Важные новости

Накопали на санкции: как украинские ограничения повлияют на археологов в Крыму

14.01.2019  /  Категория: Общество

археологи в Крыму, раскопкиУкраина намерена ввести санкции против археологов, работающих в Крыму – об этом сообщило Министерстве по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. По словам министра Вадима Черныша, такие специалисты должны отвечать за работу в аннексированном Крыму своей репутацией. Украинский чиновник добавил, что у них не должно быть официальных контактов с международными организациями.

18 декабря 2018 года Кабинет министров Украины внес предложения в Совет национальной безопасности и обороны по применению ряда санкций к юридическим и физическим лицам из-за деятельности в аннексированном Крыму. В том числе в этот список включены 23 человека из-за незаконных археологических поисковых работ на объектах культурного наследия или «участия в мероприятиях, направленных на легитимизацию незаконной оккупации Крыма и Севастополя».

Начальник управления по вопросам АРК и Севастополя Министерства по вопросам временно оккупированных территорий Сергей Мокренюк объясняет отсутствие имен и процедуру поиска нарушителей.

В Крыму уничтожают украинское культурное наследие, это нарушение международного гуманитарного права

Сергей Мокренюк

– Решение СНБО вводится указом президента. После того как он будет издан, санкции начнут действовать, а общественность увидит все фамилии. В компетенции нашего министерства проводить мониторинг того, что происходит в Крыму, изучать действие режима временно оккупированной территории со стороны России. Среди прочего мы увидели, что в Крыму уничтожают украинское культурное наследие, а это нарушение международного гуманитарного права. Нельзя проводить археологические раскопки на оккупированной территории. Мы идентифицировали ряд лиц, которые ведут их, определили, какие именно действия они совершают. Хочу подчеркнуть, что это не граждане Украины: там есть россияне, там есть археологи из Европы, с Кавказа. Не важно, из какой страны этот человек, если его нарушения очевидны. Контакты с такими людьми должны стать токсичными.

Сергей Мокренюк подчеркивает, что на первом этапе министерство предложило ввести санкции против археологов, чьи нарушения очевидны, но за этим последуют дальнейшие дополнения.

Российский вице-премьер Ольга Голодец заявила, что Россия никак не будет реагировать на намерение украинского правительства ввести санкции против археологов, работающих на полуострове.

Директор Центрального музея Тавриды (Симферополь) Андрей Мальгин утверждает, что украинские санкции против археологов, работающих в Крыму, никак не отразятся на объеме и качестве их исследований. Такое же мнение высказал директор Института археологии Крыма РАН Вадим Майко.

Ранее сотрудник Института археологии РАН, руководитель Крымской новостроечной археологической экспедиции Сергей Внуков в эфире ОТР поделился открытиями, связанными со строительством трассы «Таврида»:

«Раскопочные работы начались весной 2017 года, то есть полтора года мы работаем. За это время было раскопано около сотни памятников, причем всех эпох: от каменного века, от палеолита и заканчивая началом 20-го века. Всего к настоящему времени раскопано более 600 тысяч квадратных метров».

Бывший директор Бахчисарайского историко-культурного заповедника Эльмира Аблялимова в эфире телеканала UATV рассказала, что судьба найденных на полуострове археологических артефактов неизвестна:

«Мы знаем, что на территории Крыма проводятся колоссальные археологические исследования – это 2017-2018 годы. Насколько мне известно, раскопали более 56 гектаров земли, более миллиона артефактов было найдено, и их дальнейшую судьбу мы не знаем: что происходит с сохранностью, где они на сегодняшний день находятся? В Крыму или вывезены? Какой исторический пласт они занимают? На самом деле это бесценный материал, и Украина очень много теряет. Нет возможности контролировать эту ситуацию. Безусловно, мы теряем и в историческом контенте, потому что все эти артефакты дают возможность исследователям изучать, делать новые открытия».

Кандидат исторических наук, начальник Инкерманского отряда Севастопольской археологической экспедиции Эвелина Кравченко рассуждает, к чему может привести введение археологических санкций.

– На работе крымских археологов, которые получили российские паспорта с местной пропиской, это мало отразится – они и так все под ограничениями: не могут получить никаких грантов и возглавлять какие-то иностранные проекты и так далее. За границу они могут ездить только по украинскому паспорту и только через Украину. Поэтому вводить санкции против них особого смысла нет, это просто знаково. Что касается российских археологов, тут смысл есть – Украина перед международным сообществом покажет свое отношение к людям, которые нарушают международное законодательство и проводят исследования в Крыму. Прецедентов в этой сфере особо нет, но санкции действительно будут иметь резонанс. Могу точно сказать, что никто из иностранцев, которые работали там в экспедициях в 2014 году, сейчас там не работают, все международные проекты и гранты свернуты.

Эвелина Кравченко сетует, что в такой ситуации артефакты из Крыма могут быть перемещены или проданы только незаконно.

Украинский историк и этнополитолог, ведущий научный сотрудник Музея истории Киева, член Научного совета по проблемам национальных отношений НАН Украины Виталий Нахманович уверен, что санкции против археологов – не тот путь, по которому стоит идти Украине.

Единственное, чего хочет археолог, – чтобы там, где он копает, обстановка была стабильной, чтобы над головой не стреляли

Виталий Нахманович

– Международных институтов, которые бы формально объединяли это сообщество, не существует. Никто не может наложить на человека никаких санкций за его участие в тех или иных проектах. Археология – наука аполитичная по своему содержанию, она далека от современных реалий. Единственное, чего хочет археолог, – чтобы в том месте, где он копает, обстановка была стабильной, чтобы у него над головой не стреляли. Я хочу также напомнить, что все ведущие музеи Европы – Лувр, Британский музей – наполнялись археологическими экспонатами, вывезенными с колонизированных или оккупированных территорий Северной Африки, а также Ближнего, Среднего, в меньшей степени Дальнего Востока. Что до Крыма, я не думаю, что введение санкций – это самый правильный путь.

Виталий Нахманович предлагает действовать скорее методами «мягкой силы».

– Проведение конференций, встреч, то есть более мягкие методы воздействия скорее бы способствовали тому, чтобы зарубежные археологи какое-то время – подчеркиваю, какое-то время – воздерживались от участие в археологических раскопках на территории Крыма. Надо четко понимать, что если проблема Крыма не будет решена в обозримом будущем, то ожидать от археологов, чтобы они удерживались от участия в интересных с научной точки зрения раскопках – это утопия. Они примут реалии, которые сложатся фактически, и так или иначе будут работать. Если приедет отдельная иностранная археологическая экспедиция и получает лист от российских инстанций, а не от украинских, тогда их можно преследовать в судебном порядке. Просто против участников без отдельного юридического статуса мы ничего сделать не можем. Что касается экспонатов, это вопрос судов между музеями Украины и России.

Елена Ремовская

Крым.Реалии

Предыдущая новость:

«Выборы превращаются в референдум»: к чему ведет конфликт Чалого и Овсянникова в Севастополе


Похожие новости


Темы

Cтатьи

20:32 - 23.02.2021
«Иллюзия благополучия»: занижают ли в Крыму и России данные о заболеваемости коронавирусом?
19:06 - 22.02.2021
Севастополь: «волчье» озеро у горы Гасфорта
21:20 - 18.02.2021
Зачем отделяют Северную сторону
20:12 - 18.02.2021
Сезон «на удачу». Что ждет в Крыму туристов в 2021 году
20:55 - 17.02.2021
Кому и почему Севастополь отдает часть набережной парка Победы?
19:41 - 16.02.2021
«Заявление для успокоения крымчан»: есть ли пресная вода под Азовским морем?
20:35 - 15.02.2021
Кому распродали царские дворцы и усадьбы в Крыму
21:12 - 12.02.2021
Скованные одной цепью
19:02 - 11.02.2021
Крымский «дворец царя»: Почему ледовый дворец в Оливе связывают с Путиным
20:28 - 10.02.2021
Странные концерты севастопольского управления культуры
21:08 - 09.02.2021
Кто больше всего разносит коронавирус? Новое исследование о COVID-19
19:40 - 08.02.2021
Империя откатов и дворцов. Как путинизм подмял под себя страну
19:19 - 07.02.2021
Учителя сына Развожаева уволили после жалобы на низкую зарплату
17:36 - 07.02.2021
Конец газовой монополии. Снижается ли влияние России на Балканах?
20:40 - 06.02.2021
Мертвая сказка о Севастополе
20:41 - 05.02.2021
Севастопольский морской завод: балансирование на наклонной плоскости
21:55 - 04.02.2021
Вода – на бумаге: «Роскосмос» опреснит море в Крыму?
20:44 - 04.02.2021
Миллионы на подарки, техподдержку и проекты: как в Севастополе чиновники тратят деньги из российского бюджета
19:37 - 04.02.2021
Проблемы крымской медицины: «Нагрузка на врачей выросла со страшной силой»
21:52 - 03.02.2021
«Навигаторы детства»: для чего в севастопольских школах появятся военные комиссары
21:08 - 03.02.2021
Севастопольский морской развод
21:00 - 03.02.2021
Крым особого режима
18:44 - 02.02.2021
Севастопольский «трамвай мечты» для дачников
21:15 - 01.02.2021
Мы очень мало знаем: 10 загадок коронавируса, на которые нет ответа
20:00 - 31.01.2021
«Оплот кокаиновой мафии». Путин и убийство на пивоваренном заводе
21:21 - 29.01.2021
Сказка о потерянном времени
21:00 - 29.01.2021
По следам отравителей. Bellingcat нашли новых жертв секретного НИИ ФСБ
20:35 - 29.01.2021
История о сибирском Форресте Гампе: как Александр Габышев стал героем «Шаманской болезни»
19:04 - 29.01.2021
Кто подложил свинью губернатору Развожаеву?
19:46 - 28.01.2021
«Феодальные замашки свиты Путина»: кому продали крымский завод «Коктебель»

Другие статьи