Важные новости

Как в Крыму музей пацифиста Максимилиана Волошина «военизировали»

25.05.2020  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


28 мая 2020 года литераторы-волошиноведы и почитатели таланта Максимилиана Кириенко-Волошина отмечают 143-ю годовщину со дня рождения поэта. Как известно, это случилось в Киеве по старому стилю 16 (по нынешнему стилю 28-го) мая 1877 года в семье Александра Максимовича Кириенко-Волошина, который вел свою родословную от запорожских казаков, и Елены Оттобальдовны, урожденной Глазер. Что примечательного к этой годовщине приготовили в Коктебеле?

на площади Максимилиана Волошина в Коктебеле

Оказывается, даже музейщики из Музея-заповедника «Киммерия Волошина» ко дню рождения поэта не посчитались с его памятью и организовали в Доме Поэта несколько выставок, посвященных… нет, не памяти Максимилиана Александровича, а 75-летию Дня победы. И это при том, что во все майские дни мероприятий ко Дню победы везде великое множество, а Поэту, благодаря которому вообще-то Коктебель стал тем, чем он есть сейчас, (и благодаря которому великое множество музейщиков подвизаются на ниве его памяти! – даже в день рождения), даже в доме, который построил он сам, практически ничего не посвящается.

Тем более такое отношение к памяти Поэта оскорбительно для почитателей его творчества, поскольку сам Максимилиан Александрович, насколько известно, был пацифистом, ненавидел войну как бессмысленную бойню, везде выступал против военных методов решения проблем, и еще в годы Первой мировой издал книгу антивоенных стихов «Anno mundi ardentis. 1915» («В год пылающего мира»), а в революцию и гражданскую войну, пребывая в Коктебеле, переживал «за тех и за других», и спасал красных от белых, а белых от красных. Но об этом чуть позже.

Ничего нового о победе

Но, может быть, музейщики в экспозиции о победе создали что-то выдающееся? Не тут-то было. 7 мая 2020 года в Доме-музее М.А. Волошина создана ​экспозиция выставки «Дом Поэта в годы Великой Отечественной войны», как пишут, «посвященная 75-летию победы в Великой Отечественной войне, Году памяти и славы России, 45-летию образования Дома-музея М.А. Волошина». Ясно, что 45-летие образования Дома-музея здесь пристегнуто для порядка, ведь известно, как боролся за него против линии партии Владимир Петрович Купченко, который посвятил Максимилиану Александровичу всю свою жизнь, и, работая сторожем Дома творчества, добился создания в 1974 году (как видим, это не 45-ти, а 46-летие!) Дома-музея, в который и был назначен научным сотрудником, с 1979 года его заведующим.

Тем не менее, в 1983 году его не обошла судьба и нынешних политических узников Крыма, когда после обыска, потом клеветнического фельетона в журнале «Крокодил» он был уволен, и снова работал ночным сторожем.

Много и других недоразумений. Кто может ответить, что такое «Год памяти и славы России?» Возможно, «год памяти» – это 2020, то есть год 75-летия Дня победы. Но почему тогда России? Что Россия одна победила фашистов? А что такое «Год славы России»? Какая слава имеется в виду?

Под большим вопросом и тема выставки вообще, ведь Максимилиан Александрович Вторую мировую войну уже не застал. Он ушел в лучший из миров в 1932 году. И Дома Поэта и Дома Пра (дом матери Максимилиана Волошина – Елены Оттобальдовны – КР) до 1974 года еще никакого не было, тем более в период 1941-1945 годы, после войны существовала всего лишь здравница, Дом творчества писателей.

Как и в 80-ые, музейщики предпочитают имя главного создателя музея Владимира Петровича Купченко не вспоминать и обходятся без сведений о нем на своих «юбилейных» выставках»

Но, как сообщает газета «Кафа», «в экспозиции выставки представленные материалы из фондов Дома-музея М.А. Волошина и частных коллекций семей Арендт, Паличевых, Шагинян-Цигаль и А.Н. Логинова отражают события волошинской усадьбы и Коктебеля в годы Великой Отечественной войны. В сохранение наследия «певца Киммерии» в период оккупации и возрождения Дома творчества «Коктебель» в послевоенный период внесли неоценимый вклад вдова поэта Мария Степановна Волошина, ее верная подруга Анна Александровна Кораго (Анчута), друзья Дома Поэта и местные жители, некоторые в те годы были еще детьми». Нет слов, это важно и нужно, но на основе правды и справедливости. А сегодня опять, как и в 80-ые, музейщики предпочитают имя главного создателя музея Владимира Петровича Купченко не вспоминать и обходятся без сведений о нем на своих «юбилейных» выставках.

Не обошлось и без других политических натяжек. Сайт заповедника отмечает, что в экспозиции музея размещены материалы по депортации крымских татар, немцев, армян, болгар, греков. Приписали сюда и итальянцев. Потом указывают, что «официальная реабилитация депортированных из Крыма произошла только по Указу президента России от 21 апреля 2014 г. N 268», что является неправдой. Реабилитация «наказанных народов» началась еще в СССР в 1956 году. Были изданы указы о снятии ограничений с многих национальностей. В 1989 году принята Декларация ВС СССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», согласно которой были реабилитированы все репрессированные народы.

В 1991 году был принят закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». В Украине был принят закон «О реабилитации жертв репрессий коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов». Президент России Владимир Путин молчал дольше всех. К тому же в угоду своему другу Берлускони внес в указ дополнительно итальянцев. Более того, в заповеднике должны были бы знать, что указы президента России на Крым, как временно оккупированную украинскую территорию, согласно международному праву не распространяются.

Выставка «Дом Поэта в годы Великой Отечественной войны» проводится в условиях жестких политических требований нынешней российской власти

Причины этих фактических неточностей на выставках кроются в том, что выставка «Дом Поэта в годы Великой Отечественной войны» проводится в условиях жестких политических требований нынешней российской власти, ибо так диктуют «рамки Государственной программы Республики Крым «Развитие культуры, архивного дела и сохранения объектов культурного наследия РК». Если бы обошлись без политики и «юбилейщины», может быть, блин не вышел бы комом.

Эти ошибки допущены, возможно, еще и потому, что как сообщает газета «Кафа», с марта 2020 года генеральным директором Историко-культурного мемориального музея-заповедника «Киммерия Волошина» назначен ранее осужденный российским крымским судом за превышение полномочий бывший мер Керчи Олег Осадчий (1998-2014), который имеет мало опыта в области культуры и литературы, зато обладает большим опытом в приватизации.

Сразу же, пишет газета, жители Коктебеля и общественники начали высказывать свои опасения, связанные с его назначением. В частности, волнует вопрос передела и застройки парка Дома творчества писателей «Коктебель». 5 марта Олег Осадчий посетил Дом-музей Волошина. Как писала «Кафа», к экспозиции Дома-музея гость интереса не проявил, а вот по территории Литфонда прошелся.

А хозяйство ему вручено немалое. В Историко-культурный, мемориальный заповедник «Киммерия Волошина» входят такие музеи как Дом-музей М. Волошина в Коктебеле, музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, а также расположенные в Старом Крыму Дома-музеи А. С. Грина, К.Г. Паустовского и Литературно-художественный музей.

«Люблю тебя побежденной, поруганной и в пыли…»

Неприятие войны Максимилианом Волошиным это общеизвестный для литературоведов факт. Подготавливая книгу «Anno mundi ardentis. 1915», в письме матери из Парижа Волошин писал: «У меня довольно много начинает скапливаться стихов о войне и у меня является мысль – не издать ли мне их осенью отдельной книжкой. Мне интересно, как будет принята первая серия их… потому что они очень отличаются от тех стихов о войне, которые мне пришлось до сих пор читать». И они отличались. Это были не военные стихи, это были стихи об отрицании войны. И всякая «победа» путем убийства Волошину была чужда. Волошин – поэт и патриот, ему Родина дорога и любима, она для него «неопалимая купина», но именно в год Первой мировой войны в стихотворении «Россия» (1915 год) Максимилиан Александрович писал: «…И зло в тесноте сражений/ Побеждается горшим злом./ Взвивается стяг победный.../ Что в том, Россия, тебе?/ Пребудь смиренной и бедной – / Верной своей судьбе. / Люблю тебя побежденной, / Поруганной и в пыли, / Таинственно осветленной / Всей красотой земли. / Люблю тебя в лике рабьем, / Когда в тишине полей / Причитаешь голосом бабьим / Над трупами сыновей…».

Кроме того, Максимилиан Волошин написал несколько статей против войны, в которых он разоблачает войны как братоубийство. Сам он пытался максимально отстраниться от этого: «Не знать, не слышать и не видеть… / Застыть, как соль… уйти в снега… / Дозволь не разлюбить врага / И брата не возненавидеть!».

Я отказываюсь быть солдатом, как европеец, как художник, как поэт

Максимилиан Волошин

В своей работе о теме войны и революции в творчестве Волошина исследователь из Белгородского государственного института искусств и культуры Т.С. Рубенкова указывает: «Сам поэт дважды отказался служить в армии. В 1916 году, когда его призвали на военную службу, он написал военному министру: «Я отказываюсь быть солдатом, как европеец, как художник, как поэт: как европеец, несущий в себе сознание единства и неразделимости христианской культуры, я не могу принять участие в братоубийственной и междоусобной войне, каковы бы ни были ее причины. Ответственен не тот, кто начинает, а тот, кто продолжает. Наивным же формулам, что это война за уничтожение войны, я не верю... Тот, кто убежден, что лучше быть убитым, чем убивать, и что лучше быть побежденным, чем победителем, так как поражение на физическом плане есть победа на духовном, – не может быть солдатом... Для меня, от которого не скрыт ее (войны) космический моральный смысл, участие в ней было бы преступлением». После отказа Волошина отправили на медицинское освидетельствование – его спасло некрепкое здоровье – астма и больная рука, поврежденная при падении с велосипеда.

Позднее, уже в 1919 году, в Симферополе, занятом красными, Волошин отказывается от предложенной ему службы в ГПУ (ВЧК)…».

Поэтому Максимилиан Волошин и любая война, Максимилиан Волошин и даже победная война несовместимы ни в жизни, ни в творчестве, ни на выставке. И если музейщики уважают Волошина, а не служат сиюминутной политике, Дом Поэта должен быть свободен от любой военщины.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Предыдущая новость:

В Севастополе в садовых товариществах возводят многоквартирные дома


Темы

Cтатьи

20:27 • 06.07.2020
Жительницу Севастополя хотели сделать душительницей детей
20:09 • 06.07.2020
Служение режиму под видом патриотизма. Крымские активисты – о подмене понятий российскими властями
19:26 • 06.07.2020
Севастополь и психические заболевания
17:17 • 05.07.2020
На свалку истории? Какие памятники в США сносят по решению властей
20:43 • 04.07.2020
Берег бухты Омега готовят к масштабной застройке
19:10 • 04.07.2020
Лечение коронавируса: что такое ремдесивир и почему все хотят его заполучить?
19:25 • 03.07.2020
«Установлена неприкрытая диктатура»: чего ожидать Крыму и миру после «обнуления» Путина
19:00 • 03.07.2020
«Межгалактический экспресс»: как власти обещают домчать севастопольцев до аэропорта в Симферополе
18:39 • 03.07.2020
Наполовину слепы. Готов ли мир ко «второй волне» пандемии?
19:40 • 02.07.2020
Всенародная трагикомедия. Психологический анализ авантюры с российским голосованием за поправки

Другие статьи