Важные новости

Как в Крыму ребенка делили

16.06.2019  /  Категория: Общество

Волонтеры и общественники рассказали изнанку громкой истории «спасения» младенца из лап бездушных органов опеки. По их словам, умершая Елена Чемерис не просила оставлять своего маленького сына подруге, за которую вступились СМИ и депутаты. Они уверены, что многодетная Валентина Тарасенко добилась опеки над чужим ребенком, чтобы получить пособие.

Елена Чемерис

Фото из группы КРОО «Жизнь в твоих руках». Facebook

История маленького мальчика из Крыма Вити Чемериса, о которой около недели назад рассказывали региональные и федеральные СМИ, мало кого оставила равнодушным. Мать ребенка, Елена Чемерис, заболела раком и перед смертью обратилась в органы опеки с просьбой оставить малыша ее близкой подруге Валентине Тарасенко. Но чиновники забрали малыша в Дом малютки, пишут «Примечания»

Валентина Тарасенко просила о помощи, и ей действительно помогли – депутат Госдумы от ЛДПР Павел Шперов, уполномоченный по правам ребенка в Крыму Ирина Клюева, уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова. После их вмешательства органы опеки отправили маленького Витю в семью Валентины Тарасенко.

Однако далеко не все считают, что это было правильное решение.

Хорошее начало

Елена Чемерис сбежала в Крым из Киева, от отчима, который ее бил, и оказалась без денег и гражданства. Сложности с работой, неустроенность в жизни, встреча с мужчиной, беременность. Елена решила рожать. Так появился мальчик Витя, симпатичный улыбчивый малыш. Но счастье материнства закончилось быстро. Выяснилось, что у Елены лимфома Ходжкина третьей стадии (рак лимфатической системы).

Волонтеры КРОО «Жизнь в твоих руках» решили помочь молодой маме. Общими усилиями в 2018 году стабилизировали ее состояние здоровья – регулярно собирали деньги на лечение. Помогли с оформлением гражданства РФ. Маленький Витя первое время находился в Доме ребенка «Елочка». Волонтеры купили коляску, кроватку, привели в порядок жилье, и Елена смогла забрать сына домой осенью 2018 года. Но радость быстро сменилась новыми проблемами. Состояние становилось все хуже, начались поиски семьи, в которой за Еленой и Витей могли бы присматривать.

Сначала семью определили в социальный дом, которым руководит глава молодежного отдела в Симферопольской и Крымской епархии отец Дионисий. Вскоре волонтер этого дома, Валентина Тарасенко, предложила забрать Елену и Витю к себе домой. Она стала крестной мамой обоим подопечным. На странице Вконтакте Елены Чемерис много трогательных фотографий.

Но руководитель КРОО «Жизнь в твоих руках» Екатерина Горелкина утверждает, что за этим идиллическим фасадом скрывалось давление на умирающую мать. Говорят об этом и помогавшие Елене волонтеры.

Печальный конец

«2 апреля 2019 года, за день до смерти, Елена Чемерис с ночи звонила мне и всем, кого знает, и просила, чтобы Валя дала ей ведро сходить в туалет: она не могла вставать, а Валя не давала ей ведро, - рассказывает Екатерина Горелкина. - Елена даже написала об этом Вконтакте, но потом тот, кто вел страницу Елены, эту запись удалил. Лена также просила отдать ее в хоспис, а Витю в «Елочку» (Дом ребенка «Елочка» - ред.). Дома в последние дни на нее оказывалось давление со стороны Валентины, та считала, что Лена придуривается, не давала ей отхожее ведро».

Сама Валентина Тарасенко это отрицает.

«Катя Горелкина не является членом попечительского совета, ни сотрудником опеки, ни юристом в этой области, - озвучила нам свою позицию Валентина Тарасенко. – Ее мнение не играет никакой роли. Катя Горелкина банально развела грязные сплетни. В нашей семье все чисто, в порядке, это юридические документы, а не сплетни».

Между тем Екатерина продолжает живописать детали пребывания Елены Чемерис в доме Тарасенко. По ее словам, умирающей женщине внушали, что раны во рту из-за онкологии – это Божья кара за отказ от пищи. Кроме того, по информации от волонтеров, больная раком женщина не просила оставить малыша в семье Тарасенко. Ее заставили обратиться в органы опеки.

«После того, как Лена написала заявление о передаче Вити семье Тарасенко, она позвонила мне и, рыдая, сказала, что Валентина ее насильно заставила написать, иначе выгонит, а идти некуда, - вспоминает другой волонтер Ольга Засуха. - Лично меня не раз просила забрать ребенка».

Из записи разговора Екатерины Горелкиной и Валентины Тарасенко, которую правозащитница предоставила корреспонденту «Примечаний», можно сделать вывод, что пока мать ребенка была жива, ее подруга не горела большим желанием оставить Витю себе. «Я не хочу, чтобы ко мне домой приезжали, может его передать уже просто в «Елочку», и все?». Екатерина ответила, что этим вопросом сейчас займутся, Валентина согласилась.

После смерти Елены Валентина начала буквально требовать, чтобы маленький Витя и дальше жил в ее семье. Подключила СМИ, обратилась к уполномоченной по правам ребенка в Крыму, вмешался и депутат от ЛДПР Павел Шперов. Он в выражениях не стеснялся: «Вопрос находится на личном контроле председателя ЛДПР Владимира Вольфовича Жириновского. Мы используем все доступные ресурсы, в том числе федеральные, для привлечения внимания граждан. Я лично приму участие в акциях протеста. Мы потребуем отставки руководителей крымских органов опеки и главы администрации Симферополя!»

Ольга Засуха считает, что наказывать нужно Валентину Тарасенко, которая, по мнению волонтера, воспользовалась ситуацией в целях личной выгоды.

«Я была знакома с Еленой Чемерис с самого начала, мы с момента ее родов и практически до момента ее кончины контактировали, - рассказывает Ольга Засуха. - С сентября, попав к Валентине Тарасенко, Елена мне неоднократно звонила и говорила, что боится Валентину, говорила, что она заставляет ее написать заявление о передаче Вити в эту семью. Иначе угрожала ее выгнать умирать на улицу. Лена была сломлена жизненной ситуацией, смертельной тяжелой болезнью, и Валентина этим манипулировала. Манипулировала также банковскими картами Елены и пожертвованиями людей для больной женщины».

Валентина Тарасенко стоит на своем. Она уверяет, что достойно присматривала за Еленой, а умиравшая мать сама попросила забрать Витю в семью. Обезболивающие ей не назначили врачи, говорит Валентина, и снимает с себя вину за то, что больная не получала лекарства, облегчающие страдания.

Кто прав, а кто нет, должны выяснить соответствующие службы. Но в России все чаще говорят о тенденции – опекунство над детьми становится бизнесом. Государство активно пропагандирует этот вариант решения проблемы большого количества детей в детдомах. Многодетные семьи живут за счет пособий от государства, которых тем больше, чем больше у семьи приемных детей. И ради денег люди готовы на многое.

Предыдущая новость:

В Севастополе появилось «фекальное озеро»


Похожие новости


Темы

Cтатьи

19:10 - 30.09.2022
Уловка отчаяния, которая приведет к еще большим жертвам: западная пресса о присоединении Путиным украинских регионов
12:54 - 29.09.2022
Мобилизация в Крыму: инструмент для борьбы с неугодными для российской власти?
21:17 - 19.09.2022
Учителя, пожарные, полицейские: кто и как ответит за коллаборационизм? Отвечает Гюндуз Мамедов
20:29 - 19.09.2022
Как Украина заставила Черноморский флот России спрятаться за Крым – аналитика
13:41 - 19.09.2022
Ратовал за СССР, погиб за Путина. Жизнь и гибель севастопольского комсомольца Череменова
21:21 - 18.09.2022
Аксенов угрожает крымчанам: что в Крыму под запретом и как избежать репрессий
19:48 - 18.09.2022
Россия на пороге мобилизации? Владимир Путин и поражения в Украине
18:13 - 17.09.2022
Черноморский флот России в Крыму: стратегическое соединение или милитарный «мыльный пузырь»?
17:27 - 15.09.2022
Воинственные иллюзии: чиновники втягивают крымчан в мир фантастической реальности
11:22 - 15.09.2022
«Власти так и не поняли, в чем ценность Крыма» – эксперты о туристическом сезоне
19:36 - 14.09.2022
Зачем в Крыму отмечают день сдачи Севастополя в Крымской войне
09:28 - 14.09.2022
«Перенос боевых действий в Крым вполне возможен». Война в Украине и роль в ней Крымского полуострова
12:59 - 10.09.2022
Репрессивный хит-парад: за какие песни можно пострадать в Крыму
22:12 - 08.09.2022
«Путин сделал одну из самых больших ошибок в истории». Фрэнсис Фукуяма – о будущем Украины и России
19:45 - 08.09.2022
«У Крыма две роли – военного плацдарма и прецедента». Интервью с Виталием Портниковым
20:49 - 07.09.2022
Расследование: Крымский мост – дорога на войну
16:34 - 06.09.2022
Имитация экономики в Крыму: «успехи» только на бумаге
15:03 - 04.09.2022
Превентивная мера. В Крыму угрожают Украине «новым Нюрнбергом»
20:50 - 31.08.2022
Морская пехота США и уроки войны в Украине: «Россия применяет в Украине тактику давно ушедшей эпохи»
21:17 - 30.08.2022
«Напоминает трансляцию с заседания радикальной религиозной секты». Как меняется российская пропаганда во время войны
18:03 - 30.08.2022
Письма крымчан: Какие у страны герои – такова и страна
19:17 - 29.08.2022
Севастопольцы привыкают жить под «хлопки», взрывы и дезинформацию
18:21 - 27.08.2022
«Крымская платформа»: саммит опоздавших
09:45 - 23.08.2022
Письма крымчан: Патриотический беспредел
19:19 - 18.08.2022
Наступление на юге и взрывы в Крыму: что стоит на кону перед Киевом и Москвой
16:18 - 15.08.2022
Крым в логистике Кремля: сухопутный коридор, которого нет
18:58 - 13.08.2022
«Серая зона» для сбыта награбленного»: в схеме продажи Россией украинского зерна нашли элеватор из Крыма
17:35 - 06.08.2022
Севастопольский манифест: «А теперь и в области балета мы позади планеты всей»
20:22 - 04.08.2022
Как Киркоров гастролировал по Крыму во время войны
20:30 - 31.07.2022
«Пушечное мясо» и билет в один конец. Как в России набирают наемников на войну в Украине

Другие статьи