Важные новости

От музея до пива. В Калининграде воюют со всем немецким

11.12.2018  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


В Музее истории Советска в Калининградской области сменился директор: Анжелику Шпилёву уволили за избыточное внимание к немецкому прошлому города, который до 1946 года назывался Тильзитом. Шпилёва – новая жертва борьбы с германизацией, специфической калининградской версии патриотической пропаганды. Ранее от нее пострадали неугодные преподаватели, деятели культуры и даже философ Иммануил Кант.

Указатели в Советске напоминают о Тильзите

Указатели в Советске напоминают о Тильзите

На самой российско-литовской границе находится город Советск – второй по величине в регионе после Калининграда. Буквально через пару сотен метров, через пограничную реку Неман – соседняя Литва. До областного центра 120 километров.

До войны город назывался Тильзит. И сегодня здесь многое напоминает о немецком прошлом города: и отлично сохранившиеся здания довоенной постройки, и мост Королевы Луизы через Неман, и главная пешеходная улица Победы – она хоть и начинается площадью Ленина, с фигурой вождя, но сплошь состоит из немецких малоэтажек. Здесь же – макет старинного немецкого трамвая. Есть указатель улиц – с "тильзитскими" еще названиями. А сама улица Победы украшена черно-белыми фотографиями Тильзита. В общем, борцам с "германизацией" здесь есть где развернуться. И долго ждать себя они не заставили.

Военные действия в музее

Недавно ряд местных СМИ развернул кампанию против директора единственного городского музея Анжелики Шпилёвой. В итоге она после 26 лет работы в Музее истории Советска была уволена с формулировкой "утрата доверия".

– "Утрата доверия" – эта статья применяется к мздоимцам, казнокрадам, тем, кто берет откаты, расхищает имущество, находится под уголовной статьей. Я к этим категориям не отношусь, но такую кляксу мне поставили, чтобы как следует наказать, применив самое жесткое дисциплинарное взыскание, – рассказывает Шпилёва.

Интервью она назначила в музее. Здесь ее радушно встречают коллеги, несмотря на то что директор уже новый, бывший чиновник местной администрации.

"Ну что, про мой уход пообщаемся в зале для переселенцев?" – спрашивает Анжелика Ивановна. Только через несколько секунд мы осознаем двойной смысл фразы и смеемся. Впрочем, больше ничего смешного в этой истории нет.

Шпилёва пришла в музей в 1992 году на должность младшего научного сотрудника. Директором стала спустя 18 лет. Вспоминает, как коллекцию собирали буквально по крупицам. Многие предметы старины, редкие документы, предметы искусства жертвовали жители города, а также дарители из-за рубежа. Сегодня общий фонд музея насчитывает четыре тысячи экспонатов. Небольшие четыре музейных зала вмещают меньше тысячи из них. Экспонаты рассказывают историю Тильзита и Советска – от пруссов до советских переселенцев.

– Недавно мы получили в дар работу кенигсбергского художника Ганса Кальмейера, для нас это ценное приобретение, его мастерская в Кенигсберге полностью сгорела. Мы получили этот дар от правнука бывшего бургомистра Тильзита, Клефеля, он управлял городом в XIX веке и стал его почетным гражданином. В бытность Клефеля были построены железнодорожный мост, вокзал, пожарная охрана – одна из первых в Пруссии, появилось газовое освещение, – рассказывает Анжелика Шпилёва. – Музей поддерживает контакты с землячеством Тильзита (сообществом бывших жителей, покинувших город после войны. – РС), мы обмениваемся информацией, дружим с музеями Литвы. Город находится на границе. Геоположение обязывает знать и историю соседей. История города с этим тесно связана.

Именно чрезмерное, как показалось чиновникам Советска, увлечение историей соседних стран и стало причиной проблем. Первый звоночек прозвучал два года назад, когда в музее прошла выставка "Тильзит – несравненный город". Неприятности начались с досадной ошибки в переводе.

– Перевод этой выставки делал областной архив. И выставка успешно открылась в архиве и работала там три месяца. Потом она приехала в Советск, и начались большие проблемы. Требовали ее срочно снять, поскольку там упоминалось, что город был "подвергнут бомбардировке в 1941 году вражескими войсками" – получается, в архиве недостаточно адаптировали перевод, представив позицию немецкой стороны, – вспоминает Шпилева. – А виновной оказалась я. Сразу репортаж был сделан на ГТРК. Накануне был помпезный репортаж об открытии. А спустя несколько дней тот же самый корреспондент делает уже совсем другой репортаж, обличительный.

Как антифашист стал фашистом

Уволиться Шпилёвой предложили после другой крупной выставки, посвященной творчеству знаменитого поэта-антифашиста Иоганнеса Бобровского. Он вырос в Тильзите, воевал на стороне Германии. И на войне осознал все ужасы фашистского режима. Тогда же он начал писать стихи.

– Его антифашистская позиция формировалась на Восточном фронте. Он был призван в 1939 году и стал свидетелем нападения Германии на Польшу, потом был переброшен в Советский Союз. И в 1941 году он начал писать свои первые пронзительные стихи. Он обличает войну, показывает всю ее нелепость. После войны он попал в плен, работал на шахтах Донбасса, – рассказывает Шпилёва.

Дом Бобровского в Советске не сохранился. Сейчас на его месте установлена мемориальная доска. Произведения поэта публиковались в СССР большими тиражами. Выставка в музее создавалась еще в 2012 году, при ее подготовке сотрудники пользовались фундаментальными источниками информации, энциклопедиями. Никто не думал, что спустя несколько лет могут возникнуть проблемы.

Стали применять шантаж: тогда пойдешь по статье за экстремизм

– К 100-летию Бобровского в 2017 году проходила конференция, были городские власти, представители дипломатического корпуса, приехали депутаты Бундестага, преподаватели университета. Все было прекрасно, на высоком уровне. И вдруг резко изменилась оценка, – рассказывает Анжелика Шпилёва. – На следующий день после открытия выставки мне предложили написать заявление об уходе, а стенды с Бобровским принести в кабинет отдела по культуре. Я нести их отказалась, это собственность музея. И начальник управления прислал мне эсэмэску с предложением подать заявление на увольнение.

Причиной стало фото Бобровского в форме вермахта, представленное на одном из стендов выставки. Да, он воевал, это факт его биографии, обойти который нельзя, считает Шпилёва. Писать заявление об увольнении она отказалась. И тогда ей начали угрожать.

– Стали применять шантаж: тогда пойдешь по статье за экстремизм. Это было нарушением всех норм, и трудовых, и административных. Я все равно не стала писать заявление. Но после той выставки мне объявили дисциплинарное взыскание, причем формулировка была "за искажение истории". Но я не искажаю историю, а стремлюсь к её объективному отражению, работаю с источниками, опираюсь на них, – отметила бывший директор.

В июне этого года власти захотели вообще закрыть музей, по официальной версии – в целях экономии. Содержание музея обходится в 2,6 млн рублей в год. Эта не такая уж крупная сумма идет на зарплату сотрудников и оплату коммунальных услуг, иногда – приобретение экспонатов. Никаких других средств музею не выделяется вообще. После шумихи в местной прессе от идеи закрытия отказались. Но неугодного директора все же уволили.

Сегодня у нас почему-то считают, что знание довоенной истории края ведет к переформатированию сознания

– Мне принесли все документы, прямо нарочным, на работу. Пришла целая делегация во главе с заместителем главы. Я не понимаю, почему это нужно было делать вчетвером. Может, они думали, что я убегу? Все проходило прям по Булгакову, – вспоминает Шпилева. – Но, конечно, я ожидала, что так будет. Я знала, в покое меня не оставят. Самое интересное, что о моих выставках и планах на их проведение прекрасно знали в местной администрации. Я всё всегда согласовываю, пишу на имя главы письмо, там гриф ставят, визу. В администрации всегда в курсе.

Шпилева убеждена: музей очень скоро ждет переформатирование. Уже отменены несколько ближайших мероприятий, в том числе, традиционные, посвященные почетным гражданам Тильзита. В декабре из плана исчез вечер, посвященный 235-летию поэта-романтика Макса фон Шенкендорфа. Также прервана ежегодная традиция музея – праздновать день рождения почетного гражданина Тильзита, актера Армина Мюллер-Шталля. Он еще жив и не так давно приезжал в Советск, о чем писалось на сайте местной администрации.

А вот новогоднее мероприятие, посвященное жизни советских переселенцев, в плане сохранилось.

– Интересно, что музей вдруг стал угрозой. Бои такие ведутся, как будто это градообразующее предприятие: рейдерский захват, акции какие-то, – говорит Шпилева. – Что будет дальше с музейной сферой, сказать очень трудно. Помните, проблемы были и у других музеев, например, у калининградского музея "Фридландские ворота", тоже после нескольких выставок. Сегодня у нас почему-то считают, что знание довоенной истории края ведет к переформатированию сознания, могут вдруг возникнуть сепаратистские настроения.

Бывший директор музея признаётся, что до сих пор не понимает, зачем и кому нужна борьба с германизацией. Но надеется, что экспонаты музея утрачены не будут. И потомки их оценят.

В поддержку Шпилёвой с требованием восстановить ее в должности недавно была запущена петиция в интернете.

Пиво и таблички

Калининградская область – это часть бывшей Восточной Пруссии. Немецкая история здесь везде – в хорошо сохранившихся кварталах довоенной застройки, в старой брусчатке. Сепаратистских настроений здесь нет. Но интерес к прошлому не дает покоя так называемым антигерманизаторам.

Два года назад местный филиал ВГТРК начал активно снимать телесюжеты, где обличал "германизаторов", то есть тех, кто просто интересовался немецкой историей и культурой. Тогда канал возглавил журналист Николай Долгачев. Сам калининградец, он долгое время проработал на местном телевидении, затем уехал в Москву, а вернулся уже в качестве директора ГТРК "Калининград". К борьбе с "онемечиванием" подключились два сайта – калининградское представительство ИА REGNUM и малоизвестный сайт "Ньюсбалт", возглавляемые одним и тем же журналистом Андреем Выползовым. Сюжеты с разоблачением "ползучей германизации" делало и радио "Русский край".

Информационным поводом становилось все: немецкие таблички, установленные на улицах города, узоры на одежде людей с плакатов, учебники краеведения. В публикациях доставалось даже местному пиву, которое носит название Königsberg: "Раньше оно называлось "Кенигсберг", теперь ни одного русского слова вы не найдете", – писал один из авторов обличительной статьи. В качестве экспертов в таких материалах привлекались, в частности, ветераны Великой Отечественной войны, утверждавшие, что проливали кровь "не за это".

Довольно быстро появились и первые жертвы этой борьбы. Из Балтийского федерального университета была уволена проработавшая там более 20 лет преподаватель социологии, широко известный экоактивист и общественный деятель, кандидат наук Анна Алимпиева.

Это произошло после "доноса", который якобы написал на нее один из студентов – текст был опубликован на сайте REGNUM. В анонимном письме студент резко раскритиковал стиль преподавания Алимпиевой, в том числе и за идеи "калининградского сепаратизма". После того как медийный скандал вышел на федеральный уровень, ректор БФУ предложил провести экспертизу материалов. Спустя некоторое время преподаватель была уволена по формальным причинам.

– Никакого мальчика в природе не было. Я бы хотела увидеть живого студента, который знал бы неизвестного тогда журналиста Выползова и издание REGNUM, на сайте которого, кстати, нет адреса, куда можно прийти ногами. В письме говорилось, что я формирую у студентов социологическое мышление, что, собственно, и есть суть моей работы. Я учу их мыслить, не спорю. Вторая претензия была и вовсе дикой и состояла в том, что я продвигаю идею калининградской идентичности, призывая к отделению Калининградской области от России, – вспоминает Алимпиева.

В ходе борьбы с "онемечиванием" разразился скандал и с мемориальной доской немецкой поэтессы и писательницы Агнес Мигель на стене здания, где жила поэтесса. Ее сняли после протеста прокуратуры.

Иностранные агенты

Авторы сюжетов "антигерманизаторских" СМИ активно искали в Калининграде внешнего врага. В эфире ГТРК доктор исторических наук Владимир Шульгин (в прошлом он работал в БФУ им. И. Канта, но однажды контракт с ним решили не продлевать) заявил, что цель этого врага – "ослабить Россию на ее крайнем западе": "Чтобы форпост потерял характер форпоста, чтобы он становился проходным двором, чтобы Запад здесь формировал общественное мнение, какой его интерес – чтобы отнять Калининград от России, других интересов у Запада здесь нет у нас".

Мы были независимы, и многих это раздражало

Несколько раз сотрудники ГТРК показывали в эфире интервью с Александром Оршулевичем, главой организации "Балтийский авангард русского сопротивления". Члены БАРСа называли себя националистами и заявляли о возможной интеграции Калининградской области в Евросоюз и возвращении Калининграду исторического названия Кёнигсберг. Однако никакой популярности БАРС в регионе не имел. После своих телевизионных выступлений четверо участников БАРСа были арестованы.

Еще один заметный эпизод борьбы с "онемечиванием" в Калининграде – история калининградского Немецко-Русского дома, который работал в Калининграде долгое время и занимался культурными проектами. Против прежнего руководителя организации Виктора Гофмана в "антигерманизаторских" СМИ вышла целая серия "разоблачительных" материалов, авторы которых обвинили его в пропаганде нацизма и экстремизма, а также в популяризации имени Агнес Мигель. Тогда же они попытались связать деятельность дома с БАРСом, и против Гофмана было возбуждено дело. Правда, в итоге суд снял с него обвинения. Но до сердечного приступа Гофмана довели. В итоге ему пришлось передать независимое культурное учреждение Федеральной национально-культурной автономии российских немцев, возглавляемой Генрихом Мартенсом, доверенным лицом Путина.

– Я не хочу возвращаться к этому, это слишком тяжело, – сказал Радио Свобода Виктор Гофман. Он отказался от подробного интервью. Но все-таки отметил: вся "германизация" была нужна для того, чтобы из независимого Немецко-Русского дома сделать совсем иную структуру.

– Мы были независимы, осуществляли культурные проекты, объединили все национальности, и многих это раздражало. Как это: Калининград – и не в подчинении? Сейчас там культурно-деловой центр российских немцев, я туда даже не заходил ни разу после всего случившегося, – говорит Гофман.

Не читал, но осуждаю

Совсем недавней жертвой борьбы с германизацией совершенно неожиданно стал философ Иммануил Кант. В ночь на 27 ноября в Калининграде неизвестные (которых до сих пор не нашли, несмотря на обилие видеокамер в центре города) облили краской его памятник и могилу у стен кафедрального собора.

Испорченная вандалами могила Иммануила Канта

Испорченная вандалами могила Иммануила Канта

А рядом с Балтийским федеральным университетом имени Канта разбросали листовки с провокационными призывами. Калининградцы связали инцидент с проходящими выборами имени для местного аэропорта в рамках всероссийской акции "Великие имена России". Позже в этой борьбе Кант проиграл, хотя до дня инцидента лидировал. На первое место вышла императрица Елизавета Петровна, обогнав философа на десять тысяч голосов.

​Еще во время голосования против кандидатуры философа выступили депутат Государственной думы Андрей Колесник и начальник штаба Балтийского флота, вице-адмирал Игорь Мухаметшин. Последний засветился на видео, где выступая перед строем моряков, назвал немецкого философа "предателем родины". Это видео тут же разошлось по интернету и стало темой для мемов и анекдотов.

Великому философу, впрочем, уже все равно, а вот другим жертвам кампании против "онемечивания региона" сейчас явно не шуток. Борьба с "германизаторами" в Калининграде продолжается.

Юлия Парамонова

Радио Свобода

Предыдущая новость:

Как Генпрокуратура защищает правительство Севастополя от него самого