Важные новости

Прекратить играть в военную тайну: советское химическое оружие по-прежнему угрожает всем причерноморским странам

13.10.2020  /  Категория: Общество  /  Тема: Полный абзац!

Катастрофа с отравлением морской среды в Авачинской бухте на Камчатке заставила средства массовой информации вновь обратиться к теме остающихся все еще опасными захоронений химического оружия в Черном, а также и в Балтийском морях. В частности, в Крыму об угрозе природной среде полуострова и его водной среде напомнил севастопольский сайт ForPost.

Солдаты проводят проверку металлических контейнеров с отравляющими веществами

Солдаты проводят проверку металлических контейнеров с отравляющими веществами на складе химического оружия в Горном, Россия, 20 мая 2000 года

Как журналист, я, возможно, знаю историю вопроса несколько глубже других коллег. Дело в том, что еще в 1993-96 годах я, работая в Крыму собственным корреспондентом тогдашних российских «Известий», руководимых еще Игорем Голембиовским, а позже в «Зеркале недели» и «Дне», одним из первых среди СМИ публиковал материалы о захоронениях химического оружия в Черном море во время Второй мировой войны.

Офицер Советской армии представляет боеприпасы, оснащенные химическими веществами

Офицер Советской армии представляет боеприпасы, оснащенные химическими веществами, во время визита западных дипломатов и журналистов на химический завод

Тема оказалась очень важной, сверхинтересной для аудитории. С того времени, без преувеличения, тысячи СМИ публиковали и квалифицированные, и не очень материалы о химической угрозе морской среде в Черном, Азовском, Балтийском морях и по всему миру. Сегодня, с одной стороны, материалы о химическом оружии в бухтах Севастополя, на траверзе Лукулл, на пляжах Крыма – это уже своеобразное дежавю, к нему относятся уже не как к сенсации и реальной угрозе, а почти как к мифу, как к занимательной исторической теме, вызывающей интерес, но не угрозу и уже не актуальной. Это опасная ошибка.

Во-первых, потому, что эти захоронения – не миф, а давно доказанная, реальная и очень масштабная опасность, которая может сработать в любой, самый неподходящий момент, и тогда придется «тушить пожар» при совсем других потерях и затратах.

Эти захоронения – не миф, а давно доказанная, реальная и очень масштабная опасность, которая может сработать в любой, самый неподходящий момент

Во-вторых, с переходом Крыма к фактической оккупации Россией, страной, которая считает себя преемником СССР, виновником этой угрозы, и всегда относившейся к идее подъема и утилизации химического оружия в Черном море спустя рукава, эта угроза приобретает новые дополнительные аспекты.

Если в советские годы эта проблема просто замалчивалась, то Россия с 90-х и до 2014 года использовала наличие этой проблемы в пропагандистских целях, чтобы отпугивать курортников от поездки в украинский Крым и создавать конкурентные преимущества для Сочи. Теперь же у России появляется соблазн снова скрыть наличие, или хотя бы остроту и актуальность, этой проблемы, чтобы теперь уже не отпугивать курортников от Крыма, потому что реальный курортный потенциал полуострова для России и так уже потерян из-за других факторов.

Российские военные могут попытаться в одиночку, без новых эффективных технологий, в секретном порядке поднять уже потерявшие герметичность контейнеры с ядом

В-третьих, в связи с этим российские военные и ученые, которые, несомненно, все эти годы оккупации Крыма активнейшим образом в секретном порядке исследуют состояние Черного моря, периодически поднимают затонувшие ранее корабли и самолеты, боеприпасы, раскапывают поглощенные водой античные города, не могли пропустить мимо своего внимания бывшие захоронения химического оружия. Российские военные могут попытаться в одиночку, без новых эффективных технологий, в секретном порядке поднять уже потерявшие герметичность контейнеры с ядом, и попытаться его утилизировать пока неизвестным нам способом, что не может гарантировать безопасность ни для населения Крыма, ни для водной среды Черного и Азовского морей, а соответственно и для населения всех Причерноморских стран.

Здесь следует рассказать об одной пока никем не подтвержденной версии. В Крыму об этом ходят не очень активные слухи, и это, повторяю – всего лишь версия, проверить которую сегодня нет возможности, но она может быть проверена после деоккупации. Некоторые люди говорят о том, что причиной нескольких выбросов сернистого ангидрида в атмосферу в Армянске в августе 2018 года были вовсе не дефицит воды и высохшее кислотохранилище, а попытка российских военных испытать метод утилизации поднятого со дна Черного моря химического оружия времен Второй мировой войны путем нейтрализации его большим количеством серной кислоты и последующего сжигания в мощных топках титанового комбината. Эксперимент оказался не только не эффективным, но и очень опасным для окружающей среды. В регионе произошло экологическое ЧП.

После выброса кислоты с завода «Крымский Титан» возбуждено уголовное дело о нарушении правил обращения с экологически опасными веществами

После очередного выброса седьмого сентября из Армянска начали эвакуировать детей. Также из-за химического выброса в Армянске власти Украины начали эвакуацию в Скадовск детей из семи приграничных сел Херсонской области. Тридцать семь украинских пограничников, стоявших на контрольных пунктах Чаплинка и Каланчак, получили отравление из-за химических выбросов и тоже были эвакуированы. После выброса кислоты с завода «Крымский Титан» возбуждено уголовное дело о нарушении правил обращения с экологически опасными веществами.

Главное управление МЧС России по Крыму проинформировало жителей и гостей полуострова Крым о том, что ситуация, сложившаяся в результате распространения химического вещества на город Армянск, четыре села Красноперекопского района (Филатовка, Пятихатка, Перекоп, Волошино) и село Суворово городского округа Армянск, носит локальный характер. C 31 августа по 6 сентября стала проводиться ежедневная санитарная обработка водой автодорог, конструкций и зеленых насаждений. С 1 сентября для снижения концентрации отходов производства стали наполнять водой пересыхающие кислотонакопители.

В ночь на 4 сентября была приостановлена работа завода «Крымский Титан» на две недели. Последняя из восьми печей была остановлена 9 сентября. 14 сентября 2018 года специалисты крымского управления Роспотребнадзора зарегистрировали новый выброс концентрации вредных веществ в атмосферу на севере Крыма. В Армянске был введен режим чрезвычайной ситуации. В водоем-кислотонакопитель завода «Крымский Титан» закачали 1,25 млн кубометров воды и 918 тонн известкового молока. Но 20 октября 2018 года на заводе начался поэтапный запуск оборудования.

Сегодня никто, кроме причастных к этому неудачному эксперименту российских химиков, не может сказать, так ли это, однако вероятность того, что это так, очень большая. Хотя бы исходя из того, что никогда ранее в истории завода, даже в самых неблагоприятных водных условиях, которые периодически повторяются в Крыму, ничего подобного не наблюдалось. Но и после этого ЧП завод также работает в еще более жестких водных условиях, чем в 2018 году, но и теперь ЧП не повторяется. Следовательно, причиной его был не повторяющийся дефицит воды, а некие другие условия. Какие?

Поэтому пока Крым в руках чиновников и военных России, пренебрежительно относящихся к безопасности и жизням людей, химическое оружие в Черном море остается вдвойне опасным.

Коллеги из издания ForPost, тем не менее, обогатили историю с химическим оружием новыми сведениями и расширили проблему. До сих пор мы говорили о химическом оружии времен Второй мировой войны. Но, по их информации, «смертоносные цистерны лежат на дне Черного моря вблизи Крыма почти 100 лет».

«В начале XX века просто сбросить в море ядовитые бочки было весьма популярным методом утилизации опасных отходов. Так и поступило командование кораблей, пришедших в Крым из Петрограда. Наверняка тогда, при захоронении боеприпасов на морском дне, не задумывались об экологической безопасности, сообщил ForPost директор медицинского музея Севастопольского морского госпиталя Черноморского флота Александр Зубарев. Иприт был очень популярен во времена Первой мировой войны, поэтому и остались большие его запасы. В 1923-1925 годах он оказался на морском дне Черного моря. Зубарев отметил, что ядохимикаты отправлялись в море и в последующие несколько десятилетий».

До сих пор неизвестно, существуют ли вообще карты захоронений периода Первой мировой войны

Действительно, коллеги из ForPost правы, с тех пор предпринималось несколько попыток обезопасить акваторию Черного моря. Когда об этой теме после наших публикаций в начале 90-х годах заговорили во всем мире, а тема была предана гласности, украинские ученые, химики, военные пытались решить проблему, однако столкнулись с множеством трудностей. Во-первых, до сих пор неизвестно, существуют ли вообще карты захоронений периода Первой мировой войны. А карты захоронений химического оружия в 40-х годах, как тогда выяснили, существовали только в Военно-Морском архиве России. Но когда Украина обратилась к российскому руководству, то оно отказалось предоставить их. Сплошное же обследование всей акватории Черного моря и Керченского пролива на то время оказалось неподъемной задачей. Утверждение о том, что на сегодня «карты утеряны», естественно, не соответствует действительности, поскольку маловероятно, чтобы в Военно-Морского архиве России что-то было «утеряно». Скорее всего, они существуют, и ими уже активно пользуются российские военные в Крыму.

По теме:

Химическая бомба замедленного действия у берегов Крыма

Тем не менее, в 90-х и двухтысячных годах этой проблемой занималось экологическое предприятие «Ситалл». Как рассказал журналистам президент Крымской академии наук, руководитель общественной организации «Экология и мир» Виктор Тарасенко, специалисты фирмы готовили комплексную программу по решению проблемы ядовитых бочек. Они планировали полностью очистить дно Черного моря до 2025 года.

«Ученые предлагали выявить все затонувшие объекты, представляющие техногенную угрозу. Программа предполагала выявление и нейтрализацию объектов. Была ли она реализована, неизвестно. Программа была засекречена», – сказал Виктор Тарасенко. Сколько бочек удалось уничтожить и удалось ли сделать это вообще, достоверно неизвестно, пишет издание. Скорее всего, предполагают журналисты, работы были свернуты, так и не начавшись. Скорее всего потому, что «в предполагаемых районах морских «кладбищ» фиксируется высокое содержание мышьяка. Это значит, что иприт просачивается из бочек в морскую воду», и это представляет опасность и для исследователей, и для окружающей среды.

По словам Виктора Тарасенко, который, как можно предположить, видел какую-то карту захоронений, контейнеры разбросаны вдоль всего Крымского побережья

По словам Виктора Тарасенко, который, как можно предположить, видел какую-то карту захоронений, «контейнеры разбросаны вдоль всего Крымского побережья. Наибольшие их скопления отмечены вблизи Керченского пролива, Ялты, а также вдоль всего западного побережья полуострова. В Керченском проливе было порядка 40 саркофагов. В каждом из которых находилось от четырех до шести контейнеров с ядами. Тогда их захоронили в спешке, на мелководье, естественно ни о каких мерах безопасности речи не было… В районах Сатера, Лукулл и в акватории Севастополя также своего часа ждут бомбы замедленного действия».

ForPost пишет: «Виктор Тарасенко отмечает, что если задаться целью по нейтрализации бочек сейчас, то подходить к этой операции надо с максимальной ответственностью. Нельзя использовать топорные методы и просто поднимать контейнеры со дна – скорее всего, агрессивная морская среда уже повредила их. Необходимо специальное оборудование, подводные аппараты».

Чтобы обезопасить Азово-Черноморский регион, нужны действия совсем других масштабов

На момент публикации материала ForPost отправил официальный запрос в Министерство экологии и природных ресурсов Крыма с целью выяснить, какое количество цистерн с ипритом лежит у берегов полуострова и какие действия предпринимаются для их ликвидации.

Но этого недостаточно, к тому же вряд ли сведения о химическом оружии за последние 100 лет хранятся в Минэкологии Крыма. Чтобы обезопасить Азово-Черноморский регион, нужны действия совсем других масштабов. Попробуем назвать основные из них.

Во-первых, процесс поиска захоронений и утилизации химического оружия в Черном, Балтийском морях и Керченском проливе, а также испытания надежности и эффективности методов его утилизации, поскольку это уже достояние истории, следует рассекретить, опубликовать карты, хранящиеся в России, и поставить под гражданский контроль. Следует прекратить играть в военную тайну.

Во-вторых, проблема опасности химического оружия в Черном море, неоспоримо, носит международный характер, поэтому следует создать международный консорциум по исследованиям, поиску и утилизации химического оружия. В него должны войти все страны Причерноморья, Украина, Россия, Болгария, Румыния, Грузия, Турция, возможно участие и других стран, например, Балтийского или Прикаспийского региона, а также международные организации, занимающиеся проблемами химического оружия.

Нужно разработать технологии обнаружения, подъема и утилизации контейнеров с химическим оружием, поскольку многие из них уже разрушены

В-третьих, нужно разработать технологии обнаружения, подъема и утилизации контейнеров с химическим оружием, поскольку многие из них уже разрушены. В связи с этим необходимо разработать более надежные способы захоронения уже разрушенных контейнеров на морском дне, с целью обезопасить их для всего живого в морской среде, а также нанесение этих мест на морские карты для сведения служб контроля и пользователей морями.

В-четвертых, поставить под контроль соответствующих международных организаций наличие химического, бактериологического, а также ядерного оружия во всех странах Черноморского бассейна с целью обезопасить этот важный мировой регион Европы от угрозы его использования.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Предыдущая новость:

Власти Севастополя запланировали массовые конференции в декабре


Похожие новости


Темы

Cтатьи

21:22 - 24.11.2020
The Insider: Кабаева за год заработала 785 миллионов рублей в медиа
21:10 - 24.11.2020
«Элемент государственного контроля». Россия планирует протестировать в Крыму цифровой рубль
20:40 - 23.11.2020
«Все как-то по-людоедски». Почему в России умершие от коронавируса не попадают в официальную статистику
21:08 - 21.11.2020
Джо Байден: факты биографии, потеря родных и почти пятьдесят лет в политике
18:39 - 20.11.2020
Что не так с онкопомощью в Севастополе
16:25 - 19.11.2020
Генерал – у руля Совмина: что известно о новом вице-премьере Крыма
21:00 - 18.11.2020
«Массандра» и «русский мир»
18:04 - 17.11.2020
«Крым – наш, Сибирь – ваша». Кто оставил полуостров без китайских инвестиций?
20:22 - 16.11.2020
«Путин присоединил территорию, а не людей»: почему конфликтуют крымчане и россияне?
19:31 - 16.11.2020
Письма крымчан: из Симферополя в Киев во время карантина
18:00 - 15.11.2020
Из Севастополя исчезают воробьи
20:20 - 13.11.2020
В Севастополе рассыпается старинная крепость Каламита
21:01 - 12.11.2020
Российские новоделы в древнем городе: споры вокруг благоустройства «Херсонеса Таврического»
21:14 - 11.11.2020
Уникальность Херсонеса пала жертвой квадратно-гнездового «благоустройства»
21:07 - 11.11.2020
Десятки домов под снос и жизнь возле дороги: как притесняют крымчан ради строительства объездной под Симферополем
21:46 - 10.11.2020
Источник девальвации. Сколько стоят для России политические риски
17:45 - 10.11.2020
Голубая бухта: вместо очистных – многоквартирники
21:14 - 09.11.2020
Школа-«призрак» в Севастополе: деньги на строительство есть, а школы нет
21:09 - 09.11.2020
«Эти опасные выборы»: хроники российской пропаганды
20:45 - 08.11.2020
За что голосует Америка. Феномен Трампа и затянувшиеся выборы
20:22 - 08.11.2020
Команда Развожаева отстояла бизнес-интересы соратника Януковича
19:50 - 08.11.2020
Богатые соседи: кто заселяет исторические особняки Симферополя
18:42 - 08.11.2020
Семья экс-министра обороны Украины Лебедева защитила побережье в Крыму
16:33 - 08.11.2020
Проект сложный и дорогой, но реальный. Почему власти отмахиваются от идеи водохранилища в Камышловском овраге?
19:17 - 06.11.2020
Лишние дети
20:19 - 05.11.2020
«Власти бросаются из стороны в сторону»: как Россия реагирует на перспективы Крыма остаться без воды
18:42 - 04.11.2020
Заканчивать карьеру или соблюдать санкции? Дилемма археологов, которые работают в Крыму
21:00 - 03.11.2020
Реконструкция балаклавского стадиона снова терпит крах
21:04 - 02.11.2020
Температура – 40,2. Побочные последствия российской вакцины «Спутник V»
19:00 - 01.11.2020
Сын Григория Котовского оборонял Севастополь, – историк

Другие статьи