Важные новости

«Они очень токсичны». Вирусолог – о проблемах с российскими лекарствами от COVID-19

01.10.2020  /  Категория: Общество  /  Тема: Интервью  /  0 комментариев


В России в продажу поступили три препарата от коронавируса. Теперь их можно получить не только в больнице, но и купить в аптеке по цене в 160 долларов за упаковку. Это приблизительно соответствует размеру средней пенсии в России. Производители препаратов обещают полное выздоровление.​

Лекарство "Авифавир" российского производства

Лекарство "Авифавир" российского производства, которое якобы помогает в лечении коронавируса

Советник ВОЗ по вакцинам и американский вирусолог Константин Чумаков рассказал Настоящему Времени о том, можно ли назвать российское лекарство от коронавируса эффективным, что с ним не так и как сейчас обычно лечат пациентов с этим заболеванием.

Действующее вещество фавипиравир, которое используется в российских препаратах "Арепливир", "Коронавир" и "Авифавир", – действительно панацея от коронавируса, как вам кажется?

– Даже не близко. Их эффективность против коронавируса очень умеренная. Кроме того, они очень токсичны.

Значит ли это, что обещать россиянам, что они избавят от коронавируса, – это значит вводить их в заблуждение?

– Полностью. Это лекарство, безусловно, не поможет, потому что в тот момент, когда начинается тяжелая фаза заболевания, вируса уже нет. Поэтому оно не поможет, если человек тяжело болеет, у него пневмония, это лекарство будет абсолютно бесполезным.

Существует ли способ оправдать это лекарство? Какие исследования надо провести, чтобы сказать: оно поможет?

– Надо было провести испытания на эффективность, чего сделано не было. Было проведено очень ограниченное испытание. Оказалось, что тех, кого лечили лекарством, двое из 50 умерло, а тех, кого не лечили, остались живы. Мне кажется, что само это говорит [о неэффективности]. Конечно, надо было провести испытания на сотнях, может быть, даже тысячах больных в разных фазах болезни.

В чем смысл запускать такое лекарство на рынок, как вам кажется?

– Мне кажется, это чисто политическое заявление, что мы впереди планеты всей. Традиционная линия. И, кроме того, судя по цене, кто-то просто хочет заработать хорошие деньги на этом.

Цена 160 долларов за упаковку адекватна производству этого лекарства в условиях российских технологий?

– Я не фармаколог, но, насколько я понимаю, это очень простое лекарство в смысле изготовления, себестоимость его очень невелика. И $160 за упаковку – это, мне кажется, совершенно неадекватно. Мне трудно судить, я не экономист и не фармаколог.

Существует ли в мире лекарство, которое бы было панацеей от коронавируса?

– Пока нет. Создать новое лекарство – это довольно долгий процесс. Сейчас, в основном, фармацевтические компании пытаются уже известные лекарства приспособить для этой цели с большим или меньшим успехом.

Я слышал о таких вещах, как система лечения, то есть набор лекарств. Существует схема, которая помогает?

– Абсолютно. Если мы посмотрим на статистику, в последние месяцы смертность резко уменьшилась, потому что найдено определенное лечение, которое помогает наверняка. В частности, такое простое средство, как витамин Д3, драматически снижает смертность. Поэтому есть много способов. Если правильно подобрать лечение, то смертность от этого вируса становится не то чтобы приемлемой, но гораздо менее драматической, чем это было в самом начале.

Сегодня в России зарегистрирована вторая вакцина от коронавируса, которую изготовила довольно известная, уважаемая организация – научный центр "Вектор". Первая вакцина была [производства] института им. Гамалеи. Что известно о вакцине "Вектора", насколько она, на ваш взгляд, адекватна?

– Потенциально все вакцины, которые сейчас разрабатываются, под ними есть рациональная основа. Но ни про одну из пока не известно, что она работает. В этом весь вопрос. Та вакцина, которая была зарегистрирована в прошлом месяце, для нее нет никаких данных, что она эффективна. Она вызывает иммунный ответ, но вопрос остается: защищает ли этот иммунный ответ, или он делает ситуацию хуже? Это только время покажет.

И про новую пока сказать нельзя? И про любую другую, независимо, российская она будет или британская, нельзя будет это сказать после ее испытания?

– Абсолютно. Именно для этого испытания и делаются.

Вирус за то время, что он в человеческой популяции находится, стал менее опасным? Или остался таким же опасным, как был вначале?

– Прямых доказательств того, что вирус изменился и стал менее злым, так сказать, нет. Конечно, появились какие-то мутации в этом вирусе, но прямой связи между этими мутациями и зловредностью вируса пока не установлено. Он стал менее злым просто за счет того, что мы научились с ним лучше справляться путем различных медицинских мер.

Тимур Олевский

Настоящее Время

Предыдущая новость:

Водные иллюзии крымских чиновников


Темы

Cтатьи