила до сих пор. Получить медицинские документы отца из больницы пока тоже невозможно, официальная причина отказа – карантин.

"Если человек говорит: выпишите меня, – его выписать. Какая разница, ковид или не ковид. Болеют люди дома ковидом точно так же. Почему его там надо держать силком, я не понимаю. Реанимация – это черный ящик, и мы знаем, что туда зашло, а что там – мы не знаем. Один из аргументов, почему его не хотели выписывать, – как он будет дышать? Он должен быть все время на кислороде. Я говорю: у нас есть кислородный аппарат, мы все сделаем, мы платную реанимацию вызовем и перевезем – только отпустите", – рассказывает она.

Сравнивая официальную статистику с собственным опытом, директор компании ритуальных услуг Илья Болтунов заметил цикличность.

"История сентября, она очень похожа на историю апреля. История октября – очень похожа на май. А история ноября, она уже новая. Количество [умерших] значительно возросло. В Москве, конечно, больше, если взять нашу службу, то в процентном соотношении, наверное, 80% – 20%, Москва дает в общем числе коронавирусных смертей 80% заказов и 20% смертей между регионами распределяются", – говорит он.

Сейчас Россия, по официальным данным, занимает пятое место в мире по количеству заболевших COVID-19, а по количеству летальных исходов – 12.

Евгения Котляр

Настоящее Время


Похожие новости


Темы

Cтатьи

19:57 - 09.04.2021
Невидимая «третья волна»: как в Крыму замалчивают статистику заболеваемости коронавирусом
21:00 - 08.04.2021
«Интернет стал угрозой для власти». Как изменился Рунет за 27 лет
20:45 - 08.04.2021
Арест и продажа с торгов: что будет с землей в Крыму, которой владеют украинцы
20:20 - 08.04.2021
Тоннель надежд и миллиардов: кто не пускает воду в Ялту
19:33 - 08.04.2021
«Одни кладут, другие приходят забирать»: как работает российский наркотрафик в Крыму
20:01 - 07.04.2021
Кроме войны похвалиться больше нечем: в Крыму планируют создать сеть «укреплений Суворова»
20:21 - 06.04.2021
Зеленский и Коломойский: разрыв или имитация?
20:02 - 06.04.2021
Речка Ай-Тодорка. Вот она была, и нету
20:32 - 04.04.2021
Приходится гнать порожняк: Крым в железнодорожном тупике
19:00 - 04.04.2021
Как Севастополь перестал быть «городом высокой культуры»
20:52 - 03.04.2021
Как севастопольцы потеряли голос в борьбе за свои права
21:19 - 02.04.2021
В Крыму ужесточают требования к пикетам и митингам. Что происходит?
21:05 - 01.04.2021
«Опять две беды встретятся вместе»: чем грозит жителям Ялты строительство новой объездной дороги
21:18 - 31.03.2021
В Крыму как при Сталине...
19:40 - 28.03.2021
Американские горки и казино: что обещали туристам в Крыму
21:03 - 27.03.2021
«Интеллектуально они выше на порядок». Чем отличаются авторитарные режимы в Китае и России
20:36 - 27.03.2021
Когда ждать новый Крым
16:50 - 27.03.2021
Схватка над свалкой: как в Севастополе проходит война за мусор
20:00 - 26.03.2021
Вода для «Газпрома»: кому не грозит вододефицит в Крыму
19:33 - 26.03.2021
Под застройку: часть территорий вертолетного завода и Севморзавода «реструктуризуют»
20:26 - 24.03.2021
Как гибнут зелёные лёгкие Севастополя
21:19 - 23.03.2021
«Артистов – в стойло!» Как российские власти Ялты упорядочивают выступления уличных музыкантов
20:55 - 23.03.2021
О зарплатах севастопольских депутатов по-честному
21:12 - 22.03.2021
Ядреная проблема ядерного реактора в Севастополе
19:47 - 21.03.2021
Недвижимость в Крыму и Севастополе: «Цены могут только расти»
18:39 - 21.03.2021
Туристический кластер на безводье: что ждет отдыхающих в Крыму
19:32 - 20.03.2021
Поезда вместо жилья: железная дорога может оставить жителей Инкермана без памятников истории и крыши над головой
21:12 - 19.03.2021
Путин, Байден, ковбои и Гоголь
21:00 - 19.03.2021
«Кто-то выдержит пытки, но не угрозы ребенку». Как ФСБ в Крыму фабрикует дела о шпионаже
19:14 - 18.03.2021
Миллиарды рублей – на каток. Кто и зачем строит ледовые дворцы в Севастополе

Другие статьи